ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Экономили?
– Нет, это подарок англичан. Мы у них брали займ. На линии Токио-Йокогама все машины новые, и обслуживают их англичане. А здесь мы обучаем японцев. Вот, Сёта-кун займет место машиниста на линии, когда у англичан закончится контракт.
– Кто, кроме ваших, знает, что эта ветка есть?
– Ну ее же видно… - удивился инженер.
Видно, конечно, видно. Глазами. Если смотреть. Если обращать внимание. Я знаю, как строили эту дорогу, от людей, которые ее строили. И я знаю кое-что о том, что находится в точке назначения, - от людей, которые там работали. А о кое-каких вещах не знаю почти ничего, потому что людей, которые были там, теперь нет нигде. Но для очень многих, господин инженер, того, что не нанесено на карту, просто не существует.
– Вам доводилось бывать… - инспектор сделал вид, что вспоминает, - в Кадзибаяси?
– Только на погрузочной станции. Деревня выше по склону. За лесом ее не видно.
Кочегар удивленно вскинул лицо - и тут же вернулся к работе.
– Да, Дзиро? - спросил Асахина. - Ты хотел что-то сказать?
– Я… - парень утер лицо полотенцем. - Вы извините, господин Асахина… не мое это дело…
– Смелей, - подбодрил инженер, передавая ковш с водой.
– Ну, как-то раз, пока грузили шпалы да уголь - тем летом еще - мы с Номурой - машинист, что сбежал потом, помните? - пройтись до деревни решили. Зимой-то больше к машине жмешься, либо в конторе сидишь, а летом - ну, сами понимаете, не все ж ящериц ловить…
– Ну-ну, - инженер, принимая от кочегара наполовину опустевший ковшик, отпил сам, потом передал Сайто.
– Хорошо, у местной бабы спросили, - продолжал Дзиро. - А то так бы до вечера загуляли. Деревня-то вверх по склону - в трех ри! И сгорела давно. У дороги - поселок для охраны да работников лесопилки. Так бы и проходили день до вечера!
Сходится. А еще идет узкоколейка - до шахты. Тянут волы. Шахтные же волы. Слепые животные и невнимательные люди - так многое можно спрятать. А вот что у них машинист сбежал, я слышу впервые.
– Что вышло с этим Номурой?
Асахина пожал плечами.
– Многие поначалу думают, что здесь нечто вроде колдовства, - и к вербовщикам идут охотно. А здесь - тяжелый труд, а главное, труд непривычный, по часам. Разочаровавшись, такие люди просто не приходят на работу в день после выплаты жалованья. Увы, господин Номура не первый и не последний.
– Когда он пропал?
– Осенью. Простите, здесь у меня записей нет. Дзиро?
– Да сразу после осеннего полнолуния.
Ничего не дает. Если он там что-то подглядел - почему его не убили сразу? Или вправду сбежал?
– И много народу так делает?
– Три-четыре человека ежемесячно, - Асахина поморщился. - Нанимается много отребья. Бродяги, поденщики. Люди боятся техники. Такие, как Дзиро-кун - исключение.
Напрягшийся было парень просиял.
– Долго еще?
Инженер глянул на часы, прикрепленные рядом с манометром.
– Минут пятнадцать - если нигде не размыло дорогу и не украли гайки.
– А что, воруют?
– Случается. Из гаек выходят хорошие грузила для сетей. Но на участке господина Мияги это происходит редко.
– Мало ходят?
– Мало воруют. И ходят тоже.
Господин инженер понимал, о чем речь. Господин инженер прекрасно понимал, о чем речь, с самого начала.
Последовало долгое молчание. Инспектор разглядывал карту. Её, как и транспорт, предоставил инженер - та, которой пользовались в полицейском управлении, не отражала текущей действительности. Наконец машинист сказал:
– Вот. Мы на месте.
По бокам дороги вздымались груды земли - выравнивая путь, здесь прорыли траншею примерно в три локтя глубиной. Затем показались штабеля темных древесных плах. Сквозь дым пробились два резких запаха - живого хвойного леса и дегтя.
И если хозяева не знают, что к ним едут с рекламацией, то узнают сейчас. Догнать и перегнать гостей на подъеме - проще простого. Но девяносто из ста - ко встрече уже все готово. Есть такое прекрасное варварское изобретение - телеграф.
Паровоз остановился. Их уже ждали - по меньшей мере, ждали поезда.
Сёта-кун остановил состав так, чтобы его удобнее было загружать: насыпь в этом месте устроили высокую и отвесную с одной стороны. Рабочие, взбегая по мосткам наверх, переворачивали над вагоном тачки - и бежали вниз за новой порцией угля. Рядом тут же начали с рук на руки передавать шпалы, укладывая на открытую платформу. Сайто выпрыгнул из кабины вслед за машинистом и с удовольствием прошелся по насыпи, разминая ноги. Дзиро, извинившись, побежал в кусты. Сёта, присев на какую-то плашку, принялся набивать трубку.
Обычно за этим грузом прибывал сюда помощник Асахины, Ояма Кэнъитиро. Сын купца, он плохо разбирался в котлах и рессорах, но хорошо - в цифрах. Асахина привык мыслить фунтами и стоунами, футами и ярдами, и не умел так быстро и ловко переводить их в сяку и кэны, каны и кины61.
А это было нужно, потому что именно в канах и кинах считали уголь служащие господина Мияги, и именно в стоунах и фунтах составлена была техническая документация англичан. А впрочем, рекламация, которую господин Аасхина вез в портфеле, относилась не к количеству, а к качеству поставляемого товара.
– Вы! - крикнул он погрузчикам. - Да, вы, подите-ка сюда. Со шпалой вместе.
Виновато переглянувшись, рабочие потрусили в его сторону. Надсмотрщик, заметив неладное, тоже поспешил на верхушку насыпи. Асахина ждал, сделав суровое лицо.
– Это что же такое, - он ткнул пальцем в блестящую от дегтя шпалу. - Гляньте, экий сучище! А ведь записано же, что сучков быть не должно. Да разве такая шпала выдержит нагрузку? А позовите-ка мне сюда господина Синдо! А эту дрянь не сметь грузить!
Подумал. И рявкнул.
– Прекратить погрузку!
Надо сказать, погрузчики и не подумали ослушаться, а десятник - возражать. Пожалуй, тут даже паровоз не посмел бы возразить, а в нем железа было побольше, чем в десятнике.
– Нам могут не дать больше поговорить наедине, - спокойно сказал инженер. - У вас есть план?
Полицейский присел на пенек, сорвал травинку и принялся жевать.
– Нас пропустят. Нас достаточно мало, а наш противник достаточно тщеславен. Вы не беспокойтесь. Наше дело - поднять шум. Я доложил наверх и написал кое-кому еще. Броненосца, а спрятать его они не успеют, вполне хватит - это уже состав преступления.
Что доложил - это инженер не сомневался. А если этот кое-то будет не сидеть, а действовать… Впрочем, неумному Сайто бы писать не стал. А план… Что ж, бывали планы и похуже.
– Мне кажется, что вы слишком осторожны со мной и недостаточно с противником.
Полицейский подумал, кивнул.
– Я докладывал не по команде. Вернее, по команде я вообще не докладывал. Я пошел выше по линии и в сторону. Это компетентный человек - и переворот ему сейчас очень невыгоден. Не скажу, чтобы он был рад меня видеть, но он меня выслушал.
– Вы говорите о министре обороны.
Полицейский кивнул.
– Он не рискнет вмешиваться силами министерства. Особенно сейчас, после смерти Окубо. Вы же понимаете, там сейчас все напуганы и ждут подвоха. Если он начнет двигаться слишком резко, его самого могут обвинить в заговоре и попытке захвата власти. Ему нужны основания.
Основания. Если они здесь что-то найдут, это будут основания. Если их здесь убьют - инженера с важного государственного проекта и старшего инспектора столичной полиции - это будут основания. Если заговорщики дернутся раньше времени - это будут основания.
– Я не хочу рисковать, - извиняющимся тоном сказал полицейский.
Асахина бесшумно засмеялся - и все его лицо осветилось эти смехом.
– Окубо-сэнсэй, - сказал он, отсмеявшись, - среди всего прочего упомянул вот что. Для постройки железной дороги правительство хотело брать займ у крупных торговых домов. На самых выгодных условиях. Но купцы испугались вкладывать деньги в такое новое дело и отступились. Займ мы взяли у англичан. Окубо-сэнсэй узнал недавно, что господин Мияги, который в наших глазах был защитником этого займа, на деле очень много сделал для того, чтобы сорвать его. Он отговорил всех - и единственный внес свои деньги. Он получил заказ на шпалы, деготь и прочее - тут много чего делают для дороги. Как вкладчик, он в курсе дел концессии - а вот в его дела никто не может сунуть носа. Сюда идет господин Синдо, управляющий.
– Вижу, - кивнул полицейский, - а о концессии мне рассказали только вчера.
Действительно, что делать, как не смеяться. Один узнает от министра внутренних дел, второй - от министра обороны.
– Качество шпал упало в последнее время, - торопливо, почти не шевеля губами, проговорил Асахина. - Сильно упало. Они торопятся, господин инспектор.
И, договорив, он слегка поклонился управляющему.
Поклон управляющего был глубже - но без подобострастия, присущего десятнику, и даже… с издевкой? Да, похоже на то.
– Счастлив предстать вашим очам, господин Асахина.
– Прошу простить мое несвоевременное вторжение.
Если господин Синдо рассчитывал кого-то смутить, рассчитывал он зря. В области этикета люди из хана Мито могли дать пол-острова форы всем, кроме разве что урожденных придворных. Впрочем, господин инженер, пожалуй, мог бы постоять за себя и в окружении императрицы-матери.
– Что послужило причиной столь неожиданного визита?
– Будучи исполнен сожаления, скажу: недовольство качеством поставляемой продукции. Господин Флэннери порекомендовал сложить все забракованные шпалы на платформу и вернуть вам. Мы решили не утомлять грузчиков. Вот рекламация, подписанная господином Флэннери, господином Атари и вашим покорным слугой. Вынужден с глубоким прискорбием сообщить: еще один случай - и нам придется сменить подрядчика.
– Но как такое может быть? - на лице управляющего отразилось искреннее удивление. - Наши усилия, без сомнения, ничтожны, в сравнении с задачами, стоящими перед многоуважаемым гостем, но рекламации…
– Извольте пройти на насыпь и убедиться лично. Мне не было бы прощения, если бы я ошибся.
При появлении Синдо рабочие повскакивали. Кто курил - быстро выбил и спрятал трубку, кто жевал - мгновенно проглотил недожеванное и спрятал недоеденное.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики