науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Полагаю, сэр Джон ждет нас?
— Да, сэр, — с легким поклоном, адресованным также Перегрину и Маклеоду, ответил слуга, — следуйте за мной.
Дворецкий провел посетителей под высокими сводами прихожей и широкого вестибюля и свернул в галерею, стены которой были украшены великолепными работами знаменитых английских художников: Ромни, Гейнсборо, Рейхолдса. Многие из них Перегрин видел на страницах художественных альбомов и журналов, но сейчас не отрываясь глядел на полотно неизвестного автора, где был изображен коленопреклоненный дворянин; человек в короне сжимал в ладонях его почтительно сложенные руки. Внизу крошечная бронзовая пластинка сообщала, что на картине представлены король Генрих IV и Дэвид, второй граф Селвин. Юноше нечасто доводилось встречать изображения, передающие почти сакральный характер отношений между монархом и подданным, в которых, собственно, и заключалась вся мистическая сущность королевской власти. Перегрин замер, но в этот момент тяжелая рука Маклеода опустилась на его плечо.
— Идем, малыш, — прошептал ему в ухо инспектор, — не стоит заставлять хозяина ждать.
Тем временем Синклер продумывал возможные варианты развития беседы. Перстень Данди лежал у него в кармане, однако в данный момент Адама влекла перспектива увидеть крест и его грозного владельца. Глядя вперед, поверх плеча дворецкого, Синклер различил в конце галереи дубовую дверь, украшенную узором из дубовых листьев и желудей. Сразу за дверью оказался еще один коридор, ведущий к точно такой же двери. Перед ней слуга остановился и, прежде чем войти, вежливо постучал.
— Сэр Адам Синклер, — торжественно объявил он. — С ним его друзья.
— Спасибо, Линтон. Пригласите их, — раздалось из-за двери мелодичное контральто.
Соблюдая все нюансы старинной церемонии, дворецкий проводил Адама и его товарищей в комнату. Им навстречу с кресла эпохи Тюдоров поднялась тоненькая девушка на вид лет двадцати, с каштановыми волосами до плеч и нежно-розовой, почти прозрачной кожей. Широкая, открытая у ворота блузка и длинная, до щиколоток, юбка были одного темно-синего цвета. Шею девушки украшала скромная нитка жемчуга, а на руке, которую она приветливо протянула Синклеру, отсутствовали кольца.
— Добро пожаловать в Оквуд, сэр Адам. Я Кэтлин Джордан. Сэр Джон — мой прадед. Рада видеть вас в Оквуде.
— Счастлив быть вашем гостем, — галантно ответил Синклер, улыбнувшись в ответ. — Это мои друзья, инспектор Ноэль Маклеод из шотландской полиции и мистер Перегрин Ловэт. Надеюсь, мы не заставили вас долго ждать?
— Нет, что вы, — живо откликнулась девушка. — Удивительно, что вы добрались так быстро. Ведь Оквуд расположен вдали от проезжих дорог, поэтому мы с пониманием относимся к нашим гостям, особенно когда они приезжают впервые. Добрый день, инспектор Маклеод, как вы себя чувствуете? Готова поспорить, что это вы сидели за рулем, — непринужденно продолжала Кэтлин. — Мистер Ловэт, надеюсь, у вас было приятное путешествие?
Девушка приветливо протянула Перегрину руку, и в этот момент он погрузился, словно в глубь лесного озера, в омуты ее ясных глаз, за прозрачной поверхностью которых скрывались неизмеримые глубины. Его закружило и бросило на поляну девственного леса, среди вековых дубов. На месте Кэтлин возникла другая женщина, чуть старше, но не менее прекрасная. На ней было простое белое платье, а голову украшал венок из омелы. Перегрин глубоко вздохнул, на мгновение прикрыл глаза и взял себя в руки. Понимая, что Кэтлин ждет ответа, он попытался вспомнить ее вопрос. В этот момент Синклер обеспокоенно взглянул на товарища и, видимо, понимая, что произошло, поспешил ему на помощь.
— Спасибо, поездка был просто замечательной, — непринужденно ответил Адам, — в это время года пейзажи Кента особенно красивы.
— Люди, живущие здесь постоянно, считают так же, — улыбнулась Кэтлин. — Позвольте предложить вам напитки или чай?
— Если не возражаете, я бы предпочел сначала встретиться с генералом, — вежливо отклонил предложение Синклер. — Не хочу показаться невоспитанным, но…
Девушка подняла руку и с улыбкой склонила голову.
— Не надо, не объясняйте, я вовсе не обижена, — доброжелательно сказала она. — Следуйте за мной, возможно, мне удастся уговорить вас на чай после того, как вы повидаетесь с прадедушкой. Он ждет вас в беседке.
Кэтлин распахнула французское окно, и все четверо оказались на широкой, залитой солнцем террасе. Отсюда открывался вид на прекрасно ухоженный сад. Кусты сирени и роз вносили некоторое разнообразие в геометрически правильные, аккуратно подстриженные газоны. За ними виднелись смутные очертания самшитовых зарослей, в самом центре которых возвышался белоснежный купол беседки.
Изредка оглядываясь, чтобы убедиться, что мужчины не отстают, Кэтлин сбежала по каменным ступеням и стремительно направилась к темнеющим зарослям. Без труда следуя за девушкой, Адам вежливо заметил:
— Сэр Джон был так любезен, согласившись встретиться с нами.
— Вы дали понять, что дело не терпит отлагательств, — просто ответила девушка. — К счастью, сегодня полнолуние, поэтому, если вы собираетесь проделать с крестом серьезную работу, лучшего времени не найти.
Синклер сумел совладать с изумлением, вызванным этими словами, и тут же ощутил, как насторожился Маклеод, а Перегрин едва слышно, но испуганно вздохнул.
— Не удивляйтесь и не пугайтесь, — продолжила девушка с легкой улыбкой, — мы знаем, кто вы, а вы вскоре узнаете, кто мы. Прадедушка редко встречается с незнакомцами, предварительно не проверив их. Ему уже девяносто два.
Она остановилась у калитки, за которой виднелось хитросплетение уходящих в самшитовую чащу тропинок Адам ободряюще глянул на друзей. Замечание девушки подтвердило его подозрение: прелестная Кэтлин Джордан была посвященной, и за ее плечами лежал опыт множества прошлых жизней.
Грядущая встреча теперь представлялась Синклеру совсем в ином свете. Некоторое раздражение, правда, вызывала мысль, что их «проверили». Адам Синклер мог быть Магистром Охоты у себя в Шотландии, но здесь Магистром был сэр Джон Грэхэм. Неизвестность держала Адама в легком напряжении, хотя в целом он не ощущал опасности.
— Это вход в наш лабиринт, — лукаво улыбаясь, сказала Кэтлин и распахнула калитку, жестом приглашая гостей войти. — Держитесь правой тропки, и вы не собьетесь с пути.
Последняя фраза могла быть просто дружеским напутствием, но, принимая во внимание предыдущие высказывания девушки, Адам понял, что в этих словах звучал скрытый намек. В эзотерике понятие «Правой Тропы» означало следование путем Света и противопоставлялось пути Тьмы. Таким образом, невинное замечание могло иметь целью подбодрить их. И все же, ступив на петляющую дорожку, Адам ощущал смутное беспокойство и нервно теребил сапфир на своем перстне. За его спиной беззвучно ступал Маклеод Отряд замыкал Перегрин, и Синклер поймал себя на мысли, как воспримет лабиринт самый младший и наименее опытный из них.
В то же самое время Перегрин размышлял, почему хозяин решил принять их здесь, на открытом воздухе, когда в доме это было сделать значительно проще. Странным казалось и то, что очаровательная Кэтлин оставила их одних. Лабиринт, конечно, был совсем детским по сравнению с теми, которые ему доводилось видеть, например, знаменитый лабиринт Тюдоров в Хэмтон-Курте. Однако по мере того, как они продвигались к центру, художник отчетливо ощутил скрытую подземную энергию, словно поверхность лабиринта представляла собой часть сложного замка, и нужно только подобрать подходящий ключ, чтобы освободить таящиеся в нем силы. Вокруг стояла неестественная тишина. Здесь почти не пели птицы, и ветер чуть шевелил на деревьях листья. Воздух едва ощутимо вибрировал, словно вдалеке работала динамо-машина Чем дальше они углублялись, тем сложнее становилось сосредоточиться. Мысли стали вялыми, и почему-то клонило в сон.
— Адам, куда мы попали? — прошептал Перегрин, хватая друга за рукав.
Синклер остановился. Его лицо выражало невозмутимое спокойствие.
— Я думал, ты догадаешься, — обронил Магистр. — Это магический лабиринт, типичная модель для сохранения и управления психической энергией. Конкретно этот предназначен не для работы — скорее для создания защитного экрана. Он тебя беспокоит?
Перегрин судорожно кивнул головой. Его сознание затуманилось, словно под воздействием наркотика.
— Да, — наконец выдавил молодой человек. — Мы в опасности?
— Вовсе нет, — уверил его Синклер. — Здесь обитает добрая сила. Хотя и она может угнетающе воздействовать на новичков. Ты бы надел кольцо, будет легче сохранить ясность мысли, пока мы находимся в зоне действия лабиринта. Думаю, этот эффект пропадет, как только мы доберемся до середины.
Только теперь Перегрин заметил, что на пальцах старших товарищей уже мерцали сапфиры. Юноша слабо кивнул и достал из кармана свой перстень. Его камень крепился на ободке в форме китайского дракона. Кольцо скользнуло на палец, и в тот же момент Перегрин ощутил, что окружающий мир изменился, словно из глаза вынули соринку.
— Лучше? — коротко осведомился Синклер.
— Да, намного, — кивнул Перегрин.
Туман, застилавший взор художника, исчез, однако присутствие скрытой силы сохранялось. Тропинка сделала последний поворот и закончилась у открытой площадки, вымощенной плитами из привычного песчаника. В центре возвышалась сама беседка — ажурная белоснежная конструкция, увитая розами. У входа в арку темнела фигура величественного седовласого старца.
Друзьям было известно, что бригадный генерал сэр Джон Грэхэм достиг почтенного возраста девяноста двух лет, но в его облике не было ничего, говорившего о духовной или физической слабости. Напротив, стройность фигуры отставного генерала и горделивая посадка головы свидетельствовали о том, что он сохранил силу и задор молодости. Его чуть восточные глаза смотрели спокойно и проницательно. Все еще красивое лицо покрывала сетка тонких морщин, которые прочертили не годы, как решил Адам, а тревоги и заботы. Старик был облачен во все черное, начиная от пуловера и широких брюк, и заканчивая эбонитовой прогулочной тростью с серебряным набалдашником, на котором величественно покоились его руки.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики