ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Теперь ты все знаешь, можешь по мочь мне?
Джин в трубке молчала, я подождал, потом снова повторил вопрос.
- Не думала, что тебе понадобится разыгрывать меня под самое утро я так хорошо спала. - ответила она нерешительно.
- Всё, что сказал, сущая правда. Им удалось выследить меня, не знаю как, они зачем-то предупредили меня об этом. Мне нужно скрыться на время, чтобы меня не нашли. Это вопрос жизни, пойми.
- Ты неумно шутишь, - наконец сказала Джин, но сердито, тоном которым никогда не разговаривала со мной. - Я скажу прямо, если ты не тот, за кого себя выдаешь, это чудовищно, это хуже самого гнусного предательства, хуже самого плохого. Если ты не шутишь и сказал правду, я не хочу тебя видеть. Скажи спасибо, что не сообщу куда следует. Если же ты появишься еще, то я это сделаю непременно...
Если же это шутка, то она не умна, ты наверняка пьян, советую тебе пойти домой и как следует выспаться. Я на тебя обижена, ты, наверное, принимаешь меня за кого-то другого.
- Спасибо, Джин, - поблагодарил я ее и отключился.
В кабине стало тихо - вдалеке из-за угла показался мужчина с собакой. Я вышел и быстрым шагом свернул в переулок.
Скоро утро, долго я так не выдержу. Я почти бежал по темному, окруженному высокими зданиями пространству. Рассвет высоко в небе заголубел холодной кляксой. Мужчины с собакой сзади не было - должно быть, он обыкновенный ранний прохожий.
Впереди оранжевым засветились окна ночной забегаловки. Я перевел дух, оглянулся и только после этого открыл дверь.
Небольшой бар пуст, положив голову на стойку, дремал хозяин, его розовая лысина блестела от жары. Он не поднял голову на звук дверного колокольчика, я остро позавидовал его безмятежному спокойствию.
Как бы мне хотелось беззаботно улечься где-нибудь, где могу чувствовать себя спокойно и ни о чем не думать. Закрыть глаза и спать. Я присел на высокий табурет и постучал по стойке, рядом с ухом хозяина, монетой.
Он поднял голову, еще не разглядев меня как следует, схватил полотенце и начал протирать и без того чистый пластик.
- Кофе, - сказал я.
- Может быть, мальчик закажет выпить? - услышал я сзади женский голос.
Рядом села женщина - она была изрядно напудрена, ресницы излишне черны, губы вызывающе красные. Я без труда догадался, что она делает здесь, в баре, и зачем подошла ко мне, но не испугался. Мне ли бояться таких мелочей.
- Что Вы пьете? - спросил я.
Она подняла на мое "Вы" удивленные глаза, но ответила:
- Какую-нибудь бурду получше, например виски.
Я кивнул хозяину, он зевнул и сказал: "Деньги". Пришлось вынимать бумажник.
Когда он увидел пачку сотенных купюр, от волнения уронил полотенце.
Женщина присмирела и сидела молча... Я допил кофе и спросил:
- Где вы живете?
- Рядом, - ответила она и посмотрела на меня вопросительно. Мы вышли из бара, я схватил ее под руку и попросил идти быстрей.
- Зачем вам я? - сказала она хриплым грубоватым голосом. - За те деньги, которые у вас есть, вы проведете время с хорошенькой маленькой девочкой. Ваш коэффициент, наверное, где-нибудь за шестьдесят?
- Сто четыре, - сказал я автоматически.
Она остолбенела, замерла на месте и посмотрела на меня так раболепно, что сразу показалась старой и жалкой. От ее нетрезвой уверенности не осталось следа.
- Мне нужно выспаться, - сказал я. Она кивнула и зашагала как могла быстро. Это меня устраивало. И, несмотря ни на что, я долго не мог заснуть. Восстанавливал в памяти подробно, до мельчайших деталей, небольшой фильм, который показывали после известий по видео. Без всяких сомнений, фильм предназначался для меня. Я ничего не мог понять. Значит, мой побег с самого начала снимали? Нет - ведь ни разу на экране не промелькнул я. Лишь перед финалом в сцене из ресторана кто-то отдаленно похожий на меня и Джин танцевал вместе... В темноте чужой комнаты, расположившись на старом, от этого мягком и удобном диванчике, стало казаться, что меня преследуют сверхъестественные силы - от них нет спасения... Спасение лишь в покое, в тишине вокруг. Сон пришел сам по себе, я упал куда-то в темноту и усталость. Провалился спиной в небытие, а когда открыл глаза, то услышал, как за стеной негромко играет музыка...
За стеной негромко играла музыка, я оглядел незнакомую комнату вспомнил, как попал сюда.
Уснул, ощущая вокруг присутствие сверхъестественного существа. окружившего меня и забавлявшегося мной, словно марионеткой. Сейчас же, в свете дня, под оркестр из-за стены, вчерашние загадочные события не казались столь необъяснимыми.
Должно быть, за время, что спал, в голове не прекращалась прежня работа, раз открыл глаза, готовый к рассуждению.
Кто я? Один из немногих, которым не повезло. Последние месяцы ушел в свои проблемы, меня интересовал лишь я сам и то, каким способом сохранить жизнь и свободу. В глазах исследователей я представлял собой жалкого подопытного кролика, запас которых пополняется каждый год. Они проведут надо мной и мне подобными серию экспериментов, выяснят, что необычного содержится в нас, определят патологию заставившую машину поставить нас вне квалификации, - и потеряют к нам интерес. У них все рассчитано. Процесс опытов продолжался полгода. За это время они набирали достаточно данных, чтобы еще полгода, до новой свежей партии, ломать копья в научных диспутах. Мы же становились лишними и, вероятно, опасными - для нас существовала резервация... Я предполагал, что по окончании экспериментов, затерявшись в большом городе, останусь незамеченным.
Станут ли меня особенно искать? Нет, конечно. Ведь для этого нужно затратить большие средства, привлекать огромное количество людей, техники и энергии.
Районном; отделению Службы Преследования, куда передадут сообщение о побеге, наверняка это не под силу. Понимал, что, когда меня искали в заповеднике, я был нужен, представляя из себя загадочную, необследованную единицу. Теперь же другое дело.
Освободив мусорщика, обнаружив брошенную машину и отсутствие аэролёта, мои преследователи сбились бы со следа, потому что я пропадал в огромном мире, где кишели миллиарды людей. Через некоторое время они бы потеряли надежду обнаружить меня и забыли бы обо мне.
Так казалось... На деле произошло другое. С момента побега до момента, когда мне показали фильм, прошло четыре дня. В фильме не было меня, значит, можно предположить, что сбежал я удачно, - просто они не менее удачно шли по моим стопам. Найти машину и брошенный неподалеку от аэропорта аэролёт несложно. Но обнаружить, на каком самолете я вылетел и куда, - гораздо трудней. Еще тяжелей проследить мой путь в Вамопу и сделать это так быстро. Для этого нужны усилия Центральной Службы, а она не занималась пустяками. Об этом я знал точно. Истории удачно раскрытых преступлений постоянно расписывались по видео, мы с ребятами из школы подробно интересовались работой Службы. Мы считали себя знатоками, многие из нас мечтали попасть служить туда и прекрасно знали ее возможности.
Обнаружив, они могли без особого труда схватить меня. Почему этого не сделали?
Более того, предупредили меня, что им все известно. Зачем? Какой в этом смысл?
Чтобы посмотреть, что буду делать дальше? Возможно. Они использовали этот прием, когда нужно, чтобы разыскиваемый привел их куда-то, к цели, которую знал только он. Что хотят они от меня - у меня нет цели... Только одного, чтобы я снова набрал злополучный код? Им зачем-то нужно это.
Но если так, то, значит, они уверены, что не выпустят меня из виду. Это, в свою очередь, означает, что я представляю для них большой интерес, гораздо больший, чем я предполагал.
Должно быть, еще эксперимент. Пусть так, постараюсь, чтобы он обошелся им как можно дороже. Я влечу им в копеечку!
В дверь постучали, потом она приоткрылась, и в комнату вошла вчерашняя женщина.
Она была в домашнем халате, но лицо ее было ярко накрашено.
- Уже проснулись? - спросила она. - Шесть часов вечера.
- Я, наверное, причинил вам массу хлопот?
- Что вы, - ответила она, гостеприимно улыбаясь, - отдыхайте, пожалуйста. Я приготовила завтрак.
С этими словами она вышла, а через минуту распахнула дверь и вкатила в комнату небольшой столик на колесиках, уставленный тарелками.
- Вы, конечно, привыкли, чтобы вам подавали завтрак в постель. Во всех фильмах таким, как вы, подают завтрак в постель. У меня нет подноса, зато есть столик. К сожалению, не знаю, какое ваше любимое блюдо, поэтому приготовила то, что нравится мне... Знаете, моя мама была мастерицей по кулинарной части. У отца был коэффициент "сорок один", он неплохо зарабатывал, и она имела возможность разнообразно готовить.
Я растерялся от ее предупредительности и от обилия слов, которые лились из нее, словно ручеек. И все злополучные - "сто четыре".
- Вы, конечно, захотите принять душ, - он в конце коридора. Вода в наше время стоит дорого. Завидую, вы имеете возможность принимать душ каждый день, даже несколько раз в день, стоит захотеть... если бы была замужем за мужчиной с вашим коэффициентом, не выходила бы из ванной, я Так люблю воду! Завидую вам, вы умный, у вас, конечно, интересная работа, вы получаете дай Бог каждому. Кушайте, пожалуйста. Возьмите пирожок, я пекла сама, попробуйте. Когда была маленькой, мама говорила, что мне удаются пирожки.
Пирожок вкусный, но я не мог есть, потому что женщина заглядывала в рот, пытаясь угадать малейшее желание.
Минут через пять стал чувствовать, что она переполняет меня, что еще немного и, несмотря на ее почтительное ко мне отношение, начну Дергаться и закачу настоящую истерику.
А она между тем продолжала:
- Вы знаете, жизнь - лотерея. Кому как повезет. Особенно это касается нас, женщин... С тех пор как помню себя, мне твердили: как выйдешь замуж, так и будешь жить дальше. На всех знакомых мальчиков мы смотрели с одной стороны - сколько же они наберут баллов на испытаниях. Они были для нас таинственны, полны надежд, потому что их балл, которого у них еще не было, мог принести кому-то счастье, обеспеченность, возможность не думать о мелочах.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики