ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

»
Следующие инструкции получили два бойца с боксерскими навыками. Кононов также передал им адрес и фото майора Котюкова.
«— Не раньше, и не позже двадцать третьего числа, — предупредил он. И никакой самодеятельности. Не перестарайтесь. Особенно, ты — Петро! Вечно тебя заносит, как подъемный кран в урагане. Следи за ним, Длинный.
— Все будет красиво, как в балете, — уверили его бойцы. Игорь засомневался, что они когда-либо посещали Большой Театр, но вида не показал.
— Ладно, идите.»
К двадцать третьему числу были приготовлены два объемистых пакета с материалами. Отличались они лишь одним: в первом указывалось — где именно хранит майор Котюков кокаин, предназначенный для перепродажи Ахмету. Этот пакет должен был «отплыть» через надежного человека в ФСБ. Второй пакет Гена Большаков передаст в «Свежую газету», договоренность о встрече с «золотым пером» журналистики Ромой Корочкиным уже состоялась заранее. Если понадобиться, найдутся и другие газеты, но этот цепкий журналист и своего не отдаст, и чужое прихватит. Так что, все, вроде бы, в порядке. Пора переходить к заключительному аккорду «акции». Назовем ее, подумал Игорь, «Привет от Хмурого!»
9
Проводив взглядом авиалайнер с улетевшим Аршиловым и убедившись, что никаких накладок не произошло, Споров отправился из «Шереметьево-2» обратно в центр столицы. Несмотря на позднее время оставались незавершенными еще кое-какие дела. Полковник ФСБ вел свою «тойоту» столь лихо, что его пару раз тормознули незадачливые гаишники, выслушав теплые комплименты в свой адрес. Больше на трассе никто не трогал: передали по рации — не связываться. На въезде в город Споров начал сбавлять скорость. Первоначально он хотел заехать в «Свежую газету», но потом решил, что разговор с Бенедиктовым можно и отложить. До завтра. К тому же, вряд ли главный редактор сидит и ждет его в своем кабинете, покуривая трубку. А вот в другом месте — ждали. Споров остановил машину возле здания Мосдумы, всего в паре кварталов от знаменитой Петровки, 38, где ему когда-то пришлось поработать до перехода в Управление перспективных программ ФСБ. Вернее, работая в ГУВД, он еще в те далекие времена основные обязанности выполнял в тогдашнем КГБ. Имеющий уши — да услышит. Сейчас времена другие, все смешалось и каждый за себя. Никакие ностальгические воспоминания память Спорова не отягощали. Хозяин тот — у кого деньги.
В здании Мосдумы светились несколько окон. Государевы дьяки не спали. «Думу горькую думают — как жить дальше?» — злорадно усмехнулся Споров, проходя мимо вытянувшихся охранников. Он легко вбежал на третий этаж, направился в приемную одного из «приказных дьяков» — народного избранника Шиманова. На этого Шиманова, еще с андроповских времен у Спорова хранилось такое пухлое досье, что впору было сажать на раскаленную сковородку и отправлять прямиком в ад. Но по нынешним документам Шиманов был чист, как стеклышко — два высших образования, безупречная служба в органах, звание полковника, заслуженный мастер спорта, доктор юридических наук и прочая чепуха. Не хватало только звезды Героя, но это уже был бы перебор для человека, совершившего в прошлом серию уголовных преступлений. Споров и помог этому «юристу», оставаясь в тени, пролезть в Мосдуму. Более того, сделал его председателем комиссии по борьбе с организованной преступностью и коррупцией. Куда же еще сажать этого специалиста, не на канализацию же?
Сейчас в приемной Шиманова вместо приветливой длинноногой секретарши, озарявшей помещение в дневные часы, сидели одни мужчины — пара охранников и несколько «дойных» бизнесменов-предпринимателей, не совсем понимающих, зачем их вызвали в столь поздний час? Споров молча толкнул плечом дверь в кабинет избранника. Так находились сам Шиманов, его депутатский помощник Глотов и низенький лысый человек в роговых очках, как то неприятно сжавшийся на стуле. Те двое стояли перед ним и, судя по их разгоряченным лицам, только что орали.
— Работайте, работайте! — хладнокровно произнес полковник ФСБ, усаживаясь на угловом кожаном диване. Что-что, а «работать» они умели. «Пора и Глотову повышать статус, — подумал Споров. — Шиманова — в Госдуму, а этого — на его место.»
Помощник депутата между тем хрипло выговаривал маленькому человеку в очках:
— Слушай, Тарланов, мы же тебя по хорошему предупреждали: всю сумму ты должен был перевести сегодня. Говорили тебе об этом или нет? Ты, банкомет вшивый! Я курирую вопросы безопасности всего округа. У меня Мавроди на полу лежал, понял?
— Встать! — заорал вдруг Шиманов, брызгая слюной. Лицо его пошло красными пятнами. — У меня тут генералы стоят навытяжку, ясно? Короче, если завтра к пятнадцати ноль-ноль будет какая-то заморочка, мы с тобой больше беседовать не будем. Я на твою фирму напущу ОМОН, а тебя мордой в говно положим. Но это еще будут цветочки. Налоговикам мы тебя сдавать не будем. Тебя в лесопарке найдут. Я не жажду крови. И привык договариваться со всеми. Я человек прямой и не люблю, когда передо мной задом крутят.
— Ты все понял? — добавил Глотов, влепив Тарланову затрещину.
Со стороны эта сцена могла бы показаться фантасмагорической, но Споров лишь устало зевнул, поймав испуганный взгляд маленького человечка с большими доходами. А что он хотел: в комиссии по борьбе с мафией его встретят шоколадным тортом?
— Он все понял, — сказал Шиманов, потрепав Тарланова по щеке. — Давай, зови следующего…
10
На полу в квартире лежали трое кавказцев, скованные наручниками, и среди них — главный, ради которого они приехали — Ахмет. При «аресте» активное сопротивление оказал лишь один, широкий звероподобный абрек, но ему и досталось больше других: он не успел вытащить из тумбочки ствол, а сейчас находился без сознания, с пробитой головой, из которой сочилась кровь. «Выключил» его Сергей, рукояткой своего «ТТ». Часа на два, не меньше. Правда, и сам теперь прикладывал вороненую сталь к задетому кулаком глазу. Но в общем, все прошло, как по нотам. Игорь отошел к окну, уступив всю режиссуру «лейтенанту».
— Итак, начнем, — почти весело сказал Михаил. — Оружие, наркотики есть? — он «случайно» задел носком ботинка живот Ахмета.
— Нэт, начальник! — торопливо отозвался тот.
— Будем искать, — еще веселее согласился «лейтенант», а Леша уже вытаскивал из тумбочки завернутый в цветастый платок «Макаров». Поднес его к носу Ахмета.
— Чей?
Тот замотал головой. Второй азер лежал тихо, как мышка. Последовал удар резиновой дубинкой по печени.
— Ну что, не вспомнил? Малолеток тут принимаешь, да? А потом их на свой Кавказ сплавляешь, да? Ладно, сержант, поработай пока с ним, а вы приступайте к досмотру.
«Лейтенант» отступил в сторону, за дело взялся Сергей, который, казалось, только и ждал этого, продолжая лечить железом свой расцветающий под глазом синяк.
— Ну, с-суки… сейчас вы у меня быстренько запоете!
Обыск в квартире проходил быстро, по всем правилам сыскной науки. Содержимое ящиков летело на пол больше для внешнего эффекта, Игорь и так знал со слов Ларисы, где Ахмет прячет товар. Тот оказался крепким орешком, а вот его сородич заскулил уже через пару минут:
— Нэ надо бить, нэт ничего, нэт!
— А это что? — Леша вытащил с антресолей большую спортивную сумку, расстегнул молнию. Среди трепья и газет нашлись десять целофановых пакетов с белым порошком.
— Нэ знаем, нэ наше! Хозяева оставили! — со злостью выкрикнул Ахмет, глядя, как засмеялся один из «оперативников» в штатском. Его бесил наезд этих неизвестно откуда свалившихся ментов. Что они, в объезд Котюкова орудуют? Без согласования с майором? Или они из центрального управления?
Кононов встал перед Ахметом. Вытащив руку из кармана, щелкнул выкидным лезвием. Второй кавказец испуганно заерзал на полу. Для любого из них нож в чужих руках — как жало змеи. Игорь, нагнувшись, вспорол один из целлофановых пакетов.
— Похоже на кокаин, — сказал он.
— Так пока и запишем, — откликнулся «лейтенант». — Порошок белого цвета… — окончить фразу Михаил не успел: запищала рация.
— Третий, третий, я — пятый, прием.
— Слушаю, пятый, прием! — Игорь, взяв рацию, отошел к окну.
— «Звездочки» в ваш подъезд побежали. Четверо, — доложил один из оставшихся во дворе.
— Понял, будь на чеку, отбой!
Сделав предупредительный знак, Игорь выключил в коридоре свет и встал у двери. Рядом с ним застыл «лейтенант», напряженно вслушиваясь в тишину. Все замолчали, Сергей сидел на корточках между двумя кавказцами, готовый своими руками-лопатами сдавить оба горла, если бы те решились пикнуть. Так прошло несколько томительных минут. Что это: предательство, случайность? Кононов смотрел на входную дверь, размышляя. Неожиданно вновь запиликала рация:
— Третий, я — пятый. Это — охрана на «сиру», ложный вызов. Уже вышли, погрузились, отъехали. Прием.
— Понял, пятый. Конец связи.
Игорь передал рацию «лейтенанту». Тот, вернувшись в комнату, невозмутимо продолжил незаконченную фразу:
— значится так: порошок белого цвета, похожий на кокаин. Что скажете, уважаемые гости столицы?
— Нэт! — выкрикнул всего одно слово Ахмет.
— Нет, — повторил за ним Игорь. Он зачерпнул лезвием ножа порошок, поднес его к губам «задержанного» и взял Ахмета за волосы.
— Жри, мразь!
Тот дернулся, рассыпав содержимое на пол. Сергей тотчас же врезал ему левой рукой по почкам. Разинув от боли рот, Ахмет начал глотать воздух. «Сержант» ухватил его одной рукой на нос, другой — за черную бороду, раскрыв рот еще шире. Игорь всыпал туда порцию кокаина, потянулся за открытой бутылкой «Боржоми» и плеснул в глотку допрашиваемого газировки.
— Запей. Чье зелье?
— Нам прынеслы — давясь, отозвался Ахмет.
— Кто?
— Я его не знаю…
— Ну тогда съешь еще…
Новая порция кокаина последовала в раскрытый рот.
— Идиот! — смачно сплюнул Леша. — Говори, сдохнешь ведь.
— С кем на связи, прикрытие? — потребовал «лейтенант»:
— Давайте договоримся. Сколько вам надо? — медленно проговорил Ахмет. У него даже акцент стал исчезать от внутреннего перевозбуждения. Второй кавказец лежал тихо, да на него и мало кто обращал внимания.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики