науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Буду тебе признателен, Ноэль. Спокойной ночи.
Повесив трубку, Синклер прошел наверх, упрекая себя в том, что не понимает, по всей вероятности, очевидных вещей. Как связаны герой шотландского эпоса виконт Данди, рыцари Храма и Соломонова Печать? Данди был сторонником династии Стюартов, но опять-таки, какое отношение это имеет к тамплиерам?
Этот вопрос занимал мысли Адама, пока тот чистил зубы и готовился ко сну. Неожиданно он поймал себя на том, что в голове крутится старинная мелодия на бессмертные строки Вальтера Скотта:
Лордам Союза то Клавер сказал,
Все иные падут у ног Короля,
Каждый, кто любит славу, иди
Вслед за ребятами Бонни Данди.
Эта мелодия звучала в ушах, пока Синклер пытался заснуть. Проведя несколько часов без сна, он наконец провалился в забытье, но яркие образы прошлого продолжали его преследовать. Адам видел виконта Данди, едущего верхом на огромном гнедом жеребце с саблей наголо, шотландских всадников в накидках из буйволовой кожи, неожиданно превратившихся в идущих в атаку крестоносцев, тамплиеров с красными крестами на белых плащах, летящих сквозь пустыню. Эти видения неожиданно превратились в царя Соломона, величавого и властного, в красных одеждах с каббалистическими знаками и с сияющей короной в форме шестиконечной звезды. В левой руке, как защитный талисман, он держал то, что, несомненно, являлось Печатью Натана. В правой руке был скипетр, наконечник которого светился настолько ярко, что Синклер едва мог смотреть на него. Он инстинктивно поднял руку, чтобы прикрыть глаза от нестерпимого блеска, но царь приказал смотреть дальше, туда, куда указывал скипетр. Весь дрожа, Адам подчинился — и вдруг очутился внутри грозового облака, освещавшегося вспышками ядовито-зеленого света. Из облака исходили волны такого ужаса, что его желудок сжался в конвульсивном спазме.
Синклер проснулся в холодном поту, инстинктивно бормоча защитную формулу. Он был уверен, что сон — предупреждение, исходящее из глубин подсознания или из внешнего источника. Ощущение нависшей угрозы было настолько сильным, что Адам встал и, достав из кармана костюма кольцо с темным сапфиром, надел его на палец и приложил камень к губам. Кольцо являлось символом его Посвящения, а порой и средством достижения поставленной цели. Слова защитной молитвы вернули Адама в царство разума. Перед тем как лечь снова, он проделал простой ритуал, известный как установление ауры. Запечатанное Соломоновой Звездой, указанное место будет находиться под особой защитой великих архангелов.
Остаток ночи прошел спокойно, сон Синклера был легким. Часть его существа продолжала бодрствовать, охраняя покой и обдумывая ситуацию.
Глава 5
Натана похоронили незадолго до полудня. На церемонии, строгой и скромной, согласно иудейской традиции, присутствовали родные, многочисленные друзья и коллеги. Простота обряда еще более усиливала горечь внезапной смерти. В маленькой часовне при кладбище Адам, заняв место позади членов семьи, в очередной раз поразился, как объединяет людей — всех, вне зависимости от вероисповедания — боль утраты.
— О Господь, Ты возвращаешь человека в тлен и говоришь: «Возвратитесь, сыны человеческие!» — нараспев читал раввин. — Ибо пред очами Твоими тысяча лет, как день вчерашний, когда он прошел, Ты как наводнением уносишь их; они как сон — как трава, которая утром цветет и зеленеет, а вечером подсекается и засыхает…
Следя за ходом службы по небольшому молитвеннику, Адам полностью погрузился в ритм этого почти магического обряда. Маленькая часовня не имела религиозных символов определенной конфессии. Все внимание собравшихся сосредоточилось на простом деревянном гробу, закрытым сверху таллитом — шерстяной накидкой, которую традиционные иудеи использовали в богослужениях. Эту Лоренс привез из Иерусалима, в надежде надеть ее по случаю выздоровления отца. Теперь она отправится с ним в последний путь. Собственный таллит Натана плотно спеленал тело покойного. Край накидки был обрезан в знак того, что владелец больше никогда не будет ее носить. Одинокая свеча горела позади гроба, цветов не было — иудеи считают их неуместными в минуты скорби. Все мужчины были в ермолках, включая Адама — тот надел ермолку из уважения к обычаю.
— Властелин Многомилостивый, обитающий высоко, — продолжал раввин, — дай обрести покой, уготованный на крыльях Шехины, на ступенях святых и чистых, душе Натана, сына Вениамина, отошедшего в вечность, за него молим Тебя. Да обретет он покой в Саду Эдемском. Посему да укроет его Властелин Милосердия под сенью крыл Своих навеки и да приобщит к сонму вечно живущих душу его. Да почиет он на ложе своем в мире. И скажем: Оймен!
Когда смолкли слова последней молитвы, гроб с телом Натана вынесли на кладбище.
— Живущий под кровом Всевышнего под сенью Всемогущего покоится. Прибежище мое и защита моя, Бог мой, на Которого я уповаю, — торжественно и трогательно зазвучали слова девяносто первого псалма. — Он избавит тебя от сети ловца, от гибельной язвы. Перьями Своими осенит тебя, и под крыльями Его будешь безопасен…
Обряд погребения был таким же суровым, как ветер, дувший с холмов Йорка.
— Свят Господь, совершенны дела Его и праведны пути Его… Господь дал, Господь взял. Да будет имя Господа благословенно. Да покоится в мире.
Гроб опустили в могилу. Сначала сыновья, а затем каждый, кто хотел отдать последнюю дань уважения покойному, бросили по три пригоршни праха на крышку гроба. Совок, которым его набирали, не передавали из рук в руки, а клали на землю в знак того, что горечь утраты никогда не пройдет. Тишина нарушалась только скрежетом совка по случайным камням и звуком падающих комьев, вначале звонким, а потом, когда могила стала наполняться, едва слышным. Воткнув лопатку в могильный холм, Синклер отступил в толпу.
Когда могила была насыпана, раввин произнес короткую молитву, и собравшиеся стали читать псалом. Потом вперед вышли Питер и Лоренс, впервые вознося кэддиш — древнюю заупокойную молитву, которой Натан когда-то научил и Адама.
— Yisgadal v'yiskadash sh'may rabbah, — читали они вдвоем, — b'olmo d'hu asid l'is-chadosho… Да возвысится и освятится великое Имя Его! — в мире, который будет обновлен, где Он воскресит мертвых и поднимет их на вечную жизнь… И будет Он, Святой и Благословенный, обитать там в царстве Своем и в великолепии Своем при жизни вашей и в ваши дни и при жизни всего дома Израиля. И скажем: Оймен! Да будет Имя Его великое благословенно во все века. Да будет благословенно, возвышенно, превознесено, возвеличено и прославленно Имя Святого, благословен Он, превыше всех благословений и песнопений, восхвалений и утешительных слов, произносимых в мире. И скажем: Оймен! Да пребудет с небес великий мир и жизнь нам и всему Израилю. И скажем: Оймен! Osen shalom bimeromav, Hu уа 'aseh shalom, alenu v'al Kol yisroel; v'imru amen.
— Оймен, — в один голос ответили присутствовавшие в подтверждение прозвучавших слов.
Затем последовали еще одна молитва и заключительный псалом. Церемония завершилась древней формулой утешения, адресованной членам семьи: «Ha 'makom yenachem et'chem b 'toch she 'ar avelei Tziyon vi 'Yerushalayim. Да утешит вас Всемогущий Бог и всех скорбящих Сиона и Иерусалима».
Адам пропустил поток людей, направляющихся в сторону своих автомобилей. Несколько человек задержались у могилы. Склонив головы, они клали на холм мелкие камешки. Синклер вспомнил, что таков израильский обычай, в котором живые просят прощения у покойного за причиненные обиды. Наклонив голову, он дал обещание, что выполнит свою миссию, хотя в настоящее время она казалась почти неосуществимой.
Постояв немного, Синклер повернулся и пошел прочь, направляясь к своей машине. На полпути его перехватил Питер Финнс, оставивший мать на попечение младшего брата, и отвел в сторону.
— Еще раз спасибо, что вы были с нами, Адам, — тихо сказал он. Затем, поколебавшись, добавил: — Не ожидал, что вы так хорошо знакомы с иудейской традицией. Ваш иврит превосходит даже мой.
— Этим я обязан твоему отцу, — ответил Адам с грустной улыбкой. — Однажды, когда я еще был студентом Кембриджа, утонул мой близкий друг. Тогда я попросил Натана научить меня кэддишу. Думаю, это одна из тех универсальных молитв, которые идут из самого сердца человека. Твой отец всегда утверждал, что желание общаться с Богом одинаково у всех духовно развитых людей вне зависимости от их формальной принадлежности к той или иной конфессии.
— Да, это похоже на отца, — согласился Питер. — Ему повезло, что у него был такой друг, как вы. Уверен, что вы — единственный, кто способен вернуть его Печать. Мне бы очень хотелось помочь вам.
— Помолись о нашем успехе, — улыбнулся Адам и добавил: — Я не шучу. На самом деле ты окажешь мне большую услугу, если позволишь забрать бумаги твоего отца. Похоже, придется поговорить с Анри Жераром. Правда, я пока не представляю, против кого мы ведем игру… Кстати, если откроются новые обстоятельства, или ты узнаешь что-либо, имеющее отношение к делу, обязательно дай мне знать.
— Можете не сомневаться, — ответил Питер. — А бумаги забирайте, вам они нужнее.
— Очень надеюсь на это, — сказал Адам, думая о том, что придется проделать огромную работу, прежде чем Натан упокоится в мире.
Когда гости после скромной трапезы, состоявшей из рогаликов и кофе, разъехались, Синклер извинился и ушел наверх, чтобы упаковать вещи. Забрав из кабинета бумаги профессора, Адам позвонил Маклеоду.
— Привет, Ноэль, что нового о Жераре? — спросил Синклер без лишних предисловий.
— Да практически ничего, — неохотно ответил инспектор. — Адрес и телефон совпадают, но его нет в городе. Короче говоря, наш «историк» укатил на Кипр в четырехнедельную экспедицию.
— Удачно.
— Я тоже так подумал, — кисло согласился Маклеод, — только Тревиль говорит, что наш мальчик забронировал обратный билет в Никосию и получил его в прошлый понедельник. Оплата прошла через кредитную карточку. В тот же день он снял солидную сумму со своего счета.
— Насколько солидную?
— Почти десять тысяч фунтов, то есть значительно больше, чем нужно даже для самого шикарного отпуска.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики