ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

.. Я здесь новый человек, ни разу не был на Земле. Не согласились бы вы стать моим гидом?
- С удовольствием. В меру возможностей... Молодежь в наше время так разобщена...
Рядом остановился с почтительным поклоном официант. Мы взяли по фужеру с шампанским и продолжили разговор, вооруженные напитком.
- Последнее время я стала очень серьезной, - сказала Джин. - Знаете, в голову приходят забавные мысли. Я часто бываю в Клубе, он у нас за городом, в дивном месте, в субботу я вас туда отвезу, не возражаете?.. Ведь вы, Джим, не будете возражать?
- Никогда, - сказал я как можно признательней. Начало новой жизни нравилось мне.
Вдобавок мое имя и имя девушки были похожи. Можег быть, между нами есть и внутренняя схожесть?
- В Клубе такие умные люди, - сказала Джин, - на прошлой неделе отмечали открытие в области физики, его сделал наш хороший знакомый, Густав Кейвуд, я вас познакомлю... Я подумала тогда, зачем живут остальные люди, ну те, кто ничего не может? У кого квалификационный балл ниже "ста". Можно как-то оправдать существование девяностых или восьмидесятых, но что делают на Земле пятидесятые или там сороковые? Неужели у них не развивается чувство собственной неполноценности?.. Не могу понять.
- Не всем же делать открытия в физике, - решил возразить я. - Наверное, остальные создают им условия. Кто-то должен растить хлеб, печь из него булки или разносить шампанское, накрывать на стол, дежурить на станциях, которые дают свет и тепло.
- Правильно, - обрадованно всплеснула руками Джин, - как я сама не додумалась.
Но они такие безликие, словно роботы. Посмотрите, - кивнула она в сторону официанта, - на его лице следы вырождения... Все-таки разница между людьми с разной квалификацией бросается в глаза. Сравните официантов и членов Клуба. У вас, например, - простите, что я про присутствующих, читается мысль в глазах, видно, вы умный человек.
- А если бы вы не знали мой балл, сколько бы дали?
- Сто четыре, - рассмеялась Джин.
- Как вы относитесь к тем, у кого "двадцать" или "тридцать"?
- Не знаю, как на вашей планете, мы их не замечаем. Они - пустое место. Вы совершенно правильно сказали, их дело выполнять необходимую черновую работу. Для этого они созданы. Каждому свое - как когда-то заметили древние.
- Есть ведь такие, кто получает совсем низкий балл, скажем, "два" или "три".
Джин рассмеялась, у нее была очаровательная улыбка. Наверное, она об этом знала, потому что смеялась часто.
- Не могу представить. Ни разу не сталкивалась. По-моему, их место в больнице, это не люди даже.
- Пришлось как-то слышать, - продолжал я, - что бывают отдельные экземпляры, которые на квалификационных испытаниях вообще не получают балл.
- Не верю, - изумилась Джин. Глаза ее стали большими и изумленными, как будто, я рассказал полную чудес историю из жизни собственной планеты.
- Тем не менее это правда. У моего приятеля по университету был в классе парень, он не получил никакого балла.
- Как забавно... Папа, папа, иди сюда!
К нам, снисходительно улыбаясь, подошел председатель Клуба. Он наклонил голову, еще раз здороваясь со мной, и вопросительно посмотрел на дочь.
- Папа, Джим рассказывает интереснейшие вещи. Я буквально отказываюсь верить.
Представляешь, он утверждает, что существуют молодые люди, вообще не получившие на квалификационных испытаниях никакого балла. Не может быть! Джим утверждает, что такой мальчик учился в классе у его приятеля. Машина не поставила ничего.
Вот бы взглянуть на него в тот момент, представляю, какое забавное было зрелище.
Холмс Синклер с любопытством посмотрел на меня.
- Это правда?
- Совершеннейшая. Гарри, - это мой приятель, - утверждает, что это был нормальный парень. Более того, по многим предметам он был первым учеником в классе.
- Что с ним стало потом?
- Исчез. Гарри говорил, никто ничего не знает, он несколько раз интересовался у родителей, но те не говорят. Или не хотят, или тоже не знают.
- Я вроде бы слышал о подобных случаях, Джин. Мистер Мортон говорит правду. Это одна из загадок цивилизации. Говорят, каждый год появляются один или два человека, которые не получают квалификационного балла.
- Что с ними бывает? - заинтересовалась девушка.
- Трудно сказать. Сведений мало. Этим занимаются там, - сказал Холмс Синклер и ткнул пальцем в потолок. - Если я не нужен больше, отпустите меня к моим обязанностям.
Он ушел, а Джин произнесла:
- Надо же, какие чудеса! Я об этом нигде не читала. И было начала думать, что на свете нет ничего удивительного.
- Так как бы вы отнеслись к такому человеку?
- Не знаю... - рассмеялась она. - Их нужно сажать в клетки, как в зоопарке, и показывать за деньги, как невероятную диковинку.
До субботы Джин показывала мне город. Деньги таяли, но я о них не жалел. Мне нравилось изображать любопытного, несколько неотёсанного, но облагороженного высоким баллом провинциала.
Где мы только не побывали: на выставке космической экзотики, на экспозиции объемных фильмов - последнего новшества, где, подключившись к аппарату, можно было как наяву совершать сказочные подвиги, летать в космолетах, сражаться с армадами коварных инопланетян, - побывали в городке развлечений, от которого весь следующий день кружилась голова, ездили в парк, куда пускали членов Клубов от "ста" и выше. Там в прудах плавали настоящие лебеди, белые и черные, и в одном месте ходили по мелкой воде розовые фламинго. В парке было безлюдно, мы бродили с Джин по аллеям, от одного любопытного места к другому, она брала меня под руку, и я с непонятным чувством, в котором были и нежность и откровенная растерянность, ощущал тепло ее ладони у себя на руке.
Вечера мы тоже проводили вместе, Джин добросовестно осуществляла обязанности экскурсовода. Сидели в тихих изысканных ресторанчиках, подобных я и представить не мог. Оформленные в стиле "ретро", они казались вдвойне приятными, потому что в свое время я прочитал много книг о тех временах, когда люди предпочитали аэролётам запряженных лошадей и не считали зазорным, вернувшись из космического полета, надевать кирзовые сапоги и пахать землю при помощи сохи.
Джин переодевалась в вечернее платье, каждый раз новое, мы часто с ней танцевали, она пахла чем-то манящим, от чего кружилась голова, и была нежна со мной.
Меня не тревожило будущее, казалось, что отныне оно устроится. Что мне стоило сказать, что решил остаться на Земле?! Знаний наверняка хватит, чтобы поступить в университет, - а Джин такая красивая девушка.
В пятницу мы поцеловались. Это произошло само собой, когда мы спускались из ресторана к стоянке такси. Было поздно, огромная Луна серебрила ступени, Джин поскользнулась, пришлось подхватить ее, мы прижались друг к другу и поцеловались.
Она попросила проводить ее, и у дверей дома мы поцеловались еще.
Спать ни капли не хотелось, и я решил посидеть в баре. Я уже знал несколько неплохих заведений и попросил водителя везти меня в "Фиалку", на улицу Разрушенной цитадели... По видео передавали последние известия, и я, отпивая холодный, с мороженым, коктейль, стал их смотреть. Ничего особенного в этот день в цивилизации не произошло. Потом диктор сказал, что сейчас покажут фильм молодого режиссера под названием "Побег".
Перед глазами стояла Джин, ее блестящие, притягивающие глаза, улыбка, делающая ее лицо живым и неотразимым.
Внезапно я вернулся на Землю!.. На экране возник Центр и бедный мусорщик, испуганно барабанящий в дверь!
Кровь прилила к лицу! Что это! Что это значит?!
Между тем появился покинутый грузовик, примятая под ногами трава вела на площадку, с которой я улетел на аэролёте. Мой путь повторился в точности: и касса аэропорта, где брал билет, и салон самолета, и даже лицо соседа, с которым сидел. Потом я увидел растерянного парня с Люпы и отель "Карла XI", в котором остановился. Камера обплывала номер. Затем возникла уютная обстановка ресторана, оформленного в стиле "ретро", и танцующая пара, издалека напоминающая меня и Джин... Фильм проходил под негромкую музыку. В финале возникло незнакомое лицо с поэтической непричесанной шевелюрой и принялось речитативом читать строки, из которых следовало, что беглец должен вернуться сам, индекс он знает, небесное око следит за каждым его шагом, но важен принцип добровольности, пропавший должен обнаружиться самостоятельно.
- Какую муть стали показывать по ящику, - проронил сосед по столику, заспанного вида мужчина в помятой рубашке.
Я подозрительно посмотрел на него. Не мог ничего понять. Хотелось сорваться и бежать, бежать без оглядки неизвестно куда...
В гостиницу я не вернулся. Ночь бродил по улицам, внимательно следя, не идет ли за мной кто-нибудь. Освещенные яркими фонарями улицы оставались безлюдными. Я нырял в подворотни, бежал до изнеможения по узким переулкам, останавливался, снова оглядывался - меня никто не пытался преследовать.
На востоке светало, когда я зашел в автомат и позвонил Джин. Кроме нее, у меня никого не было.
- Джин, - сказал я, - как ты относишься к тому, что я открою тебе маленький секрет?
- Мортон, - сказала она, - я очень рада, что ты позвонил, но тебе не кажется, что еще слишком рано?
- Пока мы не виделись, со мной кое-что произошло. Ты можешь вы слушать меня?
- Могу, - ответила она, - сейчас зажгу свет. Подожди минутку. В трубке зашуршало, потом ее голос гораздо приветливей сказал:
- Слушаю, - Джин, - начал я, - я не тот, за кого себя выдаю.
Произнеся главную фразу, я оглядел улицу - она по-прежнему была пустынна.
- Во-первых, меня зовут не Джим, а Нино, фамилия - Мискевич, родился и вырос здесь, на Земле, в Пепате, это маленький городок трёх часах лета отсюда. Я не учусь ни в каком университете, только в прошлом году, шесть месяцев назад, закончил школу и прошел испытания.
- Разыгрываешь - я не верю тебе.
- Это не всё, Джин. Помнишь, в первый вечер мы говорили о тех, кто не получает на испытаниях балла. Так вот, я один из них. Я сбежал из места, где содержатся такие, как я.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики