ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– То есть ничего ей не сказал. Сказал только, что мне надо фотографировать. Но не сказал, что уезжаю с тобой.
– Почему?
– Она… э-э… понимаешь… очень ревнует, – извиняющимся тоном сказал он.
– Да будет тебе, – сердито возразила Зуки. – Неужели ты думаешь, что я этому поверю? Ведь как фотограф ты все время работаешь с разными моделями. Если бы она тебя ревновала, ваши отношения и минуты не продержались бы.
– К другим моделям она меня не ревнует, только к тебе. – Сальваторе посмотрел на нее в замешательстве.
Глаза Зуки угрожающе блеснули.
– Что ты имеешь в виду?
Сальваторе беспомощно пожал плечами. Он был гениальным фотографом, но сейчас вдруг показался Зуки совершенным юнцом.
– Она знает, что мне всегда хотелось тебя фотографировать. А когда я с ней познакомился, я был немного в тебя влюблен. У меня даже висел в спальне твой плакат. – Он покраснел.
– Если бы ты только знал, какой я сейчас почувствовала себя старой, – устало сказала она, нервно хохотнув. – А тебе не приходило в голову, что она все равно узнала бы и именно так бы и отреагировала?
– Я вообще ни о чем не думал, – признался он. – Мне так хотелось тебя фотографировать, что я просто был счастлив, когда ты согласилась. Извини меня, Зуки.
Ну почему все повторяется? – вздохнула Зуки. На этот раз на ее пути, без всяких причин, появилась чья-то невеста. Может, я слишком доверчива? Или просто дура? – подумала Зуки.
– Тебе лучше вернуться в Нью-Йорк и успокоить Кристину. Твои друзья, несомненно, подтвердят, что мы жили в разных комнатах. А теперь, Бога ради, уходи.
– А ты что будешь делать? – поинтересовался он.
– Я? Улечу первым же рейсом, – твердо заявила Зуки.
И постараюсь выкинуть из головы весь этот ужас, добавила про себя.
Когда дверь за Сальваторе закрылась, она подошла к платяному шкафу и побросала все свои вещи в чемодан.
ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
Зуки вошла в свою лондонскую квартиру, захлопнула за собой дверь и, бросив в холле чемодан, поспешила включить центральное отопление.
Брр! Пальцы не слушались ее, когда она поворачивала ручку.
Как здорово снова оказаться дома, с облегчением подумала она и, скинув туфли, прошлепала в гостиную, ярко-красные стены которой были сплошь увешаны ее собственными картинами.
Аэропорт Хитроу, куда она прилетела из Ниццы, встретил ее мерзкой погодой – именно такой, какую следовало ожидать в Англии в середине лета! День был серый, ветреный и дождливый.
И совершенно под стать ее настроению!
Поменяв свой билет на первый класс, она удобно устроилась в салоне самолета и могла бы поспать во время своего короткого перелета домой, но, как это часто бывает, так и не сомкнула глаз. И поэтому сейчас чувствовала себя без сил и совершенно разбитой. И неудивительно. К эмоциональному стрессу от встречи с Паскуале добавилась еще и усталость от полета.
Ей, по крайней мере удалось улизнуть, не столкнувшись с Паскуале, и на том спасибо.
На автоответчике телефона мигал красный огонек. Было всего два сообщения. Но ведь она оберегала номер своего телефона, как будто это был Форт-Нокс!
Нажав на кнопку, Зуки прослушала первое сообщение. Звонил брат. Его голос, как обычно в последние дни, звучал напряженно.
– Привет, Зуки! Мне надо срочно с тобой поговорить. Позвони мне на работу – только не домой! Я не хочу, чтобы Керсти волновалась.
Зуки вздохнула. Неужели он снова попросит денег, чтобы заплатить долги? Совсем недавно она вложила некоторую сумму в хромающий семейный бизнес. Их матери, когда она еще была жива, удавалось как-то сдерживать непомерные аппетиты Пьера. Но в последнее время он все чаще обращался к Зуки с просьбой дать денег. Пьер рискованно играл на бирже и погорел, и, хотя его жена Керсти была милой женщиной, Зуки считала, что она слишком многое ему прощает.
Если бы я была за ним замужем, я не позволила бы растрачивать деньги по пустякам, подумала Зуки. Но она обожала своего двухлетнего племянника Тоби и, заботясь о его интересах, не считала возможным отказывать брату в деньгах.
Она подняла трубку и набрала номер Пьера, но ей ответили, что он еще не возвращался с ланча.
Зуки взглянула на часы: четыре!
– Вы не будете так любезны, передать ему, что звонила сестра? – попросила она секретаршу. – Я нахожусь дома.
Неудивительно, что бизнес не ладится, если менеджер проводит весь день в ресторане, раздраженно подумала она, вешая трубку.
Второе сообщение поступило от Карли, ее агента.
– Привет, дорогая! – услышала она ее уверенный американский акцент. – Я знаю, что ты во Франции, но, как только вернешься, сразу позвони. У меня есть для тебя нечто, что случается раз в жизни. Так что позвони!
Пока Зуки раздумывала, зазвонил телефон. Это была Карли.
– Ты вернулась! Слава тебе Господи! – воскликнула она.
– Я только что вошла.
– Хорошо провела время?
Перед глазами Зуки замаячил образ Паскуале, хотя она поклялась себе больше о нем не вспоминать.
– Если одним словом, то – нет.
– А что случилось?
Паскуале Калиандро – вот что случилось, мрачно подумала она.
– Сальваторе Бруни, фотограф, не удосужился сказать мне, что у него патологически ревнивая невеста, которая послала рыцаря в сияющих доспехах, – странно, что Паскуале неожиданно вызвал у нее такие романтические ассоциации, – чтобы защитить ее от меня.
– Ничего себе! – рассмеялась Карли. – Не переживай, у меня для тебя новость, которая поднимет тебе настроение.
– Какая? Билет до Луны в одну сторону?
– Да ладно тебе, – снова засмеялась Карли. – Это на тебя не похоже. В конце концов, ты не в первый раз оказываешься в такой ситуации.
– Это точно. Я раздумываю над тем, чтобы обриться наголо и уйти в монастырь…
– Надеюсь, в женский?
– Какая разница, – съязвила Зуки, но подумала, что территория, свободная от мужчин, кажется ей сейчас предпочтительней.
– Прежде чем ты это сделаешь, тебе лучше выслушать меня. Можно к тебе зайти?
– Когда?
– Прямо сейчас! Дело не терпит отлагательства.
Спустя полчаса Карли уже сидела в гостиной Зуки, макая в кружку с кипятком пакетик какого-то травяного чая.
– И как ты только пьешь эту гадость, – передернулась Зуки, отхлебывая горячий шоколад.
– Зато я не поправляюсь. – Карли неодобрительно посмотрела на кружку с шоколадом. – Я тебе говорила когда-нибудь, что у тебя чудовищно неправильный обмен веществ?
– Твердишь постоянно, – улыбнулась Зуки. – Так почему тебе понадобилось срочно меня видеть?
– Как тебе мысль заработать за пять лет пять миллионов баксов? – просияла Карли.
– Ну да. – Зуки скорчила гримасу. – А Луна – это головка зеленого сыра! Слушай, Карли, мне не до шуток, я слишком устала.
– Сегодня твой счастливый день, дорогая, это я знаю точно. – Карли тряхнула головой, сверкая от возбуждения голубыми глазами.
Она глубоко вздохнула и выпалила:
– «Формидабль»! Приходилось слышать?
– Конечно, приходилось. Это одна из самых больших компаний по производству косметики и парфюмерии в мире, не так ли?
– Вторая по величине. Но они стремятся занять верхнюю строчку. И предлагают тебе контракт на пять лет. Они хотят, чтобы ты стала новым «лицом» компании. Их предложение поступило в конце той недели. Просто не верится!
Зуки уставилась на Карли, пытаясь осознать столь потрясающую новость.
– Работать на «Формидабль»?
– Так точно, дорогая!
– На эксклюзивной основе?
– Ну конечно, – пожала плечами Карли. – Так обычно и бывает. Компания не хочет, чтобы ты снималась в рекламе других компаний. Увидит публика твое лицо и сразу подумает: «Формидабль». А деньги просто фантастические. Мой юрист уже видел контракт. Она сделала паузу. – И он произвел на него сильное впечатление. Очень сильное впечатление.
Если учесть, что на лбу юриста Карли можно было бы смело написать «ЦИНИК », это действительно что-то значило.
Все же Зуки недоверчиво покачала головой. Эксклюзивные контракты были редкостью.
– Но почему они выбрали меня? – удивилась она.
– Компания только что перешла в руки какого-то богача, который, по всей вероятности, видел тебя в прошлогодней рекламе защитного крема от солнца. Либо ему нравятся рыженькие, либо он поклонник высоких женщин!
Зуки потребовалось всего пять секунд, чтобы принять решение. Она подумала о распутном нью-йоркском фотографе. О Пьере, постоянно выкачивающем из нее деньги. О том, что становится старше и скоро ей придется соревноваться на подиуме с шестнадцатилетними. О том, с каким отчаянием она скоро будет рассматривать в зеркале свое лицо в поисках морщинок – свидетельств начала конца.
Она допила шоколад и, поставив чашку, спросила:
– Когда надо подписывать контракт?
– Как насчет понедельника? – с удовлетворением улыбнулась Карли.
– Пожалуйста, подпишите оба экземпляра контракта, мисс Франклин. Если вы, разумеется, согласны с условиями.
Зуки взяла ручку у юриста компании, который в течение последнего получаса смотрел на нее как лунатик. Они сидели за круглым полированным столом правления лондонской штаб-квартиры компании «Формидабль».
– Подписывать здесь, на этой пунктирной строчке? – спросила она.
Ей хотелось выглядеть умудренной опытом, а не новичком, для которого юридический жаргон так же непонятен, как японские иероглифы.
– Именно там, – последовал восхищенный ответ.
Ставя свою замысловатую подпись под контрактом, Зуки почувствовала, что волнуется.
– Надеюсь, вы понимаете: вы завещаете свою жизнь компании, – весело заметил юрист.
– Вздор! – рассмеялась Зуки. – Мой адвокат прочесал контракт частым гребешком.
– Не припомню случая, чтобы контракт был подписан с такой скоростью, – восхитилась Карли, не скрывая улыбки.
Наверно, подумала о своих десяти процентах, усмехнулась Зуки.
Юрист провел рукой по своим ухоженным седым волосам.
– Это все благодаря новому владельцу компании, – сказал он, обращаясь исключительно к Зуки. – Он известен тем, что никогда не теряет времени даром.
– Я его знаю? – тут же спросила любопытная Карли.
– Не в моей компетенции обсуждать этот вопрос, – осторожно ответил юрист, покачав головой.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики