ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Думаю, ты упрощаешь. Можно временно прекратить работу…
– Не такую, как моя, – возразила Зуки. – Она зависит от возраста.
– Нет, твою нельзя. Но другую – можно…
– Но для женщины это не то же самое, что для мужчины, – упрямо отрезала Зуки.
– Конечно, нет. – Он внимательно посмотрел на нее. – Но так уж распорядилась природа, и тут мы бессильны что-либо изменить. Детей рожают женщины, а не мужчины.
– Значит, по-твоему, не может быть равенства полов? – вызывающе спросила она.
Он стер с джинсов мороженое, которое уронил Тоби, и облизнул палец.
– Я предпочитаю принцип компромиссов между полами, признание существующей между ними разницы и учет этой разницы в жизни.
Вынув из сумки бумажную салфетку, Зуки вытерла подбородок Тоби, прежде чем ответить.
– Поэтому ты не женился? – спросила она. Ей хотелось узнать, ей необходимо было узнать это, но и страшно было услышать его ответ. – Тебе не встретилась женщина, которая бы захотела пойти на компромисс и согласиться с твоими устаревшими взглядами?
Он долго смотрел на группу розовых фламинго, сверкавших оперением в золотых лучах заходящего солнца.
– Ты имеешь в виду конфликт между карьерой и материнством? По правде говоря, меня больше притягивают женщины, занятые своей карьерой, и особенно те, как ни странно, которые меньше всего склонны от нее отказаться. Не считая моей собственной работы, несовместимой с семейной жизнью, я до сих пор не женился потому, что не встретил никого, с кем бы мне хотелось вместе провести остаток дней.
Зуки наклонилась к Тоби, чтобы еще раз вытереть ему подбородок, хотя в этом не было необходимости, – она просто боялась встретиться взглядом с Паскуале, который только что прозрачно намекнул ей, на что она может надеяться. В сущности, Паскуале очертил границы взаимоотношений, которые могли бы возникнуть между ними. Это было честно с его стороны. Но ей стало больно, и она еще больше укрепилась в своей решимости не связываться с ним.
– Уже поздно, – сказала она. – Нам пора возвращаться.
По дороге обратно он настоял на том, чтобы проводить их до самого дома. Увидев Паскуале, Керсти заулыбалась.
– Я пришел незваным, – с улыбкой заявил Паскуале.
– Пьер сказал мне по телефону, что такое может случиться. Заходите, – пригласила Керсти, и, к досаде Зуки, он согласился.
Его мощная фигура сразу заполнила собой комнату, и Зуки показалась себе маленьким зверьком, случайно попавшим в ловушку.
Но тут она заметила, что Тоби трет кулачками глаза, и увидела путь к своему спасению.
– Можно мне искупать Тоби? – спросила она.
– Хорошо, – согласилась Керсти и направилась к бару.
Зуки постаралась, чтобы купание было долгим. Сначала они с Тоби поиграли резиновой уткой, потом она вымыла ему голову и почистила зубы. Потом, уложив мальчика в кровать, прочла ему три истории про Дональда Дака. Но когда малыш уснул, у нее больше не оставалось предлога не возвращаться в гостиную. Паскуале наверняка уже ушел, подумала она, ставя книжку на полку.
Оказалось, нет.
Паскуале сидел в кресле со стаканом шерри в руках и выглядел так, будто он член семьи. Керсти показывала ему фотографии, сделанные во время крещения Тоби. Среди них была фотография Зуки в ужасной шляпе, которую ее заставили надеть, как она ни сопротивлялась.
– Все в порядке? – улыбаясь, спросила Керсти.
– Крепко спит. Я вымыла ему голову.
– Неужели? – изумилась Керсти. – Как тебе это удалось? Он орет как резаный, когда это делаю я. Садись и выпей шерри – ты заслужила.
Упорно стараясь не глядеть в искрящиеся насмешкой глаза Паскуале, Зуки промямлила:
– Не хочется, спасибо…
– Глупости! – заявила Керсти. – По-моему, это пойдет тебе на пользу.
Они пили и болтали о разных пустяках, точнее говоря, болтали Керсти и Паскуале, а Зуки лишь слушала, пребывая в мрачном настроении. Он уверен, что может выжать кровь даже из камня, если захочет, с горечью думала она.
Даже в умиротворяющей обстановке гостиной Керсти она не могла не ощущать мужского обаяния Паскуале, скрывавшегося, подобно сжатой пружине, за его спокойной внешностью. Она все время ловила себя на том, что с жадностью смотрит на него.
Наконец, не выдержав, она решила, что пора уходить. И тут Паскуале вновь удивил ее, уже не в первый раз за этот день. Он поставил пустой стакан на столик и поднялся.
– Мне пора, Керсти. – Он взглянул на Зуки. – Тебя куда-нибудь подвезти?
– Спасибо. Я еще немного побуду.
– Правда? – В голосе звучала издевка. – Только не засиживайся, а то опоздаешь на свидание.
Свидание? Зуки недоуменно посмотрела на него и встретилась с его насмешливым взглядом. Она не сразу вспомнила, что солгала ему, будто у нее на вечер назначена встреча.
– У тебя свидание, – холодно напомнил он ей. – Ты разве забыла, Зуки?
– Н-нет, конечно же, нет.
Керсти проводила его, а, вернувшись, сказала с улыбкой:
– Он мне нравится. Я его видела всего раз, но он показался мне совершенно очаровательным, – призналась Керсти, вздохнув. – Он пригласил нас в прекрасный ресторан окнами на Гайд-парк – всех, включая Тоби. Он так с ним возился. Говорят, итальянцы вообще обожают детей. Я знаю, что он итальянец, но у него такой акцент, что не поймешь…
– Да, – согласилась Зуки, надеясь, что на этом высказывания закончатся.
Керсти вопросительно взглянула на Зуки. Но та вряд ли смогла бы вынести допрос, не говоря уж о том, чтобы лгать своей невестке.
– Как твои успехи? – весело спросила Зуки. – Вообще.
– Вообще? – Керсти многозначительно взглянула на Зуки. – Прекрасно. А в частности – просто замечательно. Готова расцеловать этого Паскуале Калиандро. С тех пор как к нему перешла компания, Пьер стал другим человеком. Стонет иногда – не без этого, – но работает вовсю, и вернул себе самоуважение. Более того, после работы идет домой, а не в какой-нибудь бар, где собираются все эти служащие!
Керсти неожиданно покраснела до самых корней своих льняных волос и стала жутко молодой и хорошенькой.
– У нас теперь такие отношения, каких уже очень давно не было. Послушай, тебе удалось переменить тему, но признайся – у тебя сегодня действительно свидание?
– Нет, – покачала головой Зуки.
– Так почему же ты не приняла предложение Паскуале подвезти тебя домой?
– Потому что не хотела.
– И чем тебе не нравится синьор Калиандро?
– Он не в моем вкусе.
– Да будет тебе! Он нравится всем. А по тебе он просто сходит с ума!
– Вовсе нет, – мрачно произнесла Зуки, – он просто хочет затащить меня к себе в постель.
– Ну и что в этом плохого? – хихикнула Керсти. – В конце концов, все мужчины этого хотят, а большинство женщин с удовольствием соглашаются.
– В том-то и дело, – со вздохом ответила Зуки. – А я не хочу быть «большинством».
Керсти кивнула и понимающе взглянула на Зуки своими ярко-голубыми глазами.
– Ясно, – протянула она. – У нас откровенный разговор, да, Зуки? Единственный мужчина и единственная женщина?
Именно так. В двух словах Керсти удалось выразить то, о чем Зуки мечтала с тех пор, как встретила Паскуале Калиандро. Именно единственный мужчина и единственная женщина. И для этого понятия даже существовало одно слово. Замужество.
Зуки тупо кивнула.
– А откуда ты знаешь, что он не хочет именно этого? – настаивала Керсти.
Зуки вспомнила, о чем Паскуале говорил в зоопарке. О типе женщин, который его привлекает. О том, что пока не встретил той, с кем хотел бы провести остаток дней. Яснее выразить свои чувства и мысли было просто невозможно!
– Он мне сам признался, – ответила она прямо.
Каким-то образом ей удалось вырваться от Керсти, не расплакавшись, но, вернувшись домой, она решила доставить себе удовольствие и весь вечер попеременно то обзывала Паскуале Калиандро всеми мыслимыми ругательствами, то пыталась не разрыдаться, чувствуя себя жутко несчастной. А плакать ей было никак нельзя, потому что на утро была назначена съемка в отеле «Гранчестер» и Боже упаси, чтобы у нее распухли глаза.
Впервые за последнее время она заснула с мыслью о том, какое это безумие – делать свою карьеру на таком зыбком материале, как красота.
ГЛАВА ВОСЬМАЯ
На следующее утро Зуки, одетая в голубые шорты и голубую футболку, на которой золотыми буквами было начертано «Это Формидабль!», вошла в огромный зеркальный бальный зал отеля «Гранчестер», где должна была состояться съемка.
Паскуале был первым – и единственным – человеком, которого она увидела.
Нет, зал, конечно, был полон народа, но в поле зрения Зуки, как будто по предопределению судьбы, попала только его гордо поднятая голова.
Их взгляды встретились. В его глазах был вопрос, а в ее?.. Господи, что он прочел в ее глазах? Выдана ли она себя этим взглядом? Знал ли он, что один его вид вызвал волнение в ее сердце? Понял ли, что при виде приближавшейся к нему Стейси Ломас ее переполнило первобытное чувство ревности, накатившее на нее такой волной, что она готова была закричать?
Улыбаясь и кивая головой, он что-то ответил Стейси и направился к Зуки.
– Привет, bella! – тихо сказал он.
– Паскуале, – вежливо склонила она голову.
– Спала? – внезапно спросил он.
– Конечно, спала, – солгала она. – Почему ты спрашиваешь?
– Из-за этого. – Он слегка коснулся пальцем ее нежной кожи под глазами. – Даже косметика не может скрыть небольшой синевы.
О Боже! Вся ее красота летит к черту! Что толку разглагольствовать о своей карьере – если и дальше так пойдет, она вообще может оказаться без работы.
– А как же фотографии?
– Не беспокойся. При ярком свете ничего не заметно. Вряд ли кто-нибудь обратил внимание. Кроме меня, – тихо добавил он и одарил ее откровенно чувственной многообещающей улыбкой.
Мурашки пробежали по телу Зуки. У нее кружилась голова от самого его присутствия. Она чувствовала, что надо поскорее отойти от него, прежде чем она скажет что-либо непоправимо глупое, вроде того, что хочет, чтобы он на ней женился.
– Извини, Паскуале, по-моему, они готовы начать съемку.
– Погоди. – Он взял ее за локоть. – Давай сходим куда-нибудь после съемки.
– Нет, – не задумываясь, ответила она.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики