ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Что же касается женщин – ну, это невозможно передать! Что в нем такого было, что они буквально млели от него? Наверно, сказывалась королевская кровь – он был джентльменом до мозга костей и целован дамские ручки с поистине аристократическим благородством.
Точно также легко и, я бы сказал, изящно он завоевывал внимание хоть детей, хоть самых важных и серьезных чиновников. Думаю, тут все дело в великом умении перевоплощаться, в этакой врожденной социальной мимикрии. Как любому талантливому актеру, ему нигде не было скучно, он повсюду осваивал науку располагать к себе аудиторию. Только актер делает это для того, чтобы его слушали, а Веннерстрем добивался обратного результата: расслабить, раскрепостить собеседника и… начать слушать его откровения. Уникальное для разведчика качество!
Даже простенькие шутки и анекдоты звучали в его исполнении по-шведски неподражаемо. Помню один из них:
«Три шведа летят в неисправном самолете. Решили катапультироваться. Молоденький радист, не выдерживая, громко кричит:
– Пора!
Бортинженер, постарше и посамолюбивей, долго косится на опытного пилота и с сомнением тянет:
– Мо-ж-жет, ранова-тто?
Бывалый, невозмутимый пилот невыносимо долго сидит с каменным лицом и наконец примиряюще откликается.
– Бросьте спорить, парни! Под нами еще только ели – до травы черт-те сколько времени…»
Узнав позже о том, что сам Стиг Веннерстрем не раз бывал в воздушных переделках и даже в авиакатастрофах, я вспоминал этот эпизод и прикидывал: не иначе как с себя выдумал он этого бывалого, невозмутимого командира, поскольку самому было не привыкать считать елочки…
Думаю, не будь такого сурового прошлого, не сумела бы вылепиться из доверчивого шведского парня такая удивительно мужественная и одаренная, гибкая и гармоничная личность – короче, прирожденный разведчик. Летчик, лингвист, спортсмен, дипломат, блестящий агент, да еще и коммерсант – шеф по закупкам! От такого многообразия просто захватывает дух.»
Деятельность по закупкам продвигалась успешно по двум причинам: благодаря навыкам хорошо владеющего английским, знающего и весьма толкового гражданского помощника и конечно же благодаря «договору». Закупки постоянно увеличивались в объеме. Веннерстрем полагал, что ценный для него документ давал явные и несомненные преимущества шведской стороне, хотя целью, безусловно, была обоюдная выгода… Полагал до тех пор, пока не появились основания думать иначе.
Казалось, вообще не прерывающийся поток шведских инженеров регулярно тек в США и проходил через офис военного атташе в Вашингтоне, чтобы получить разрешение на пребывание, а также различные инструкции. Часть этих людей приезжала исследовать предлагаемую для закупки аппаратуру, но большинство должны были разыскивать техническую информацию. Лишь однажды появился инженер, который, в порядке разнообразия, имел задание «предоставить» информацию. Удивлению Стига не было предела, когда оказалось, что заинтересовал американцев устаревший «бомбовый прицел», который сам он использовал при бомбометании еще в сороковые годы. Связывать этот прибор с метанием атомных бомб казалось абсолютно бессмысленным.
После, однако, выяснилось, что шведский прицел был включен в проект до такой степени «совершенно секретный», что инженеры-северяне по окончании визита не имели ни малейшего представления, о чем шла речь. Всюду они наталкивались на плотную стену молчания. Тут уж и у Веннерстрема проснулся «профессиональный» интерес. В конце концов, поиски привели в место, которое ему необычайно хотелось посетить: Лас-Вегас.
Пожалуй, все без исключения представители военно-дипломатического корпуса были в то время чрезвычайно внимательны к тому, что касалось последних пополнений американского арсенала, особенно – легких тактических атомных бомб. Поэтому можно понять душевный трепет Стига, услышавшего отрывки фраз в одном из американских технических институтов авиационного оружия: «Новый прицел для метания атомных бомб с истребителей… Абсолютно безопасное бомбометание на низких высотах…»
В то время не предполагалось, что атомные бомбы можно сбрасывать малыми самолетами, и уж тем более с малых высот. Поэтому услышанное было, безусловно, сенсационным.
Шведский прицел… Поразительная секретность…
Веннерстрем долго ломал голову над особенностями его конструкции. Старый прицел был в определенной степени «саморассчитывающим». Входишь в пике, затем направляешь самолет на цель с прямым и постоянным курсом. Принимаешь на себя штурвал, плавно и ровно выходишь из пикирования, сохраняя заданный курс. Прицел в этом случае автоматически сбрасывает бомбы в нужный момент, чтобы они, описав траекторию, падали точно в цель. Тут все понятно. Но для современных скоростных реактивных самолетов старая шведская конструкция, казалось, была неприемлема. Может быть, они использовали другой способ? Вхождение в «мертвую петлю» и сбрасывание бомб вверх и вперед, например?..
Неунывающий швед всегда полагал, что контакты с коллегами по дипломатическому корпусу представляли ценность только в одном отношении: возможность встречать американцев, которых никак иначе встретить не удавалось. Но на этот раз новость пришла не от американцев, а от знакомого военного одной из натовских стран, включен в проект до такой степени «совершенно секретный», что инженеры-северяне по окончании визита не имели ни малейшего представления, о чем шла речь. Всюду они наталкивались на плотную стену молчания. Тут уж и у Веннерстрема проснулся «профессиональный» интерес. В конце концов, поиски привели в место, которое ему необычайно хотелось посетить: Лас-Вегас.
Пожалуй, все без исключения представители военно-дипломатического корпуса были в то время чрезвычайно внимательны к тому, что касалось последних пополнений американского арсенала, особенно – легких тактических атомных бомб. Поэтому можно понять душевный трепет Стига, услышавшего отрывки фраз в одном из американских технических институтов авиационного оружия: «Новый прицел для метания атомных бомб с истребителей… Абсолютно безопасное бомбометание на низких высотах…
В то время не предполагалось, что атомные бомбы можно сбрасывать малыми самолетами, и уж тем более с малых высот. Поэтому услышанное было, безусловно, сенсационным.
Шведский прицел… Поразительная секретность…
Веннерстрем долго ломал голову над особенностями его конструкции. Старый прицел был в определенной степени «саморассчитывающим». Входишь в пике, затем направляешь самолет на цель с прямым и постоянным курсом. Принимаешь на себя штурвал, плавно и ровно выходишь из пикирования, сохраняя заданный курс. Прицел в этом случае автоматически сбрасывает бомбы в нужный момент, чтобы они, описав траекторию, падали точно в цель. Тут все понятно. Но для современных скоростных реактивных самолетов старая шведская конструкция, казалось, была неприемлема. Может быть, они использовали другой способ? Вхождение в «мертвую петлю» и сбрасывание бомб вверх и вперед, например?..
Неунывающий швед всегда полагал, что контакты с коллегами по дипломатическому корпусу представляли ценность только в одном отношении: возможность встречать американцев, которых никак иначе встретить не удавалось. Но на этот раз новость пришла не от американцев, а от знакомого военного одной из натовских стран.



Стиг Веннерстрем



С.Веннерстрем – полковник ВВС Швеции.



Дом С.Веннерстрема в пригороде Стокгольма.



Военный атташе В.Никольский с командующим ВВС Швеции Л.Тунбергом.



Общение с С. Веннерстремом доставляет удовольствие светским дамам.



С. Веннерстрем (крайний слева) на одном из официальных приемов.



Визит советской военной делегации в Швецию. Второй слева С.Веннерстрем, третий слева – полковник И. Рубаченков.

Узнав, что открываются первые учебные курсы по использованию нового бомбового прицела на военной авиабазе вблизи Лас-Вегаса, Веннерстрем немедленно принял решение ехать в Неваду. По трем веским причинам. Там проводилась подготовка пилотов реактивных самолетов, что представляло интерес для шведских ВВС. Хотелось посмотреть на знаменитый Лас-Вегас. И необходимо было увидеть прицел для бомбометания.
Тем не менее хитроумный Стиг Густав, нареченный в московской повседневности Стигом Густавовичем, не сразу ринулся в Лас-Вегас, а применил вначале свою обычную тактику «создания престижа перед визитом». Эту идею ему подал генерал Якобссон, когда готовил Стига к работе в США: «Сначала завязываешь контакты на максимально высоком уровне, а затем шаг за шагом спускаешься вниз».
Сама же техническая информация, как показывал опыт, всегда скапливается на самых низких уровнях. Поэтому необходимо знать начальников по всей вертикали, чтобы иметь возможность ссылаться на предельно большее их число. Это способствует личному авторитету. А авторитет, в свою очередь, способствует более теплому приему. В качестве примера по завязыванию контактов Якобссон даже «подарил» Стигу покровителя – одного из своих вашингтонских друзей, вращавшихся в высоких кругах.
Авиационная база в Лас-Вегасе входила в так называемое командование авиационной подготовки – кузницу кадров ВВС. Здесь находился самый высокий начальник, значит, сюда и следовало наведаться прежде всего. Что Веннерстрем и сделал, получив разрешение.
Адъютант высокого начальства выглядел очень аккуратно, даже щеголевато. Явный службист, он в деловом рвении даже вручил командиру экземпляр шведско-американского «договора». Генерал сидел и просматривал его, когда Стига ввели в кабинет, чтобы представить.
Нелишне отметить, что на базе в это время в большом объеме велась подготовка офицеров из других натовских стран, разумеется, под неусыпным надзором национальных властей.
– У нас есть стандартная программа визитов на нашу базу, – с традиционной американской улыбкой просветил гостя генерал.
Узнав, что открываются первые учебные курсы по использованию нового бомбового прицела на военной авиабазе вблизи Лас-Вегаса, Веннерстрем немедленно принял решение ехать в Неваду.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики