ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Рёма говорил то же самое, почти слово в слово - но почему в устах Рёмы каждое слово звучало иначе? Может быть, потому, что Рёма не смотрел с вершины холма. А может быть, потому что Рёма не знал, как правильно - и знать не хотел.
– Когда люди захотели измениться, - усмехнулась госпожа Мияги, - вас, кажется, полоснули мечом при штурме дворцовых ворот.
Интересно, кто такой шустрый оказался, - удивился Асахина, а госпожа Мияги, словно прочитав его мысли, добавила:
– Вроде бы, кто-то из дружков вашего инспектора…
Эти могли. В свалке, когда мятежники, того и гляди дворец возьмут - да там демона грома зарубили бы и не заметили.
– Он мертв и гниет на севере, - улыбнулся Уэмура. - А я жив. В этом мое преимущество, господин Асахина. Вы не сможете победить. У вас не получилось убить даже Ато, а он младше меня и куда менее совершенен. Взорвете плотину - я выплыву. Изрубите меня в куски и сожжете тело - я восстану из праха. Вы можете, если произойдет даже не чудо, а много чудес подряд, сорвать сегодняшний заговор - но разве это поможет вам завтра? Господин Асахина, мне не хочется вас убивать, потому что я вижу вас. Вас, а не вашу оболочку. Вы хотите правильных вещей. Чтобы мир был устроен, чтобы не торчали гвозди, не стирались края и никого не затягивало в зубчатые передачи. Но людям не под силу переделать себя - и вы решили, что под небом можно жить, но ничего нельзя сделать. И поклонились заморскому богу, в надежде, что хоть за пределами жизни все станет, как надо. Вы зря пошли искать так далеко.
Асахина улыбнулся. Лично он с каждым словом Уэмуры убеждался в обратном: не зря. Нет, не зря.
– Вы думаете, что выигрываете время для инспектора? Нет, для меня, - печально улыбнулся чиновник. - Он думает, что я занят вами и что он может действовать. Он забыл, что стоит на моей земле. Мои младшие чуют живую кровь сквозь дерево, металл и камень. И они знают всех здешних эта. Он не растворится в толпе, как не могли бы и вы. Он не пахнет страхом. А вы… вы - нечто совершенно особенное, господин Асахина.
Маленький чиновник легко, в одно движение скользнул вперед - оказавшись к госпоже Мияги и Ато спиной.
– Возможно, из-за моих слов, сказанных ранее, вы решили, что зачем-то нужны мне. Я невольно ввел вас в заблуждение - в каком-то смысле вы мне и вправду нужны, но вовсе не как инженер и не как бывший хитокири. У меня нет недостатка в умных головах и сильных руках. У меня есть недостаток в людях с правильными устремлениями, и то, что вы до сих пор живы, а я говорю с вами - вовсе не попытка обрести сторонника в вашем лице. Это, если хотите, слабость ценителя перед жемчужиной такой редкой красоты и необычайной формы, что во всей стране не сыскать того, кто мог бы купить ее. Низкий человек, если он глуп, выбросил бы ее; если он умен - преподнес бы в дар князю, чтобы снискать благоволение. Высокий человек предпочел бы ее сберечь, даже в бедности и в опале. Либо уничтожить, возвращая небытию иллюзию, небытием же порожденную. Пожалуй, это было бы даже более высоким деянием. Истинно чистым жертвоприношением, - в глазах Уэмуры появился нехороший блеск, словно кто-то провел по ним рукой изнутри, стирая вековую пыль. - Да, господин инженер! Вы тоже это понимаете, потому и соблазнились учением Креста. Бог, явившийся на землю в образе человека, конечно, должен был бы умереть - ибо красота, внешняя и внутренняя, полного совершенства достигает лишь в смерти. Решено, вы умрете сегодня. Если все пойдет хорошо - умрете так, как умер ваш бог. Ваша красота достойна такой чести.
Инженер закрыл глаза, чтобы Уэмура, который склонился уже почти к самому его лицу, не увидел в зрачках отражение госпожи Мияги.
Она выхватила меч и ударила - очень хорошо для женщины, очень быстро - быстрей, чем ножны с шелковым платком упали на пол.
Но не быстрей, чем двигался господин Уэмура.
Меч улетел на дальнюю сторону комнаты, а женщина - в руки инженера, который едва успел подняться и смягчить удар. А думал, что не успеет.
Асахина предпочел бы, чтоб вышло наоборот: меч сюда, а женщина в другой угол. Но как видно, права святая Тереза: Бог не балует избранные души. Тяжелая, гнетущая прозрачная пелена вновь окутала комнату.
Ато застыл у стены, неподвижно, как муха в смоле.
– Харада, - сказал Уэмура, - поди, прочь и принеси мне голову Сайто.
Если бы это была повесть или сказка, или… то сейчас стены конторы услышали бы слова, которых не слышали за все время своего существования. И покраснели бы - если бы понимали йосский диалект.
Но Харада просто остался стоять.
– Идите, господин Харада, - сказал Асахина, осторожно опуская женщину на пол. - Вы свободный человек, сейчас вы сами это поймете.
– Что у нее там? - приподнял брови чиновник. - Пистолет?
Асахина вспомнил странную заморскую шутку. До сегодняшнего дня она не казалась ему смешной.
– Господь, - сказал он, - сотворил людей сильными и слабыми…
Конечно, "кольт" подошел бы больше.
Уэмура улыбался. Он не знал, что Асахина читал Стокера и что, по всей видимости, госпожа Мияги тоже его читала. Хоть за что-то можно было благодарить ее покойного мужа, оставившего им всем такой неудобный подарок.
Выстрел в тесном помещении прозвучал очень громко. Асахина не знал этого пистолета и для верности стрелял в корпус. Уэмура не успел увернуться. Или не попытался? Наверное, не пытался. Хотел быть убедительным. А вот от второго выстрела уже не сумел. Не успел. Удивленно раскрыв глаза, он упал навзничь, хватаясь руками за грудь. Асахина прицелился снова - теперь уже в Ато, - но тут его рванули под коленки, уронили затылком об пол и вцепились в руку, выламывая пистолет.
Госпожа Мияги была не в столь уж глубоком обмороке, как показывала.
Движение слева - госпожа Мияги летит в сторону.
Еще движение - тупой удар, яростный звериный рык… Ато, пришпиленный копьем к стене - так в Англии пришпиливают бабочек, чтобы потом выставить под стеклом, - не успел встать. А в дверь уже ломятся, ломятся и нужно успеть схватить свой меч - тот, что не в силах взять в руки ни один юрэй… Ах, госпожа Мияги, вы тоже остались в глубине души японкой, сначала подумали о мече, а не о пистолете… Жаль.
Инженер уже коснулся рукояти, когда его рванули за щиколотку и страшно ударили о перегородку. Он слышал, как хрустят, казалось бы, такие прочные стены… или это хрустел мир, в котором собралось слишком много мертвечины. А может, всего лишь кости, хрупкая основа недолговечной людской плоти. Он лежал на полу и не хотел шевелиться. Воздух состоял из одних ледяных игл. Земля вновь была готова сомкнуться.
– Поднимите его, - сказал голос Уэмуры, по-прежнему ровный и мелодичный. Могила встала дыбом - и четыре холодных руки выдернули его из темноты, как редьку.
В глазах немного прояснилось. Ато, по-прежнему пришпиленный к стене, извивался на копье, как рыба на остроге. Хараду держали, прижав к полу, целых четверо юрэев. Кимоно свисало с него клочьями, а на плечах и шее виднелись следы когтей и зубов. Госпожа Мияги висела в руках Уэмуры. Глаза ее были широко распахнуты от ужаса, но губы не могли издать ни звука. Асахина необъяснимым образом чувствовал, что теперь холодное, мертвящее внимание нелюдя сосредоточилось на ней.
– Вы проявили возмутительное вероломство, госпожа Мияги, - сказал Уэмура. - А еще - непростительную горячность и глупость. Позволив нашему общему врагу нанести мне столь серьезные раны, вы сами выбрали способ своей казни. Но, может быть, господин Асахина согласится добровольно стать жертвой за вас? Ато, готов ли ты умолять его?
Может быть, он был готов. Может быть, ему и не нужно было просить. Потому что где-то там, наверху, сказали тик-так большие, очень большие европейские часы - за стенами загудело и в пролом на месте двери ввалился, словно вброшенный волной шума, мокрый господин Нисигава.
– Труба! - он повалился на колени и ткнулся лбом в пол, не обращая внимания на окружающий разгром. - Труба разрублена! Котлы в пропиточном… охлаждение… взрыв! Котлы взорвались! Сушилка горит! Перегонный цех…!
– Спасибо. Распорядитесь взорвать плотину, чтобы не было лесного пожара.
– Но ведь… Но ведь… - господин Нисигава растерянно оглянулся.
– А вот кто разрубил трубу - действительно интересно, - продолжал Уэмура. - Господин Нисигава, передайте в Токио телеграфом сообщение: вызвать батальон полковника Оно на подавление беспорядков в деревне Кадзибаяси, - сказал Уэмура. - Пусть воспользуются железной дорогой. А их, - он показал взглядом на Асахину и Хараду, - ведите за мной. Госпожа Мияги, вам повезло. Перед смертью вас ждет необычайное зрелище.
Да, это было лучше, чем цветение сакуры, - дальний край долины светился ровно-рыжим, а выше пробовала щупальцами небо текучая красная корона. Сосна - смолистое дерево, когда в такой лес приходит огонь, горит самый воздух…
– Жаль, вы не видите того, что вижу я, - склонившись к уху госпожи Мияги, прошептал Уэмура. - Представьте себе, что вон та толпа оборванцев, - он показал пальцем, - тоже горит - всеми цветами человеческого ужаса. Вы, к слову, светитесь так же, и это вам идет. К сожалению, вы не увидите и того, что будет дальше.
– Аса… хина… - всхлипнула женщина.
– Нет-нет-нет, - Уэмура провел пальцами по ее лицу. - Я мог сделать это предложение минуту назад, но не сейчас. Сейчас гнев господина Асахины слишком красив, чтобы гасить его. Впрочем… Я могу попробовать показать вам. Моими глазами. Конечно, пропадет игра оттенков, вы просто не сможете различить их, но если изменить угол освещения… Да. Это тоже будет очень хорошо.
Господи, подумал Асахина. Это скверная женщина, и один ты знаешь, сколько человек она заставила страдать даже до смерти. Но вначале-то страдала она. И когда говорила, что дьявол лучше, - не понимала, о чем говорит. Вот сейчас поняла. Дай ей какую-нибудь другую смерть. Так ведь нельзя.
– Господин Асахина, - Уэмура оторвал от шеи госпожи Мияги окровавленные губы. - Вы портите мне удовольствие.
– Надеюсь, - сказал инженер. Он не знал, достаточно ли громко говорит. В ушах шумело - и не понять, пожар ли, собственная ли кровь.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики