науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Сюда скоро придет один из членов центра нашей организации, чтобы проверить вас. Вы хотели бы что-нибудь сказать? Ну, например, сознаться, что вы агент-провокатор или подвержены маниакально-депрессивному психозу?
Я промолчал.
– Хорошо, – сказал он. Где-то хлопнула дверь. – Это, наверное, она.
В обсерваторию вошла Кэти.

13

– Митч! – воскликнула она, не веря своим глазам. – Боже мой, Митч! – Кэти засмеялась каким-то истерическим смехом. – Этого ты не ожидал, правда? Так ты не остался на льду?
Астролог вытащил из кармана револьвер.
– Не прикажете ли?…
– Нет, Уоррен. Все в порядке. Я его знаю. Пожалуйста, оставьте нас одних.
Он вышел. Кэти, вся дрожа, упала в кресло. Я же не мог сдвинуться с места. Моя жена – важная шишка у «консов». А я-то воображал, что знаю ее. Как же я ошибался! Она постоянно лгала мне, а я этого даже не подозревал.
– Ты, кажется, ничего не собираешься мне объяснить? – произнес я наконец. Кэти, по-видимому, уже овладела собой.
– Ты удивлен? Звезда рекламы якшался с «консисткой»? Боишься, что это всплывет на поверхность и отразится на твоей карьере? – Когда я посмотрел на нее, ее деланная насмешливая улыбка тут же исчезла.
– Проклятье! – не выдержала она. – Когда я взялась за ум, мне от тебя нужно было только одно – чтобы ты исчез и никогда больше не появлялся мне на глаза. Какую же ошибку я совершила, помешав Таунтону убить тебя!
– Значит, это по твоей указке Ренстед подсунул меня вербовщикам?
– Бездарная работа! Но ради Бога, скажи, что ты здесь делаешь? Что означают твои дикие выходки? Почему ты не можешь оставить меня в покое? – Она уже кричала.
Кэти – «конс». Ренстед – «конс». Они сами решают, что лучше для бедняги Митча, и, не задумываясь, действуют. Таунтон тоже лезет решать мою судьбу. Двигают меня, как пешку, по шахматной доске.
– Шахматная королева, – отчеканил я и, подойдя к Кэти, вдруг залепил ей пощечину. Настороженность в ее взгляде исчезла, теперь в нем было просто удивление.
– Ну-ка, зови сюда этого, который вышел.
– Митч! Что ты собираешься делать? – Теперь она больше походила на прежнюю Кэти.
– Я сказал тебе, зови его.
– Ты не смеешь мне приказывать…
– Эй, ты! – заорал я. – Чертов колдун!
Он вбежал в комнату и наткнулся на мой кулак. Удар сбил его с ног. Когда я начал обыскивать его, Кэти, как дикая кошка, бросилась на меня сзади. Я извлек из кармана астролога револьвер и оттолкнул Кэти – она упала и с удивлением смотрела на меня, потирая ушибленное бедро.
– А ты, однако… большой мерзавец, – удивленно произнесла она.
– Тут станешь кем угодно, – согласился я. – Шокен знает, что ты на Луне?
– Нет, – она потерла большой палец об указательный.
– Опять лжешь.
– Мой маленький правдолюб, – издевательски протянула она. – Мой маленький рекламный чародей и пожиратель огня…
– Советую разговаривать повежливей, не то получишь вот этой штукой по физиономии.
– Боже мой, ты действительно на это способен. – Она прикрыла лицо рукой, с опаской поглядывая на револьвер.
– Рад, что ты это поняла. Еще раз спрашиваю – Фаулер Шокен знает, что ты на Луне?
– Как сказать, – она продолжала коситься на револьвер. – Он действительно посоветовал мне совершить эту поездку, чтобы забыть о тяжелой утрате.
– Позвони ему и пригласи сюда.
Она не ответила и даже не пошевельнулась.
– Слушай, – разозлился я. – Это говорит Гроуби. Тот самый Гроуби, в которого стреляли, на которого бросались с ножом, которого обворовывали и похищали. У него в мире был один-единственный друг, и того отравили на его глазах несколько часов назад. С ним пыталась позабавиться садистка, которая неплохо знала анатомию. Он убил ее и не жалеет об этом. Он попал в лапы к «Хлорелле», да так, что ему не выбраться оттуда. Его обвиняют в убийстве и саботаже. Женщина, которую он считал своей любимой, – лгунья, фанатичка и дрянь. Гроуби терять нечего. Могу выйти на улицу, отдать себя в руки полиции и рассказать все, что знаю. Они не поверят мне, но все же займутся расследованием. Рано или поздно, но подтверждение они получат. Пусть в это время я уже буду казнен. Это не имеет значения. Мне терять нечего.
– А что ты от этого выиграешь? – спокойно спросила она.
– Хватит упрямиться. Звони Шокену.
– Только после того, как сделаю еще одну попытку, Митч. Одно твое слово особенно больно задело меня. Ты назвал меня «фанатичкой». Да, я уговорила Ренстеда подсунуть тебя вербовщикам. Во-первых, потому что хотела спрятать тебя подальше от наемных убийц Таунтона. А во-вторых, хотела, чтобы ты узнал жизнь простого человека. Я думала… Не знаю, что я думала… Считала, что ты увидишь, сколько вокруг несправедливости. Это трудно заметить, живя среди избранных. Легче увидеть снизу, на дне жизни. Я думала, что потом, когда ты вернешься, мы с тобой найдем общий язык и будем работать вместе ради единственной настоящей цели. Но этого не получилось. О, все это твой проклятый ум, такой блестящий и такой извращенный! Сейчас тебе хочется только одного – снова попасть в число избранных, есть, пить и спать лучше других. Как жаль, что ты не фанатик, а все тот же прежний Митч. Ну вот, я сделала еще одну попытку.
А теперь можешь поступить так, как считаешь нужным. Не беспокойся, что этим причинишь мне горе. Хуже не будет, чем тогда, когда мы ночи напролет кричали друг на друга. Или когда я уходила по заданиям «консов» и не могла тебе об этом сказать, хотя и видела, как ты ревнуешь. Или когда отправила тебя на плантации «Хлореллы», надеясь превратить работника рекламы в нормального человека. Или когда, любя тебя, не могла полностью принадлежать тебе, потому что между нами лежала тайна. Мне было очень больно. И удар револьвером – ничто по сравнению с этой болью.
Наступила пауза, которая, казалось, длилась вечность.
– Позвони Шокену, – неуверенно сказал я. – Попроси его прийти сюда. Затем уходи и прихвати с собой этого звездочета. Еще не знаю, что я скажу Шокену. Но даю тебе и твоим друзьям два дня на то, чтобы вы переменили штаб-квартиру, условные знаки и всю вашу остальную идиотскую ерунду. Позвони Шокену и убирайся отсюда. Больше не хочу тебя видеть. Никогда.
Мне не удалось уловить выражение ее лица, когда она взяла трубку и набрала номер.
– Пожалуйста, третьего секретаря мистера Шокена. Говорит доктор Нэвин, вдова мистера Кортнея. Мое имя есть в списке, если не ошибаюсь. Благодарю вас. Второго секретаря мистера Шокена, пожалуйста. Говорит доктор Нэвин, вдова мистера Кортнея. Могу я поговорить с личным секретарем мистера Шокена? Мое имя есть в списке… благодарю… Хелло, мисс Грайс. Это доктор Нэвин. Могу я поговорить с мистером Шокеном? Конечно… благодарю вас. – Она повернулась ко мне:
– Придется чуть-чуть подождать. – Несколько секунд мы молчали. Наконец она произнесла:
– Хелло, мистер Шокен!.. Хорошо, благодарю вас. Не могли бы мы встретиться и поговорить по важному делу. Служебному и… личному… Чем скорее, тем лучше, я думаю. Первая улица Магазинов, д-р Астрон… Нет, нет… Просто удобное место для встречи. Благодарю вас, мистер Шокен.
Я выхватил у нее из рук трубку и услышал голое Фаулера Шокена: «Хорошо, дорогая. Тайны интригуют. До скорой встречи». – Кэти была достаточно умна и могла бы инсценировать разговор по телефону, но это действительно был голос Шокена. В моей памяти всплыли утренние часы на заседаниях правления, блестящие доклады, напряженная, но приносящая удовлетворение работа и возглас: «Хорошо потрудились!», служивший ориентиром на трудном пути. От тоски по привычному легонько защемило сердце. Словно я вернулся домой.
Кэти кое-как привела в чувство звездочета, и, те сказав больше ни слова, они покинули обсерваторию. Дверь захлопнулась.
Ну и черт с ними…
Через несколько минут я услышал жизнерадостный голос Шокена:
– Кэти! Эй, есть тут кто-нибудь?
– Войдите! – крикнул я.
Вошли сначала двое телохранителей Фаулера Шокена, а затем и он сам. Его лицо тут же покрылось красными пятнами. – Где же?… – начал он. А затем: – Вы похожи на… Ты, Митч! – Он схватил меня в объятия и весело провальсировал со мной по комнате; телохранители остолбенели от изумления.
– Ну и шутку ты сыграл со стариком! В чем дело, мальчик? Где Кэти? – Он замолчал, отдуваясь, хотя на Луне и очень легко танцевать.
– Я выполнял секретное задание, – ответил я. – Боюсь, что попал в беду. Нельзя ли усилить охрану? Нам, видимо, предстоит стычка с ребятами Бернса.
Парни Шокена, работающие от агентства «Бринк», самодовольно заулыбались. Чувство профессиональной гордости было у них на высоте.
– Конечно, Митч. А ну-ка, организуй! – кивнул Шокен лейтенанту, и тот с готовностью бросился к телефону. – Теперь рассказывай, в чем дело.
– Предположим, это была деловая поездка, которая не удалась, – начал я. – Предположим, я не оправдал надежд и не смог заинтересовать потребителя Венерой. Временно потерпел неудачу. Но, пожалуйста, Фаулер, не надо вникать в детали. Я попал в беду, голоден, устал, напуган и чертовски нуждаюсь в горячей ванне.
– Ладно, Митч. Ты знаешь мое правило. Найди хорошего коня, корми и пои его вволю и выжми из него все, что можешь. Ты никогда не подводил меня, и, видит Бог, я рад, что ты здесь. В Отделе Венеры для тебя найдется работа. Там все пошло вкривь и вкось. Акции упали до 3.77, в то время как они должны были подняться до четырех и больше. А общий оборот? И говорить не хочется! Ты знаешь, я прибыл сюда за пополнением. Небольшой набег на лунные разработки компании Луна-Сити и прочее. Нужны администраторы, разбирающиеся в космических делах.
Хорошо было снова очутиться дома.
– Кто теперь возглавляет Отдел Венеры? – поинтересовался я.
– Пришлось взяться самому, – ответил Шокен. – Пробовал поочередно поручать это дело то одному, то другому члену правления, но без толку. Вот я и занялся этим сам, хоть у меня других дел по горло. А ты еще спрашиваешь, рад ли я тебя видеть.
– А Ренстед?
– Замещает меня, бедняга. Что у тебя за неприятности с полицией? А где Кэти?
– Пожалуйста, об этом потом… На Земле меня обвиняют в саботаже и убийстве женщины.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики