ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Он усмехнулся.
— Ваша дочка? — насмешливо спросила Мила.
— Племянница, — отозвался он. В зальчике появилась еще одна группа оживленных людей — среди них притягивала внимание фигура известного режиссера и не менее знаменитой эстрадной певицы. Заметив Гриневу, помахали ей руками, зовя к себе.
— Мои друзья и клиенты, — сказала Людмила. — Не представляю, о чем бы я стала писать, если бы они вдруг исчезли? Пойду присоединяться.
— Только не уезжай без меня, — отозвался Корочкин.
— И без меня тоже, — бросил вдогонку Игорь. Просто так, в шутку. Но она обернулась, посмотрела на него и серьезно ответила:
— Хорошо.
Лера, с обезоруживающей непосредственностью, проговорила:
— По-моему, вы оба втюрились.
— А я так не думаю, — сказал Большаков. — Слишком быстро.
— Вы о чем? — не понял Корочкин.
— Самое время пройти в мой кабинет, — обратился к нему Игорь. — А то нам здесь никогда не удастся поговорить серьезно…
Беседа с журналистом длилась около часа, затем они договорились встретиться еще раз — на ближайшей неделе. Вернувшись назад, застали тут только Тарланова, с маковым цветом лица и брошенного его восточной красавицей, и Людмилу, оживленно беседующую с покрытым блестящей чешуей диск-жокеем.
— Берет интервью у очередной молодой звезды, — шепнул Игорю Роман. Удивляюсь ее способностям совмещать отдых с работой.
— Так вот почему на дискотеке стало так тихо, — произнес Кононов. — Вы похитили золотое яблоко.
— Я вообще люблю похищать то, что мне нравится, — ответила Мила. — Но мы уже заканчиваем. Возвращаю вам вашего героя.
— Но мы еще встретимся? — вкрадчиво спросил диск-жокей, поднявшись и поцеловав у Гриневой ручку.
— А как же? — иронично ответила она. — Москва — город маленький.
Корочкин, фыркнув, подсел к Тарланову — оказывается, они тоже были знакомы, — завел с ним долгую и нудную беседу. Роговые очки висели у бизнесмена на кончике носа.
— Что будем делать? — спросила Гринева, искоса поглядев на него.
— Можно сменить обстановку, — подумав, произнес Игорь. — Отправиться в более интересное место. Например, в казино. Там вы еще у кого-нибудь интервью возьмете.
— Поехали, — согласилась она. — Оставим Корочкина с носом.
Они незаметно выскользнули на галерею, спустились по нескольким переходам и лестницам к выходу. Дежуривших охранников Кононов предупредил, чтобы кто-то из них проводил Леру домой — если этого не сделает Большаков. Затем вышли на улицу, поеживаясь от неожиданной прохлады. Добежали до стоянки, где уселись в авто Игоря.
— Так куда мы направляемся? — спросил он, включая зажигание.
— К тебе… — ответила она, повернувшись к нему лицом.
8
Ночью они лежали, устав от любви, на неширокой кровати с резным изголовьем, неприкрытые ничем, словно первые созданные Богом люди, вкусившие от протянутого им яблока, и сквозь кружевной занавес на окне струился серебристый свет. Это была одна из тех небольших квартир, где Кононов бывал крайне редко. Потому-то она производила нежилое впечатление, встретив явившихся мужчину и женщину оставленным когда-то беспорядком, толстым слоем пыли на мебели и негостеприимно-пустым холодильником. Но достопримечательности квартиры никого, собственно, не интересовали, а продукты и хлеб они привезли с собой, остановившись по дороге у ночного маркета. Теперь это оказалось благоразумной дальновидностью.
— Я ужасно проголодалась! — сказала Мила, приподняв голову с его плеча.
— Сколько я тебя знаю — тебе все время хочется есть, — ответил Игорь. — Как при таком зверском аппетите некоторые еще и умудряются сохранять стройную фигуру?
— Просто я все время в движении. И ты знаешь меня не так долго, всего пятнадцать часов.
— Пятнадцать лет, — негромко проговорил он, и она не расслышала. Ему все еще казалось, что он лежит сейчас рядом со своей бывшей женой, Леной, столь удивительно они были похожи друг на друга. Во всем, даже в любви, в страсти. Но это была другая женщина — неведомая и таинственная, живущая своей жизнью.
— Ты что-то прошептал? — спросила она, наклоняясь к его губам и целуя их. В темноте она светилась белизной тела, а два синих огонька в глазах разгорались все ярче и ярче. Ему давно не было так хорошо и покойно. Как в те, прежние времена, когда они только начинали жить с Леной. И были счастливы.
— Тебе послышалось, — отозвался он. — Нам все время мерещится и слышится то, что принадлежит другому миру.
— Наверное. Пойду, приготовлю что-нибудь.
Людмила соскользнула с кровати, накинула его рубашку и ушла на кухню. Затем она вернулась, разыскав где-то жостовский поднос, на котором лежали бутерброды, пучки зелени и стояла бутылка белого сухого вина.
— Угощайтесь, сударь! — сказала она. — За все заплачено. Даже за счет в автомастерской. Надеюсь, ты теперь не будешь требовать с меня деньги за свой поцарапанный «мерс»?
Оказывается, она умела быть и такой — жесткой и опасной, будто в ней просыпалась лесная рысь и она наносила удары.
— Зачем же так? — мягко возразил Игорь. — Тебе не идет это.
— Ладно! — она водрузила поднос на его грудь и легла рядом. — Просто мне показалось — на какие-то минуты — что ты смотришь на меня как… на девушку по вызову. А это не так.
— Я знаю.
— Нет? — переспросила она, заглядывая ему в глаза.
— Конечно, нет, глупая.
Ему пришлось обнять ее, чтобы она поверила. Но это действительно было правдой. Просто у него не было слов, чтобы объяснить это, да он и не умел и не хотел говорить. Людмила чему-то засмеялась, касаясь пальцами его щеки.
— Смешно, но твоя «племянница», кажется, ревнует меня к своему дяде. Забавная девочка. Тинэйджер.
— Брось, между вами разница всего чуть больше десяти лет. Она сирота.
— Вижу, ты внимательно изучил мой паспорт. Но десять лет между двумя женщинами — это большой срок.
— В тюрьме.
— А ты был там? — настороженно спросила она.
— Проездом, — уклончиво ответил он.
— Ладно, выпытывать не буду. Рома говорил мне, что ты как-то там связан с криминальным миром. Что-то вроде генерала у них, по званию.
— Адмирала, — поправил он. — Мне больше по душе морская терминология. Твой Рома слишком много болтает. Ты спишь с ним?
Она ответила не сразу, чуть помедлив.
— Да. Ты ведь все равно узнаешь.
— Влюбленность или ради удовольствия? — ему было важно знать.
— Ни то, ни другое, — откровенно ответила Мила. — Просто должен же кто-то быть?
— А теперь?
— Теперь… Теперь это место досталось сильному. Тому, кто и должен был его занять. А хочешь, я расскажу о себе?
— Не надо. Я могу, например, догадаться, почему ты развелась с мужем.
— Ну, почему? — она оперлась на локоть, отпив немного вина.
— Он не понимал твоей работы, а ты — его. Вы хотели быть вместе, но не могли бросить ради этого каждый свое дело. Обычная история для людей, которые имеют цель в жизни, кроме любви. У меня было то же самое.
— Верно, — согласилась она. — Ты неплохой психолог. Я обучалась этому ремеслу пять лет, а потом ушла в журналистику. А кем был он, попробуй, угадай?
— Почтальоном. Начальником Главпочтамта, — усмехнулся Игорь.
— Нет, двойка. Ми-ли-ци-о-не-ром. Сыщиком.
— Нормально. Не каждая жена выдержит.
«Интересный получается расклад, — подумал про себя Игорь. — А жены лидеров группировок, часто ли выдерживают?» Это уже относилось к нему, к его прошлому. Словом, встретились «два одиночества».
— Ты чему улыбаешься? — спросила Мила.
— Так, ерунде всякой, — ответил он, сталкивая поднос на пол и нежно обнимая прильнувшую к нему женщину с разгорающимися синими огоньками в глазах.
9
Через два дня Игорь уехал из Москвы. Джип-«чероки» мчался в Серпухов, и даже еще дальше — в одну из среднерусских деревень, где уже как три года был восстановлен и действовал храм Святого Иоанна Предтечи, а службу справлял отец Иринарх, по своему легендарная личность, бывший полковым священником российских солдат и проведший почти семь месяцев в чеченском плену. В машине, мягко катившей по дороге, находились также Серж, Михаил и Лера. Она упросила Игоря взять ее с собой, и он ничего не имел против того, чтобы девушка побывала в самой глубинке России, посмотрела как живут люди, побеседовала с отцом Иринархом, умевшим не только располагать к себе людей, но как-то просветлять их, обращая к истине. В багажнике джипа лежала сумка с крупной суммой денег. Часть из них пойдет на реконструкцию других храмов, обустройство воскресных школ, нуждающимся землякам. Другая часть — имеет целевое назначение. Эти деньги будут работать на идею, на будущее России. Распоряжаться ими станут другие люди. Кононов знал, что он — всего лишь одно из звеньев в этой цепи, каждый выполняет свою функцию. Но все они работают на благо Отечества. Необходимо единство. И не важно, кем ты был прежде, главное — кем стал и будешь. Живешь ли ты в презрительно называемой «этой», или «нашей» стране. И если рассматривать криминальный мир с этой точки зрения, то у него впереди оставалось как бы три пути: продолжать формировать неоязыческую империю на осколках России, где решает «право сильного», а «все — против всех»; либо подчинить свои структуры устроителям «нового мирового порядка», влиться в него со всеми зоологическими потребностями; либо исповедовать тайное служение православной России и ее будущему мироустройству, которое станет возможным с обретением монархии. Первые два пути — гибельны. Кононов не сомневался в своей правоте и говорил об этом накануне Роману Корочкину, когда они сидели в ночном клубе, но тот, судя по всему, отнесся к его словам несколько скептически. Его дело. Сейчас, откинувшись на заднем сиденье, Игорь подумал и о Людмиле, которая так неожиданно и стремительно возникла в его жизни, словно ему прямо в руки с небосклона скатилась яркая и далекая звезда, а теперь жгла и ладони, и мозг, и сердце. Он еще не представлял, что выйдет из всего этого — будут ли они вместе или так же внезапно разойдутся, но ему смертельно не хотелось вновь терять то, что удалось обрести, как дар. И, взглянув на сидящую рядом с ним Леру, он почему-то улыбнулся.
— А она красивая!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики