ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Почему? Боишься?
Не просто боюсь – я в ужасе. Она хотела что-то ответить, но он прервал ее:
– Давай больше не будем играть в эти игры, Зуки. Мне нужно многое тебе сказать.
Его взгляд был прикован к ее глазам, и даже более волевая женщина вряд ли устояла бы, настолько он был завораживающим.
– О чем? – прошептала Зуки.
– Не сейчас. Тебя ждут. Сходим пообедать, ничего больше.
– Назови хотя бы одну причину, Паскуале, – тихо сказала Зуки.
– Мы оба этого хотим, – просто отозвался он, улыбнувшись. – И нам надо поговорить. К тому же обещаю быть образцовым джентльменом.
– Хотела бы я на это посмотреть, – съязвила она.
– Вот и увидишь. Пойдем, сюда идет Стейси. Начнем фотографировать.
Когда наступил перерыв, Зуки уже пожалела, что согласилась на ланч с Паскуале, но он отмел ее возражения и повел к лифту.
– Где мы будем есть?
– У меня в номере.
По части оскорблений он и впрямь был большим мастером!
– Я и близко не подойду к твоему…
– Зуки! – укоризненно прервал ее Паскуале. – Разве я не дал слово? Вместо того чтобы делать поспешные выводы, согласись – это идеальное место для ланча. Не говоря уже о том, что из окна открывается прекрасный вид на Лондон, я хочу, чтобы нам никто не помешал. – Оглядев мельком ее наряд, он добавил: – Не думаю, что ты захочешь пойти в ресторан в таком виде.
Она совершенно забыла о том, что на ней было надето. Утонченным такой наряд не назовешь!
– Если ты никак не можешь заставить себя доверять мне, давай зайдем в гостиничный бутик и оденем тебя во что-нибудь подходящее для ресторана. Или мы можем поехать на моей машине к тебе домой, и я подожду, пока ты переоденешься. Но на все это уйдет время, и его не останется на ланч. – Он взглянул на часы. – По-моему, ланч тебе не помешает. Если не ошибаюсь, ты похудела за эту неделю.
– Ты удивлен?
– Нисколько. Я тоже потерял аппетит. – Увидев ее саркастический взгляд, он добавил: – Ты мне не веришь? Погляди. – Смуглой рукой он погладил свой плоский живот.
Зуки судорожно сглотнула. Меньше всего ей сейчас нужен был урок анатомии, да еще с Паскуале в качестве наглядного пособия!
– Верю на слово, – пробормотала она поспешно.
Оказалось, что в номер Паскуале ведет отдельный лифт, который остановился на восемнадцатом этаже. Дверь лифта открывалась прямо в просторный, покрытый белым ковром холл.
Он заметил ее ошеломленный взгляд.
– Впечатляет, не так ли? – сказал он без тени хвастовства и последовал за нею в соседнюю комнату, где был накрыт роскошный стол. – Обратила внимание, какой из окна вид?
Обратила. Вид был действительно великолепным.
– Дух захватывает, – выдохнула она едва слышно, отметив про себя, что даже цифры на часах Биг Бена были отчетливо видны.
– Иди сюда. Я сделаю тебе коктейль. Зуки взглянула на сервированный серебром и хрусталем стол. В центре стоял благоухающий букет красных роз и несколько длинных свечек.
– Вижу, ты хорошо подготовился к этому ланчу, – заметила она, прищурившись.
– Я старался.
– Значит, был уверен, что соглашусь?
Обвинение, казалось, не слишком его расстроило.
– Как правило, я не заключаю пари, Зуки, – улыбнулся Паскуале. – Скажем, я быль почти уверен.
– Ну и самомнение у тебя!
– Знаю. И что будем с этим делать?
– Абсолютно ничего, – обозлилась она. – Я передумала и не буду…
– Зуки, – мягко прервал он ее, – извини меня за дерзость. Останься, пожалуйста.
Она приказала своим ногам идти, но они упорно ее не слушались. Вместо этого с доверчивостью ягненка, которого ведут на заклание, она опустилась на пододвинутый стул.
– Хочешь вина? – спросил он, сев напротив.
Она было отказалась – от вина, выпитого днем, ей всегда хотелось спать, – но сегодня ей это было нужно, как никогда, и она изменила своей привычке.
– Да, спасибо.
Он наполнил бокалы шабли из стоявшей в ведерке со льдом бутылки. Отпив несколько глотков этого ароматного вина, Зуки сразу почувствовала себя менее напряженной.
Она поставила бокал и посмотрела на Паскуале вопросительным взглядом.
– Итак, Паскуале, о чем ты хотел со мной поговорить?
Но он только покачал головой.
– Сначала поешь, – приказал он.
У нее совсем не было аппетита, и ей казалось, что она не сможет проглотить ни кусочка. Но при виде громадных очищенных креветок, тонких ломтиков копченой лососины и восхитительных салатов она в первый раз за последнее время почувствовала, что голодна.
Во время еды Паскуале рассказывал ей о делах «Франклин моторз», о сделке, которую он только что заключил в Нью-Йорке. Вообще-то она не очень разбиралась в подобных вещах, но он так терпеливо все объяснял и настолько простыми словами, что ей показалось – выйди она сейчас отсюда, она могла бы с успехом разобраться в сложностях работы на фондовой бирже.
Расправляясь с клубникой в малиновом желе, она вдруг подняла глаза и обнаружила, что Паскуале внимательно за ней наблюдает. Клубника вдруг потеряла свою привлекательность, и Зуки отложила ложку.
– Давай пойдем пить кофе в гостиную, – предложил он. – Там нам будет удобнее.
Расслабившись под действием вина и хорошей еды, Зуки вдруг обнаружила себя сидящей на громадной, мягкой, белой софе. Перед ней на столике стояла чашечка дымящегося кофе. Паскуале с грацией тигра, обхаживающего свою жертву, вышагивал взад-вперед по комнате.
– Я должен перед тобой извиниться, – совершенно неожиданно заявил он.
Вот уж чего она никак от него не ожидала!
– О! – воскликнула она, застигнутая врасплох. – За что?
– За свое поведение. За то, что оскорблял тебя, запугивал, не верил тебе, когда ты говорила правду.
Интересно, какую именно правду он имел в виду, подумала она, глядя на него в изумлении.
– И чему я обязана такой переменой?
– Я поговорил с Сальваторе, когда был в Нью-Йорке.
– И что?
– Он убедил меня в том, что ваши отношения были чисто профессиональными. Что ты всего-навсего взялась зашить ему джинсы.
– Но ведь и я говорила тебе то же самое. Ты же мне не поверил!
– Я был не прав, – ответил Паскуале, стиснув зубы.
– И это все? – недоумевала она. – Только ради этого и ланч, и прекрасный вид из окна?
– Не только. Это для начала, дорогая.
– Да? – пристально посмотрела на него Зуки.
– Что ты скажешь о том, что было вчера?
– Вчера?
– В зоопарке, – подсказал он, внимательно глядя на нее. – Тебе не кажется, что вчера мы с тобой неплохо поладили?
Зуки смутилась.
– Скажи правду, – потребовал он.
– Ну, в общем… – Этого никак нельзя отрицать. – Да, думаю, что так.
Паскуале усмехнулся, и черты его лица смягчились.
– Конечно, поладили. Я и сам так думаю. Я давно не чувствовал себя так хорошо.
– Боюсь, я не совсем тебя понимаю. – По правде говоря, она слишком хорошо поняла, что он имел в виду, и это, по всей вероятности, отразилось на ее лице.
– Я хочу, чтобы ты спросила себя, кто выигрывает от того, что ты пытаешься отрицать наше взаимное притяжение? Почему ты сопротивляешься мне? Нашим отношениям? – спросил он хрипло.
– Между нами нет отношений, – отрезала она.
– Разве? Скажи, что ты не думаешь все время обо мне, и я назову тебя лгуньей, – сказал он, подняв руку и не давая ей возразить. – В этом нет ничего постыдного. Я в этом признаюсь, хотя это наваждение – нечто для меня совершенно новое. Ты мне веришь?
– Разумеется, верю, – холодно ответила Зуки. – Потому, что я не сдалась. Ты из тех, кто привык получать то, что хочет и когда захочет. И чем больше я сопротивляюсь, тем сильнее твое желание меня заполучить. Если бы я сейчас легла с тобой в постель, завтра ты забыл бы о моем существовании.
– Нет! – стал он яростно отрицать. – Это не так! Ведь я не мог тебя забыть все эти долгие семь лет.
Зуки замотала головой, стараясь не слишком вникать в смысл его слов.
– Я все еще хочу тебя, Зуки, – просто сказал он. – Больше, чем какую-либо женщину в своей жизни!
– Полагаю, я должна благодарить тебя за такое поразительное заявление?
– Я не жду от тебя никакой благодарности, – хмуро сказал он.
– Чего же ты ждешь?
Паскуале пожал плечами. Когда он заговорил, его итальянский акцент стал заметнее, это всегда случалось, когда он хотел выразить словами свои чувства.
– Я наделал кучу ошибок. Я вел себя грубо, даже бестактно, когда предлагал тебе стать моей любовницей. Даже слова «любимая женщина» прозвучали для тебя оскорбительно. Но какими другими словами это выразить? Вступить в связь? Как говорят ваши мужчины?
Зуки сцепила пальцы, чтобы он не заметил, что они дрожат от злости. По какой-то причине тот факт, что свое желание затащить ее в постель он прикрывает словом «связь», разозлил ее больше, чем все сказанное им раньше. Когда он предлагал ей стать его любовницей, он, по крайней мере, заявил об этом открыто.
Какой лицемер!
– Связь, – откликнулась она. – Не знаю, что ты под этим подразумеваешь. Может, немного разовьешь тему? Как часто мы будем встречаться?
Зуки увидела, как заблестели его глаза в предвкушении победы.
– Как нам позволят наши деловые расписания! Ты же знаешь, я часто бываю в отъезде, так что у нас не будет определенных дней. Однако теперь, когда ты работаешь по контракту с моей компанией, будет легче составлять расписание. Представляешь, с какими трудностями пришлось бы столкнуться, если бы ты все еще разъезжала по разным странам?
Ну и хладнокровие, в ярости подумала она. Кровь закипела у нее в жилах. И тут он улыбнулся. У него хватает наглости улыбаться! Более того, это была жестокая, самодовольная улыбка человека, убежденного в том, что, наконец, он получил то, что хотел.
Ее!
– Скажи мне, – сказала Зуки, тщательно подбирая слова, – у тебя во всех больших городах есть по женщине? – Как бы удивленный ее словами, Паскуале нахмурился. – Я буду твоей лондонской девушкой? А если так, будет ли у меня эксклюзивный доступ к тебе, или мне придется с кем-нибудь тебя делить? Боюсь, Стейси это не понравится.
При нормальных обстоятельствах она могла бы испугаться угрожающего выражения его лица, но данные обстоятельства были явно ненормальными.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики