ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– И, - голос фукутё опять утратил всякое подобие человеческого тепла, - если судить по средствам, цель нам тоже не понравится. В любом случае, с исчезновением этого художника одним источником опасности для столицы станет меньше. Ямадзаки-кун, пошли кого-нибудь из своих людей на место - пусть посмотрят, где лучше расставить посты. Я изменю расписание так, чтобы с патрульными в храме всегда был кто-то из командиров. И, - тут в голосе послышалось - не может быть… - легкое колебание, да нет, померещилось, конечно. - Окита-кун17, не сходишь ли ты туда, когда кончится дождь?
Близкая молния озарила его лицо вспышкой синего света - так что и он сам, и Окита, и все остальные на мгновение сделались похожи на демонов-они18. Только сидевший дальше всех Яманами остался в тени.

***
Лиса сидела, обернув лапы хвостом. Рядом с ней в пожухлой от жары траве копошился смешной темно-рыжий зверек, чем-то похожий на приплюснутого сверху кролика с очень маленькими ушками. Лиса не обращала на него внимания. Это была очень старая храмовая лиса, перевидавшая на своем каменном веку немало чудес. Ее сестра, с трещиной поперек передней лапы, расположилась на отдых с другой стороны лестницы у ворот храма Фусими Инари Тайсё. А на верхней ступеньке, теплой от летнего солнца, сидел и жмурился, как кот, невысокий юноша в серых хакама19 и белом косодэ20. Лиса знала, что юноша тоже принадлежит к породе оборотней, только не тех многохвостых, которые кланяются полной луне с черепками на темечках, расплачиваются с людьми листвяными деньгами и морочат ночных путников, а к тем, что объявились в старой столице совсем недавно, хвостов не имеют и ночных путников не морочат, а убивают. Впрочем, хвостатые сестрицы не возражали против такого соседства.
Командир первой секции Окита Содзи понимал, почему Сайто-кун заподозрил неладное. Огромный храм, толпы молящихся - как всегда в беспокойные времена, жители столицы кинулись просить защиты у Инари, - "тысяча тоннелей", ведущая в главный зал. Все из дерева. Чтобы надежно уберечь такое здание от огня, не хватит сил всего отряда. Значит, им потребуются глаза. Чужие глаза. Много острых, внимательных глаз. А глаза такие есть везде, ну почти везде. Нужно только знать, как приманивать.
Зверек на площадке грыз траву. Лисы одобрительно щурились.
Солнце поднималось все выше, дуреющие от жары цикады стрекотали, и этот монотонный, успокаивающий звук убаюкивал. Прошлепали по мощеной камнем дорожке босые ноги. Прошуршали дзори21.
– Нии-сан!22
Окита открыл глаза. На пыльной мордашке Коскэ, привратникова сына, сияла щербатая улыбка.
– Вот, она вот видела! Они ходили вчера!
Коскэ держал за руку запыхавшуюся девочку лет десяти, серьезную, в аккуратном темно-синем кимоно, с дешевой лакированной заколкой в волосах. Гэта делали ее чуть повыше Коскэ, и в компании таких же взъерошенных воробьев в вылинявших, когда-то темных одежках, она выглядела синичкой. И синичка явно готова была улететь от чужого взрослого…
– Спасибо, Коскэ-кун. Вы так бежали, а-а… Садитесь, здесь тень, а у меня еще есть - раз-два-три-четыре-пять - пять слив. Хватит на всех. А может, - спросил он устраивающуюся стайку, - кто-нибудь хочет морковку?
Сливы расхватали моментально, а от морковки вежливо отказались. Тем более что морковка была маленькая, с ладонь всего. Птичка-синичка чинно села на траву рядом с каменной лисой и ойкнула, обнаружив рядом похрюкивавшего не то кролика без ушей, не то очень маленького и совсем на себя не похожего барсука.
– Это Сайзо, - снисходительно объяснил Коскэ. - Заморский зверь. Он не кусается.
– Поздоровайся с ним. Потом можешь погладить, - сказал хозяин зверька. - Он людей не боится, я его часто за пазухой ношу. А меня зовут Содзиро…
Каменная лиса у ворот одобрительно усмехнулась в усы.

***
Свет ложился на пол квадратами. Ровно, аккуратно. В этой комнате даже свет знал свое место. Чего, увы, никак нельзя было сказать о командире первой секции - тот и сидел, перекосившись, и руками размахивал, и время от времени поглядывал на спящего в солнечном квадрате зверька - не убежал ли. Зверек, впрочем, не бегал, зверек сопел во сне.
– Что она там делала ночью?
– Плакала. Она прислужница в веселом доме "Танабэ-я", хозяйка ее бьет. Решила cбежать, но ворота на ночь закрывают, и она пошла к храму, чтобы переночевать там, а утром смешаться с паломниками…
– И что же она видела?
– Какие-то люди ночью ходили с северной стороны от храма. Она, было, подумала, что ронины из недовольных, но потом решила, что это все-таки призраки.
– Призраки? - переспросил фукутё.
– Да. У них были белые лица, и они бесшумно летали по лестнице у северных врат, - серьезно подтвердил Окита. - А еще недавно в храм пришли люди дайнагона23 Аоки, преподнесли в дар ламповое масло.
– А призраки у северных врат, - какая законопослушная нечисть пошла, ходит только через свои, "демонские", ворота, - тоже оставили подарки?
– Оставили. Тоже масло. Уж не знаю, ламповое ли. Все, что было деревянного с той стороны, пропитано маслом насквозь.
Люди дайнагона Аоки… Что ему там надо, в храме Инари? Кто он вообще такой?
Второй командир надолго задумался, потом внимательно посмотрел на сидевшего перед ним юношу.
– Ты не болен, Содзи?
– Нет, что вы! Просто перегрелся на солнце.
Сегодня сухо… И завтра должно быть сухо. Когда?
– Там за северными воротами есть маленькая площадка, - сказал командир первой.- Ее не видно, если не знать, куда смотреть. Дети там часто прячутся, когда играют. Наши призраки оставили там ветошь. Прошлой ночью оставили, раньше ее там не было. Значит, сегодня или завтра. Скорее сегодня. Потому что чем дольше они ждут, тем больше шансов, что кто-то наткнется на склад.
– Скажи Ямадзаки, чтобы послал туда нескольких своих. Тихо. И предупреди второго и десятого, что на эту ночь их секции снимают с патрулирования.
– Будет сделано, - Окита поклонился, подхватил справа меч, слева сонного любимца и умчался.
Долгий, долгий этот день наконец заканчивался. Солнце уходило на покой, тени стали длинны, и свет был уже вечерний, желтоватый. Скоро повеет прохладой, и спадет жара, от которой сухо в горле и все время хочется пить ледяную воду. Нет, из колодца не стоит, лучше чай. Но сначала…
На заднем дворе, за переделанным в казарму павильоном, был сооружен загончик. Совсем маленький. В загончике как раз поместились куст жимолости, травяной шалаш и поилка, в которой каждое утро меняли воду. Рядом с поилкой сейчас лежали куча овощных очистков и морковка. Учуяв их, Сайзо запыхтел и стал перебирать короткими лапами. Окита засмеялся и опустил зверька в загончик.
Вот за кого можно было не беспокоиться совершенно. Что бы ни случилось с ним самим, Сайзо не пропадет. Кому же не в радость прибрать такую редкость? Только вот на службу его с собой тащить все-таки не стоило. Мало ли - высунется из-за пазухи, подвернется кому под руку, а то и вовсе потеряется, и ищи его потом.
Нет, нужно все же пойти к себе и выпить горячего чая. Нельзя было целый день сидеть почти на самом солнцепеке.
Командир третьего звена устроился на приступочке веранды и занимался полезным делом - осматривал длинную кольчужную перчатку. Вообще-то он не очень любил железо, которое полагалось носить на себе - и жарко, и двигаться мешает. Но если речь идет о тесных помещениях и превосходящем противнике, то с железом все-таки лучше, чем без него. Вот догонять в нем сложно. Поэтому лучше делать так, чтобы не ты к ним, а они к тебе.
…И еще надо починить ремешок на нагруднике, он еле держится.
– Я не думаю, - сказал он подходящему Оките, - что их будет много. Но два звена и вправду взять надо - чтобы не искать сбежавших потом.
Командир первой любил работать с командиром третьей. С ним все любили работать - он как-то всегда успевал заранее прикинуть, как все устроить потише, почище и без лишних усилий. Одно удовольствие, а не товарищ - когда трезв, конечно. Но последние несколько месяцев - как раз с того дня, как ну совершенно неизвестные бандиты зарезали предыдущего командира Волков, - Сайто не пил вовсе.
Окита посмотрел из-под ладони на уходящее за крышу храма солнце и сел рядом с Сайто, привалившись к столбу. Харада, как обычно в это время, валялся кверху брюхом, распахнув дзюбан и почесывая время от времени шрам от неудачного (или удачного, это как посмотреть) харакири.
– А хорошо бы они сегодня пришли, - сказал он.
– Хорошо бы. Содзи, можешь повторить, что девочка говорила про призраков?
Окита поджал одну ногу под себя, усаживаясь поудобнее.
– Она сказала, что у них были очень белые лица и они летели - она так и сказала, летели - по лестнице вверх, к воротам. У них были мечи за поясом. Ночь жаркая, но ей стало холодно и так страшно, что она не могла двинуться с места. Она крепко зажмурилась, а когда холод ушел, открыла глаза и никого уже не увидела.
Сайто крутил в руках шпильку-когай, видно, хотел поправить звено и задумался.
– Дайнагон, может быть, и ни при чем. Он - сторонник императора, не из самых шумных, но его знают. Пожар ему скорее повредит. А вот летуны эти мне не нравятся. И что ветошь у северных ворот - не нравится.
– Почему?
– Потому что я, сколько ни думаю, а не могу придумать, кому выгодно, чтобы в городе пошел слух, что главный храм Инари в столице спалила нечисть.
– Поймаем эту нечисть - и будем знать, - махнул рукой Окита.
…Выпить чаю, чтобы перестало давить в груди и стало легче дышать - и может быть, хоть часок поспать до темноты…
Сайто полюбовался законченной работой, отложил перчатку, вытер руки и взял с подноса вторую чашку.
– Чего мы не знаем… - словно бы про себя сказал он. - Или кого мы не знаем…
По его лицу нельзя было сказать, нравится ему чай или нет.
– Хидзиката-сан тоже не понимает, - продолжал Окита. - Но он считает, что это не важно. А важно, что могут погибнуть люди и что храм будет нам благодарен. И, - в голосе его и речи послышался совсем другой человек, - от размеров этой благодарности будет зависеть, сможем ли мы купить винтовки сразу на всех, или только на первые три звена.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики