ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Ему казалось, что он и вправду видит людей как огни - поярче, потусклее. И складчатые холодные прорехи - там, где стояли юрэи. А еще, там дальше на холме… нет, ничего там не было.
Так нельзя. Пожалуйста.
– Ну что ж, подбавим красок, - Уэмура, усмехнувшись, опустил женщину на ступени и посмотрел в сторону приближающейся толпы. - А то они, чего доброго, успеют уйти из-под волны.
Он поднял ладонь - и Асахина ощутил, как пространство изгибается в том направлении.
Но это же неправильно, - почти в отчаянии прошептал он. - Это же не его земля, и не его вода, и не его горы… Господня земля, и что наполняет её…
Он почувствовал чей-то взгляд, поискал источник - и увидел, что госпожа Мияги еще жива. Пергаментно-бледное лицо было искажено страхом близкой смерти, глаза и щеки ввалились. Он видел такие лица - в дочиста разоренных войной деревнях, в Осаке во время голода. Вся глубина безумия собственной веры открылась ему: быть праведником в этом мире - чертовски мало. Он жалел только тех, кого можно и должно было жалеть. В крайнем случае - таких, как Харада или господин Мияги. Но - таких, как Ато? Уэмура? Синдо? Он, оказывается, все это время в глубине души оставался конфуцианцем, твердо знающим, что предел милосердию есть и ради некоторых, мягко говоря, не стоит идти на крест. Пять минут назад слова Уэмуры о добровольной жертве казались ему лишь злой насмешкой - как, наверное, и самому Уэмуре. Отдать свою кровь ради женщины, находящей удовольствие в пытках? Это значило предать чужую кровь. Праведность могла здесь вынести только смертный приговор: прощение невозможно.
Но где-то в невообразимой дали края провала между справедливостью и жалостью сошлись, да еще и под прямым углом. Складка пространства, в которой должны были задохнуться люди, предназначенные Уэмурой в жертву, раздернулась - словно полотно взяли за два конца и с хлопком развернули.
Отраженная волна ударила по Уэмуре.

***
…А вот пост на дороге - ставили правильно, с расчетом. Это инспектор понял еще до того, как увидел солдат. Просто толпа впереди остановилась и начала толочься. Люди, бегущие от смерти, способны снести с пути кого угодно. И если не снесли, значит, там впереди стоит кто-то, умеющий себя вести. Беда была в том, что командир патруля или секции вряд ли будет склонен выслушивать взбудораженных и явно перепуганных эта.
Сайто протолкался через толпу. В голове у него продолжал трубить тревожный рог, и тут уж пришла пора ставить на кон всё.
– Инспектор Токийской полиции капитан Фудзита! - он сверкнул значком перед носом начальника патруля. - Этих людей нужно немедля пропустить. В цеху вот-вот будет…
Бабах! Словно колокол храма Тион-Ин92 застонал от удара гигантского молотка. Сквозь крышу пропиточного цеха вылетел сноп ярко-желтого пламени. Люди в задних рядах завизжали и попадали при виде огромного искореженного куска металла, летящего в их сторону. Инспектор не сдвинулся с места. Он бывал под артиллерийским обстрелом неоднократно и видел, что сейчас будет недолет. А вот когда взорвутся остальные котлы…
– Взрыв, - закончил он. - Раздвигайте баррикаду и уходите сами. Оставьте рядового, чтобы направлял бегущих вверх по склону, - если начнется лесной пожар, управляющий может решить затопить цеха.
Старая привычка - говорить ясно, спокойно и отчетливо. Выходит много быстрее, чем если переходить на крик.
– Фу… дзита-сан? - один из рядовых сдвинул шлем на затылок. - А вы как здесь оказались?
– Это ты как здесь оказался, капустная башка? - Сайто узнал рядового, но не мог вспомнить имени. - Да знаешь ли ты, что тут - государственная измена? Утром здесь будут войска, и всех, кто не перейдет на сторону правительства, казнят как мятежников! А правительство тут представляю я. Что встали?! - прикрикнул он на рабочих. - Растаскивайте баррикаду!
– Господин… инспектор… - офицер был вежлив, но все еще не собирался двигаться с места. - У нас другой приказ.
– Господин лейтенант. Я знаю, какой у вас приказ. Но если вы не уйдете отсюда сейчас, вас даже не убьют по этому приказу завтра. Вы сгорите сегодня. Или утонете как котенок, когда подорвут плотину.
В подтверждение его слов со свистом и визгом в небеса взлетел второй котел. Он рухнул точно на крышу перегонного цеха, и там полыхнуло, как на пороховом складе. Волна горячего воздуха докатилась до баррикады, и офицер понял, что времени на препирательства осталось совсем мало. Можно сказать, вовсе не осталось.
– Сержант, разбирайте баррикаду. Смотрите, чтобы никого не затоптали. Направляйте всех наверх. Господин инспектор, вам придется пройти со мной.
– С удовольствием, господин лейтенант.
Даже если командир этого лейтенанта в заговоре, присутствие полиции, скорее всего, окажется для него новостью.
Они двинулись вверх по склону (за спиной уже топали сотни ног) - и тут инспектор увидел еще одного человека, которого рад был встретить немногим меньше, чем Хараду. Только присутствие Харады оказалось для него все же новостью, а вот на этого человека инспектор крепко рассчитывал с самого начала. С тех пор, как выяснил, кого заговорщики собираются сюда послать в качестве первого эшелона. Именно у него Сайто год назад перехватил командование под Фукухара, просто назвав свою настоящую фамилию.
– Ба, да это не иначе как лейтенант Такаока. Ох, не из тех рук вы решили принять капитанский патент, лейтенант.
– Господин инспектор? - характерный выговор у уроженцев провинции Айзу, не менее характерный, чем у уроженцев Йои, ни с чем не спутаешь. - Или старший инспектор? Рад видеть вашу драгоценную особу в добром здравии…
Драгоценная особа была продуктом этикета, а доброе здравие - все же темноты. Потому что при следующей вспышке бывший лейтенант замолчал. А потом спросил:
– Что у нас происходит? - так же, как спрашивал год с лишним назад, под Фукухара.
– У нас, во-первых, пожар. В чьи обязанности входит взорвать плотину, чтобы не допустить распространения огня по лесу?
Вот так - о главном, о насущном, сиюсекундном, чтобы не давать ни вздоха на сомнения и колебания…
– В обязанности местного управляющего.
– Плохо. Он мертв. Вы послали человека в контору?
– Да, господин инспектор.
– Пошлите кого-то на дамбу. Желательно офицера. Я не знаю, что делается внизу, - им может быть не до пожара.
– А до чего же тогда? - изумился Такаока.
– Сегодня захватили - и, быть может, уже убили - правительственного чиновника из железнодорожного ведомства. Я должен его вернуть. Лучше - живого.
– Да чиновник-то на что им сдался?
– А это не просто чиновник. Это Асахина Ран. Он сюда приехал с инспекцией - шпалы они некачественные поставляли - и заметил, чего не нужно.
– Асахина Ран? - у капитана, кажется, даже каска приподнялась от того, что волосы торчком встали. - Какое мне дело до патриота ? И вам я удивляюсь, господин инспектор…
Так… Что делал Такаока в войне Сейнан - понятно. Мстил Сайго Такамори. А теперь решил, что настал черед остальных…
– Мне есть дело до закона, капитан. Потому что если не по закону, то нас опять впечатают во враги императорского дома - помните, как это было в прошлый раз?
Капитан замялся на миг, и Сайто - не давать задуматься! - добил:
– И утром здесь будут не те войска, которых ждут заговорщики.
Заговорщики, капитан, думай. Они заговорщики, а ты пока верный престолу военный.
Капитан задумался. Кивнул.
– Я обязан вам жизнью, Фудзита-сан. Дважды обязан, Ямагути-сан. Будет, как вы решили.
– Господин капитан! - крикнул один солдат. - Возле конторы какая-то возня!
– Ну-ка, - Сайто без лишних церемоний взял у Такаоки подзорную трубу и посмотрел.
На крыльцо конторы двое, кажется, не людей выволокли изрядно потрепанного Хараду, еще двое - совершенно растерзанного Асахину. Значит, инженеру не повезло. Хоть живой? Вроде живой. А вот кому повезло еще меньше - госпожа Мияги вислой тряпкой болтается в руках у белолицего чиновника.
– Такаока-сан, у меня к вам большая просьба. Я сейчас пойду туда, а вы соберите всех, кого можете собрать, и постарайтесь окружить контору. Только запомните, плотность огня должна быть очень высокой. Там собрались серьезные люди. Вам имя Кагэ-но-Ато что-нибудь говорит? К слову о патриотах. И о том, с кем вы едва не связались.
– В какой ситуации прикажете открывать огонь?
– По моей команде. Или по своему разумению. Если вы сохраните рабочих, какое-то количество живых свидетелей у вас будет.
Он зашагал вниз по склону, стараясь держаться как можно прямее. Кто-то, тяжело дыша, спешил навстречу. Инспектор без суеты обнажил меч.
– Стой, кто идет.
– Маруя… ах! - Нисигава узнал утреннего гостя.
– Куда так торопимся, господин помощник управляющего? - ласково спросил Сайто. - На дамбу? Рано еще. Видите - люди не переправились.
– Лес горит… - Нисигава явно не знал, что сказать.
– Да. Я прошу прощения. А телеграмму вы отослали?
– Отослал, а…
– Ну и замечательно.
Это была бы адова работа, внедрять телеграфистов по всей линии, да так, чтобы никто не заметил. Если бы ее нужно было делать. Но господин министр обороны был чрезвычайно предусмотрительным человеком.
– Постойте, отдохните, - Сайто подождал, пока последние рабочие не минуют баррикаду. - Всё, идите, взрывайте плотину.
– А вы… - Нисигава снял очки, протер, снова нацепил на нос. - Простите, но…
– Прощаю. Спешите. Лес горит. И на вашем месте я бы не возвращался в контору.
Нисигава кивнул.
– Но и не исчезал. В ваших интересах, если вас найдет полиция, а не… сами понимаете кто.
Оружия у Нисигавы не было, люди с оружием двигаются иначе. Сайто поправил пояс и пистолет за поясом. Нет, до чего же приятно носить кимоно - европейская одежда непременно бы встопорщилась, а в хакама да под хаори - ружье, если хочешь, можно спрятать. Обрезы, во всяком случае, ему лично доводилось находить.
В пальцы ткнулось что-то угловатое и неловкое. Сайто достал заморский амулет Асахины, подержал за самую нижнюю палочку и сказал:
– Не хотелось бы оказаться тем самым дураком, который написал на руке знак "Тигр" и показал злой собаке.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики