ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Затем бросили в машину, кажется, «джип», и поехали. Дали что-то понюхать, и он начал приходить в себя. Первый — кого Клим узнал — был Игорь, сидящий рядом с ним. За рулем — Мишель.
— Охренели? — проскрежетал Клим. — Что за комедь?
— Тихо-тихо! — успокаивающе отозвался Кононов. — На твоем «ниссане» пара глаз, а теперь пусть думают, что ты дома или на такси умотал.
— А Инга?
— Инга в квартире, от нее визга много, а шерсти мало.
— А зачем все? Ты что — собрался мне помочь?
— Помочь, — кивнул Игорь. — Где у тебя назначена встреча со ставропольцами?
— За «Гангом»… — неохотно признался Клим. — Ты их давно «вел»?
— Вели. Только ничего за ними нету.
— Пустые они, подтвердил Серж. — Но очень серьезные. Понимаешь?
— Денег ты, конечно, не достал, — продолжил Игорь, вытаскивая у Клима из-за пояса «ТТ». — А игрушку взял, чтобы обменять ее на товар. Так?
Клим ничего не ответил, лишь сверкнул глазами.
— Знаешь, чем все это должно было закончиться?
— Еще неизвестно.
— Вас бы с Ингой рядышком положили. Ну, ничего, поехали, сейчас сам посмотришь.
Остановились они возле «Ганга», Серж остался в «джипе», а Игорь с Климом вышли.
— Пойдем! — произнес Хмурый. Но двинулся он не к новостройке, а к жилому высотному дому. Поднялись на лифте на последний этаж, затем выбрались по чердачной лестнице на крышу.
— Обзор-то какой! — вздохнул Игорь, поворачиваясь вокруг себя. Отсюда действительно было отлично видно — особенно весь незавершенный «цикл» строящихся зданий: выкопанные под фундамент огромные ямы с пиками арматур, бетонные плиты, кладки, вагончик-бытовку, бегающую вдоль забора собаку. Правда, быстро темнело.
— Это ничего! — угадал Игорь. — У меня бинокль с ночным видением, — и вытащил его из-под куртки.
— Ты приготовился основательно, — сказал Клим.
— Так я же тебя знаю, — ответил тот. — Тебе надо наглядно показать, чтобы убедился. Как в театре. Занимай кресло в партере, — он подвинул ногой валявшийся тут же колченогий стул.
Направив бинокль, Игорь стал внимательно изучать местность. Все было вроде спокойно, но затем начались кое-какие передвижения. Прошло полчаса. Клим также несколько раз прикладывался к окулярам. В начале одиннадцатого возле котлована выросла фигура Шиманова. Потом к нему присоединился и Глотов.
— А двое других — за кладкой, — сказал Игорь. — Тебе бы так или иначе, не повезло. К тому же… вас бы всех накрыли.
Он передал бинокль Климу. От забора — тенью шли трое, почти сливаясь с бетонными плитами.
— Я в этом не сомневался, — произнес Игорь. — Отличная работа. Жаль, в пустую. Хотя… возьмут с пушками. А хотели, наверняка, с трупом.
— С чьим?
Кононов взглянул на него, но ничего не ответил.
Завершительная сцена операции, которую проводил сам Воронов, началась и закончилась стремительно, где-то около одиннадцати часов. Надоело ждать Клима и стало понятно, что он вообще не придет. И Шиманова с Глотовым и еще двоих повязали чисто, без шума, двумя группами. Сейчас все они лежали лицом вниз, не дергаясь, принимая грязевые ванны — от нервов. В карманы оперативников перекочевали отнятые «пушки».
— А никакого героина-то и нет, — сказал недовольный Воронов.
— И Клима тоже, — добавил майор Мголоблишвили. — Чего это он не пришел?
— Сказать тебе? — Воронов покрутил головой, а казалось, что он вертит носом, принюхивается. — Я знаю. Его Хмурый перехватил. Вот так-то. На сто процентов. А теперь сидит где-нибудь, и смотрит на нас, дураков, и посмеивается. Умный нам попался противник, Отар. Уважать надо.
— Уважим, — согласился Мголоблишвили, вскинув голову.
5
Летом и осенью девяносто пятого на лидеров криминальных группировок напал какой-то мор. Не проходило недели, чтобы пресса не сообщала об очередном громком заказном убийстве. Тираж «Свежей газеты» Бенедиктова, где особливо стращал читателей леденящими душу подробностями Рома Корочкин, резко пополз вверх. Расписывая ужасы мафиозных разборок, журналист намекал на некий «Белый эскадрон», созданный якобы в недрах спецорганов, куда входили сотрудники милиции и ФСК, призванные вершить правый суд над преступниками. Как в Аргентине или Бразилии. Писаные законы-то не действуют. И читатели охотно поверили в существование карающей десницы. Появились легенды о стрелках-киллерах, неуловимых «Робин Гудах», бывших спецназовцах, стреляющих с обеих рук и ног, которых невозможно поймать, а если и схватывают, то они уходят из тюрьмы через открытые двери… Убийств было действительно много, и все они оставались «висяками».
Одного поразили снайперским выстрелом с сорока метров, когда он выходил с дискотеки, другого изрешетили на берегу озера, третьего взорвали вместе с женой и тещей, кто-то вообще исчез бесследно. Один из старых рецидивистов, «вор в законе», жаловался муровцам: «Молодые пришли, без понятия, наглые, жестокие, борзые. Я полжизни у хозяина провел, никогда не гнулся, мне любая пересылка — родной дом, а они ко мне без всякого уважения». Обидно было не только ему. Еще и случайным прохожим или членам семей, которые гибли в этой «необъявленной» войне. Но, судя по всему, время воров-бессеребренников оставалось в прошлом. Теперь «коронами» венчали не только за заслуги, которых у многих-то и не было, а за деньги, за связи, чтобы «продвинуть» своего. Прежние воры не имели права жениться, заводить семью, работать, служить в армии, жить в собственном доме. Нынешние авторитеты ломали старую систему напрочь. Появились и виллы, и особняки за границей, и многомиллионные счета в банках. Но убивали не только лидеров. И нормальных бизнесменов, которые хотели жить по закону, и журналистов, проявивших особую прыть или напавших на какой-то след, и банкиров, сидящих в бункерах, и политиков, лоббирующих те или иные интересы. Убивали и сами политики: некий депутат Госдумы, «водочный принц», застрелил из автомата двоих, продолжая оставаться «неприкосновенным», как жрец в Индии. Ни один человек, даже самый незначительный, не был застрахован от того, что на улице ему не проломят голову, а в подъезде не всадят тесак в грудь. Даже в обычных дворовых драках стало привычным: «Я тебя сейчас замочу!» Теперь старались не бить, а убить до смерти. Такое время — психическое. Когда в стране беспредел сверху до низу, жизнь человеческая не стоит и ломаного гроша.
А способы и методы убийств становились все изощреннее. От инерционных стилетов и ножей морских пехотинцев — до арбалетов и ружей-гарпунов для подводного плавания; от старых надежных АКМ — до снайперских винтовок «М-21», принятых на вооружение в США; от диверсионных одноразовых пистолетов «Тарантул», маскируемых под сигаретную пачку, — до ультразвуковых свистков направленного действия; от универсальных токсичных ядов, не поддающихся судебной экспертизе — до пластиковых мин, принимающих любую форму и не оставляющих от «клиента» никаких следов. Конечно, без опытнейших специалистов, прошедших диверсионную подготовку на службе у государства, здесь было бы не обойтись. Но ни для кого больше и не было секретом, что бывшие офицеры, разведчики, подрывники, гебисты, милиционеры и другие служивые — шли косяками на содержание к авторитетам. И не только бывшие, но и действующие. Без их участия развернувшаяся война не смогла бы приобрести таких форм. А техническую поддержку оказывали воинские части, штабы, таможенники, политики, делящие преступные группировки на «свои» и «чужие». Даже главы государств из ближнего зарубежья опосредовано управляли своими криминальными соплеменниками, осевшими в Москве и по всей России. Но существовал ли на самом деле «Белый эскадрон», созданный из группы «честных ментов»? Кононов смеялся над этой легендой Корочкина, поскольку сам знал и курсантов милицейской школы, предлагавших поставить на «поток» любые заказы; видел и труп известного ереванского вора, застреленного действующим сотрудником ОВД; сталкивался в разговоре с операми, которые лично задерживали (по ошибке) своих сослуживцев, вкупе с братками. Тот же капитан Евсеев признавался ему, что в свободное время выполняет охранные функции у одного криминального авторитета. А один муровский сыщик, с которым позже у Игоря наладились хорошие отношения, так и сказал: «Никакого идейного отстрела нет и не было. Шла обычная работа, за деньги».
6
Сентябрьским днем, в череде этих покушений произошло еще одно, на возвращавшегося в Москву Мовлада. Хмурый не имел к этому происшествию никакого отношения, поскольку его не только не было в то время в столице, но он даже понятия не имел о внезапном прибытии из Чечни своего давнего врага, повинного в смерти Стаса. Не то предпринял бы все усилия, чтобы не упустить и на сей раз этого человека. Мовлад приехал инкогнито, на короткий срок, то ли в качестве эмиссара Дудаева, то ли по своей личной инициативе. Назревали грозные события, хотя до войны в Чечне оставалось еще четыре месяца. Кто организовал покушение на Мовлада — можно было только гадать, но врагов у него существовало достаточно. Либо какая-то из криминальных группировок, либо задействованные спецы, прикрытые «службой». В состоявшейся затем на эту тему беседе Игоря с Сабуровым, тот, сам бывший «альфовец», склонялся к последнему варианту: что здесь не обошлось без ГРУ. Во-первых, потому что Мовлад уже не столько «авторитет», сколько фигура военно-политического значения, а выбить из-под ног дядюшки Джо одну из его подпорок — в свете надвигающихся событий — весьма и весьма стоит. А во-вторых, учитывая его криминальное прошлое, легко свалить эту смерть именно на криминальные разборки.
Вот только что-то не гладко вышло. Мовлад остался жив. В его машину влепили из «мухи» кумулятивным зарядом: он прожег «мерс» насквозь, как консервную банку, и грохнул в фундамент дома на Дербеневской набережной. «Террорист» не подрассчитал. Мовлад отделался легким испугом, а уже через три часа спешно покинул гостеприимную столицу.
— И на старуху бывает проруха, — заметил Сабуров.
В кадрах криминальной хроники, на следующей неделе, Кононову довелось увидеть этот «прошитый» «мерседес» и развороченную кладку дома, а потом под комментарий диктора пошли другие события.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики