науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Но вдруг произошло чудо – шторм внезапно прекратился.Я выскочил на ют и произнес речь, чтобы поднять дух экипажа. Я сказал им:– Парни, мы выжили! Соберитесь с силами, вычерпайте воду и освободите судно от обломков. Все, что не годится для ремонта – за борт! Проверьте запасы пресной воды. Те, кто пострадал во время шторма, пусть обратятся к Пелопсу.Затем я велел вычистить гальюны, приготовить горячую пищу и выдать команде порцию спиртного.Я бушевал не хуже шторма, заставляя своих людей трудиться – занятый делом человек никогда не теряет мужества. Сам я все эти дни не спал и, наверно, даже не присел ни на миг; веревки, которыми я привязался к румпелю, оставили кровавые рубцы на теле. Мне было совсем худо, но не мог же я показать слабость перед своим экипажем!Пелопсу досталось еще больше. Он, бедняга, страдал от морской болезни – которой я, слава богу, не подвержен, – и провалялся большую часть времени в моей каюте, спрятавшись под койкой. Буря сбила с него всю спесь, избавив меня от неприятной работы. Но теперь я должен был привести его в чувство.– Возьми себя в руки, Пелопс! – я вытащил его из каюты и как следует встряхнул. – Ты же лекарь! Принимайся за работу и помоги людям!Лицо Пелопса отливало сизым болотным цветом. Держась за живот и постанывая, он заявил:– Я еще болен, великодушный сьон. Меня до сих пор трясет и выворачивает наизнанку.Это было заметно – каюта напоминала свинарник. Кликнув двух парней с ведрами и тряпками, я выволок Пелопса на палубу и отправил заниматься делом.– Если не можешь лечить, – сказал я ему, – то хотя бы покажи пример команде. И приободрись. Худшее позади.Когда Пелопс, пошатываясь, ушел, фиксом, который стоял рядом, буркнул:– Ты не прав, сьон. Худшее нам еще предстоит.– Что означают твои слова, Айксом? – я с удивлением посмотрел на своего помощника.Он повел рукой вокруг – морская гладь, насколько мог видеть глаз, казалась совершенно спокойной; воду словно залили толстым слоем масла.– Ты не знаешь особенностей здешних штормов, – сказал мне Айксом. – Буря вернется. Через час, через день или через несколько дней, но вернется. Шторма здесь всегда идут друг за другом, с полным штилем в промежутках. Скоро ты в этом убедишься, сьон.Мне пришлось поверить ему. В том, что связано с морем, Айксом никогда не ошибался; правда, на суше в азартных играх ему не везло – из-за чего кредиторы и продали его в рабство. Я только спросил, где мы находимся. Этого он не знал, но не сомневался, что во время шторма нас все время несло на юг и что земли ни разу не было видно.На море по-прежнему стоял полный штиль. Айксом сказал, что ветра не будет, пока шторм не вернется.– Мы должны плыть на юг, – решил я. – Доберемся до Пылающих Песков и найдем какую-нибудь бухточку, в которой можно укрыться. Как ты думаешь, Айксом?Мой навигатор только пожал плечами:– Мне никогда не доводилось бывать в тех местах, сьон. И должен сказать, что немногие из моряков Сармы добирались туда живыми. Но я знаю, что Пылающие Пески – ужасное место, и оно очень далеко от Сармакида. Там пустыня, и говорят, что никто не может пересечь ее – никто, кроме моуков, обитающих на другом ее краю.Однако в тот момент моуки меня не интересовали. Я бросил взгляд на небо, посмотрел на спокойное море, гладкое, как зеркало. И снова спросил Айксома:– Ты уверен, что шторм вернется?– Да, сьон, клянусь Бек-Тором, – он начертал священный знак.– Тогда прикажи гребцам садиться на весла. Надо спешить. Я знаю, люди вымотались, многие больны и покалечены, но нам надо добраться до берега. Еще один такой шторм «Пфира» не выдержит.– Второй шторм, – угрюмо заметил Айксом, – будет еще сильнее.Это прозвучало многообещающе, и я решил не терять времени. Люди еле двигались, но не прошло и получаса, как гребцы заняли места на скамьях, взялись за весла и затянули заунывную песню. «Пфира» двинулась вперед.Во время шторма мачта триремы была сломана, и в открытом море мы не могли ее заменить, хотя на «Пфире» имелась запасная. Я велел одному из матросов, который выглядел покрепче, залезть на нижний рей и немедленно сообщить мне, когда появится берег.Тот самый проклятый берег, пустынный и жаркий, о котором толковал Айксом! Если мы успеем добраться туда и вытащить «Пфиру» на песок, мы спасены. Возможно, мне придется обыскать всю прибрежную полосу или пересечь пустыню, пока я не найду кости любимого братца, но сейчас об этом было рано говорить.Мы шли на веслах часов пять, когда парень, что висел на рее, вдруг завопил, показывая на восток– Корабль, сьон Блейд, корабль! Он тонет!Видно, кому-то не повезло еще больше, чем нам. Я крикнул наблюдателю, чтобы он постарался разглядеть судно.– Мне кажется, это пиратский корабль, капитан, – ответил матрос. – На носу намалеван череп, мачта сломана и в борту пробоины… Вокруг люди, на воде… Похоже, женщины!Волна возбужденного бормотания пробежала по палубе «Пфиры». Черт возьми, женщины! Только этого мне не хватало! Их не запрячешь под замок, как бочонки с капией!Я посмотрел на Айксома.– Что это значит? Может, нам попалась одна из галер тайрины с женским экипажем?В этот миг меня пронзила мысль о Зене.Айксом взял у меня подзорную трубу и уставился на судно. Я и без нее уже видел барахтавшихся в воде женщин; они кричали и размахивали какими-то тряпками. Ни одного мужчины не было видно.– Действительно, одни женщины, – сказал помощник, облизывая пересохшие губы.– Это я уже понял, – мой взгляд немного охладил его. – Держи себя в руках, парень. Что это за судно?– Пиратский корабль, сьон Блейд. Ему хорошо досталось, но я не думаю, что он тонет. Это не исправительное судно, все такие корабли – биремы или триремы, а я вижу только один ряд весел. Да и череп на носу… верный признак! Пиратская галера!Я продолжал задавать вопросы:– Тогда где же пираты? Или женщины сами пустились в разбой?Айксом отдал мне подзорную трубу.– Нет, конечно. Думаю, пираты захватили один из кораблей тайрины и взяли на борт самую ценную часть груза.Так оно и оказалось. Я велел подойти к галере и лечь в дрейф. Мы начали вылавливать из воды женщин; они выглядели жутко – истощенные, избитые. Была ли среди них Зена? Не знаю. Я не смог бы узнать ее и не имел времени для подробного осмотра.Я расспросил первую девушку, попавшую к нам на борт; она едва шевелила губами. Их бирема – корабль, на который сослали Зену, – действительно была захвачена пиратами. Мерзавцы убили капитана и хорошо повеселились с его командой, а потом побросали женщин за борт. Только нескольких, самых красивых и молодых, они взяли на свою галеру. Во время шторма их судно было повреждено; когда буря кончилась, они бросили и женщин, и корабль, направившись к берегу на плотах. И они забрали с собой весь запас пресной воды!Впрочем, я забегаю вперед. Итак, мы подняли всех женщин на «Пфиру». Черт побери! Среди них наверняка была Зена – если только ее не прикончили под горячую руку.Мой навигатор оказался прав, когда говорил, что судно удержится на плаву. Пожалуй, его можно было сохранить. Это очень обрадовало меня, хотя терять Айксома мне не хотелось. Тем не менее я собрал команду и торжественно объявил, что произвожу своего первого помощника в капитаны.– Возьми все, что тебе нужно, – сказал я, – и приведи корабль в порядок. Выбери сотню парней, назначь помощника и постарайся залатать пробоины. Мы на «Пфире» ляжем в дрейф и подождем тебя.Айксом посмотрел на небо и нахмурился.– Помолись Бек-Тору, – я хлопнул его по плечу, – может, шторм чуть запоздает.Женщинами пришлось заняться Пелопсу. Я велел отвести их на ют, накормить и дать воды – они умирали от жажды. И еще, самое важное – Пелопс должен был найти Зену или узнать о ее судьбе. Я беспокоился насчет тайриоты и хотел еще раз повторить Пелопсу свои распоряжения, но тут меня прервал Айксом. Обычно он не позволял себе такого.– Прости, сьон, я хотел бы получить еще кое-что. Ты ведь понимаешь, нам не нужен бунт в открытом море.Я уже сообразил, в чем дело, и кивнул ему головой.– Говори!– Если у меня будет сотня человек и собственное судно, то надо поделить и женщин, иначе вспыхнет мятеж. Многие из нас, бывших рабов, не видели женщин годами. Как бы не начались беспорядки… Погляди, люди уже волнуются.Пелопс кивнул.– Он прав, сьон.Я и сам знал, что Айксом прав. Я находился на корабле, среди недавних рабов, самых непокорных и беспокойных мужчин Сармы. Я понимал, что должен действовать в соответствии с их представлениями о справедливости.– Постарайся найти тайриоту Зену, малыш, – сказал я Пелопсу. – Остальные меня не интересуют. Поделите их с Айксомом между командами. * * * "Примечание Акнира, переводчика:Здесь пропущен большой кусок текста – морская вода и время сделали его абсолютно недоступным для связного прочтения. От десятка страниц остались только обрывки, и попытка расшифровать утерянное скорее всего лишь введет читателя в заблуждение. Помня об этом, я перескажу своими словами то, что мне удалось понять.Женщин поделили между экипажами двух судов, что являлось обычным делом в те жестокие времена. Блейд нашел свою тайриоту, хотя она сильно изменилась, – и не только ее. Там была еще одна женщина, доставившая ему немало хлопот.Все рабыни – их было около тридцати – без возражений остались на судах Блейда. Впрочем, куда им было деваться?Пиратскую галеру привели в порядок, и оба корабля двинулись дальше на юг, в поисках Пылающих Песков. Видимо, это та самая местность, которую мы сейчас называем пустыней Бек-Тора. Подобные детали не столь важны; гораздо интересней другое – можем ли мы считать, что предлагаемый читателям манускрипт действительно написан рукой легендарного Ричарда Блейда и лично им запечатан в кожаную флягу? Итак, перехожу к последним страницам дневника. Блейд успел заполнить их до того, как налетела буря". * * *ОКОНЧАНИЕ ЗАПИСОК РИЧАРДА БЛЕЙДА Я пишу эти строки на палубе, так как мне пришлось распрощаться со своей каютой; теперь в ней обитают Зена и еще одна девушка, Канда. Эта красотка тоже принадлежит к благородной фамилии. Она утверждает, что приходится дочерью Эль Калу, повелителю моуков.Зена, увы, не узнает меня – рассудок ее помрачен. При виде мужчины она забивается в угол и смотрит дикими глазами.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики