ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Той же мазью ему намазали лицо и руки, а уж потом позволили закончить трапезу.
— Теперь назови свое имя и скажи, кому нам сообщить, что мы тебя нашли? — спросила Тиша, когда беднягу оставили в покое.
— Меня зовут Иантайн, — сказал он и, чуть покривившись, гордо добавил: — Я портретист из цеха Домэза. Я заключил контракт с Чокином на изготовление миниатюрных портретов его детей…
— Первая твоя ошибка, — хохотнула Тиша. Иантайн вспыхнул.
— Вы правы. Но мне нужны были деньги.
— А ты хоть монетку получил? — лукаво блестя глазами, спросил П'теро.
— О, да! — с такой горячностью ответил Иантайн, что все расхохотались. — Но мне пришлось оставить одну восьмую марки у лесника в холде. У него самого мало что было, но он все же поделился со мной.
— Явно не за так.
Иантайн на мгновение задумался.
— Мне повезло, что я нашел убежище, в котором мог переждать буран. И он поделился со мной… — Он вздрогнул и уныло вздохнул. — Как бы то ни было, именно он предложил сделать знак на снегу, чтобы привлечь внимание всадника. Мне повезло, что меня заметили, — он благодарно кивнул П'теро.
— Да ладно, — весело отмахнулся синий всадник. — Я рад, что успел прийти на помощь. — Он перегнулся через стол к Тише. — Наутро он замерз бы насмерть.
— Ты долго ждал?
— Два дня после бурана, но ночевал я у старого Фендлера. Когда проголодаешься, так и пещерная змея сойдет, — добавил Иантайн. Когда же в последний раз он ел что-то пристойное?
— Ах, бедняжка, — сказала Тиша и приказала немедленно принести двойную порцию жаркого, хлеба и сладкого, а еще фруктов из Исты.
Когда Иантайн закончил есть, он ощутил, что наверстал упущенное за все четыре дня. Руки и ноги покалывало, несмотря на холодилку и мазь. Когда он встал, чтобы выйти в туалет, его так шатнуло, что он вцепился в спинку кресла.
— Осторожно, парень. Набить живот — лишь половина дела, — сказала Тиша, бросившись ему на помощь куда живее, чем можно было ждать, глядя на ее тучное тело. Она знаком велела П'теро подать ему руку.
— Мне бы… — начал было Иантайн.
— А, так это в сторону спальных пещер, — сказала Тиша и завела его руку себе на плечо. Она не уступала ему ростом.
П'теро подхватил багаж, и они повели парня в туалет. А потом уложили в постель в свободной комнате Тиша еще раз осмотрела его ноги, еще раз смазала холодилкой и на цыпочках вышла прочь. Иантайн проверил, на месте ли мешки — и драгоценная плата за работу, — и глубоко заснул.
Пока он спал, о нем сообщили в цех Домэза, холд и Бенден-Вейр, поскольку номинально Иантайн принадлежал к Бенден-холду. Хотя обошлось без увечий, М'шалл признал, что налицо еще один факт недопустимого поведения Чокина. Ирена составила объемистый список злоупотреблений и нарушений в сделках, совершенных Чокином, — как правило, с людьми, которые никакие могли противостоять произволу лорда. В Битре не было суда, в котором можно было бы уладить разногласия, как не было и беспристрастных судей.
Крупные торговцы обходили Битру стороной, прекрасно осведомленные о множестве нечестных сделок, заключенных с тех пор, как пятнадцать лет назад Чокин принял власть в Битре. Немногочисленные мелкие торговцы, заходившие в Битру, предпочитали больше туда не возвращаться.
Поскольку Общее Собрание готовилось сместить Чокина, М'шалл разослал всадников по всем малым холдам, чтобы узнать, оповестил ли Чокин, как положено, своих холдеров о неизбежности Прохождения. Оказалось, никто ничего не знал, хотя Чокин увеличил десятину с каждого дыма. То, как он собирал эту десятину, позволяло предположить, что он просто кладет лишнее себе в карман, а не запасает для холда. Людям, живущим в отдаленных уголках, будет трудно запастись даже самым необходимым.
Словом, Чокин самым возмутительным образом постоянно манкировал своими обязанностями лорда-холдера.
Когда Поулин прочел отчет М'шалла, он спросил, будут ли холдеры Чокина свидетельствовать против него. М'шаллу пришлось указать в отчете, что при осмотре малых холдов было обнаружено чудовищное пренебрежение исполнением гражданского долга. Чокин так запугал своих людей, что никто не посмеет его обвинять — особенно перед самым Прохождением, — поскольку у него все еще остается право вышвырнуть несогласных из их холдов.
— Они переменят мнение, как только начнется Первое Падение, — заметил К'вин Зулайе.
— Тогда будет слишком поздно готовиться.
К'вин пожал плечами.
— Это не наша забота, чему я очень рад. Хотя бы Иантайна спасли.
Зулайя криво усмехнулась.
— Бедняга. Начать профессиональную карьеру в Битре! Не лучшее место.
— Может, ему больше не на что было надеяться? — спросил К'вин.
— Только не выпускнику цеха Домэза, — едко ответила Зулайя. — Интересно, сколько понадобится времени, чтобы у него руки выздоровели?
— Думаешь о новом портрете? — с улыбкой спросил К'вин.
— Ну, ведь он потерял восьмушку из той суммы, что ему нужна, — ответила она.
К'вин посмотрел на нее, широко раскрыв глаза.
— Но ты же…
— Конечно, — сказала она с металлом в голосе. — Ему нужны собственные деньги. Я восхищаюсь человеком, который выдержал семь недель в Битре. А Иантайн — честный парень, ведь он хочет выплатить пошлину за родителей.
— Когда будешь ему позировать, надень то красное платье, в котором ты была на Рождении, — сказал К'вин. Затем поскреб подбородок. — Знаешь ли, а ведь я тоже могу попросить его написать мой портрет.
Зулайя одарила его долгим взглядом.
— Мальчику может показаться, что из Телгар-Вейра вырваться не легче, чем из Битра-холда.
— Но зато с куда более толстым кошельком и без всяких вычетов за проживание…
— И сколько угодно мыла, горячей воды и хорошей еды, — сказала Зулайя. — Тиша говорит, его надо подкормить. Он прямо кожа да кости.
Иантайн проснулся от пения. Сначала он не мог понять, где находится. Ведь в Битра-холде никто никогда не пел! И еще ему было тепло. В воздухе витал аромат хорошей еды. Он сел. Руки, ноги и лицо были жесткими, но жжения уже не ощущалось. И он был голоден как волк.
Занавесь ниши отдернулась, и из-за нее высунулась мальчишечья голова.
— Вы проснулись, художник Иантайн? — спросил парнишка.
— Да. — Иантайн огляделся. Кто-то его раздел, а одежду унес. Рядом, на стуле, было сложено белье.
— Если вам одеться надо, я принесу, — сказал мальчик, еще глубже проникая за занавесь. — Тиша приготовила свежую. — Он сморщил свой короткий носик. — Ваша-то больно вонючая была, так она сказала.
Иантайн хихикнул.
— Наверняка. У меня все мыло вышло еще три недели назад.
— Вы в Битре были. Они там за все деньги дерут. — Мальчишка с отвращением развел руками. — Я Леополь, — добавил он. Затем взял мягкие шлепанцы. — Тиша сказала, что пока вам лучше поносить их, а не в башмаках ходить. И сначала надо еще мазью… — Он показал на горшок, закрытый крышкой. — Кстати, обед готов. — Леополь облизнулся.
— А тебе, стало быть, придется ждать своего обеда, пока я не оденусь?
Леополь серьезно кивнул, затем усмехнулся.
— Да мне все равно. Поскольку я жду, мне больше достанется.
— А что, в этом Вейре с едой туговато? — шутливо спросил Иантайн, начиная одеваться в чистое. Странно, как много значат порой простые вещи, вроде чистого белья.
Леополь помог ему смазать ноги мазью. Они еще пока болезненно отзывались на прикосновение. Даже от мази начиналось жжение. К счастью, холодилка, или что там еще, смягчала зуд и боль.
Когда он еще раз сходил в туалет и осторожно вымыл лицо и руки, они с Леополем пошли в нижние пещеры, где готовилась вечерняя еда.
Паренек подвел его к боковому столу на двоих у очага. Тут же появились повара, щедро наполнили тарелки, налили горячего вина Иантайну и кла Леополю.
— Ешьте, художник, — сказал повар, с довольным видом наблюдая, как Иантайн набросился на жареное мясо. — А потом предводители Вейра желают поговорить с вами, если вы не слишком устали.
Иантайн пробормотал слова благодарности и снова принялся за еду. Он съел бы и добавку, но желудок взбунтовался — наверное, сказалось слишком большое количество хорошей еды после нескольких дней, проведенных впроголодь. Леополь принес ему побольше сладкого, но он не смог съесть все, поскольку у него все еще болело горло. Он бы с удовольствием вернулся в постель но увидел, что предводители Вейра направляются к нему. Леополь тихонечко смылся, ободряюще улыбнувшись на прощание. Иантайн попытался встать, но пошатнулся и снова плюхнулся в кресло.
— Мы тут не особенно носимся с церемониями, — сказала Зулайя, жестом разрешив ему сидеть.
К'вин придвинул для нее кресло, принес бурдюк с вином и наполнил стаканы. Иантайн из вежливости попробовал — это было хорошее молодое вино, — но пить не смог.
— Мы послали сообщение о том, что спасли тебя, и получили уведомление о получении, — сказал К'вин, усмехнувшись на слове «спасли». — Мастер Домэз уже начал беспокоиться, так что мы сэкономили ему посланника в Битру.
— Большое вам спасибо, Зулайя, К'вин, — сказал Иантайн, радуясь тому, что в курс обучения у Домэза входили имена глав всех Вейров, холдов и цехов. — Я очень благодарен П'теро за спасение.
Зулайя усмехнулась.
— Он теперь будет хвастаться до конца года. Зато мы лишний раз убедились, что патрулирование нельзя прекращать даже во время Интервала.
— А вы знаете, — взорвался Иантайн, — что лорд Чокин не верит, что будет Прохождение?
— Конечно, — просто ответил К'вин. — Ему это неудобно. Бриджли и М'шалл хотели бы выслушать твой полный отчет, раз уж ты сюда попал.
— А разве с ним что-нибудь можно сделать? — удивился Иантайн. Лорды-холдеры были абсолютно независимы в границах своего холда. Или — нет?
— Он сам с собой все сделает, — мрачно ухмыльнулась Зулайя.
— Это было бы замечательно, — сказал Иантайн. — Только, — честность вынудила его признаться, — мне-то он ничего не сделал.
— Наш художник еще не закончил обучение, — сказал К'вин, — но Вайн сказал, что семь недель на четыре миниатюры — это уж слишком…
— На самом деле я написал двадцать две, чтобы в конце концов четыре его удовлетворили, — сказал Иантайн, мрачно прокашлявшись.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики