ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Джемсон несколько раз хмыкнул.
— А Чокин? Как он поживает?
Поулин пожал плечами и посмотрел на С'нана.
— Ему дали все, что ему нужно, — сказал предводитель Вейра. — Незачем злить его в изгнании дальнейшими контактами.
— А его дети? — спросил Джемсон, холодно сверкнув глазами.
Вергерин усмехнулся.
— Здоровье у них стало получше, то же самое с благополучием и самодисциплиной.
— Последнего им очень не хватает, — сказал Поулин.
— Вы удивитесь, лорд Поулин, — лукаво улыбнулся Вергерин.
— Как-нибудь переживу.
— Как ветку согнут, так она и растет, — благочестиво проговорил Джемсон.
— Туда, — показал Вергерин, приложив палец к губам.
Он провел их по коридору, туда, где прежде, как помнил Поулин, была игровая комната. Они услышали приглушенное пение — Поулин тут же узнал одну из последних мелодий Колледжа. Подойдя поближе, они услышали последние слова «Баллады о долге».
Вергерин осторожно приоткрыл дверь в неузнаваемо изменившуюся комнату. Ученики — их оказалось намного больше, чем Поулин ожидал, — сидели спиной к дверям. Учитель — Поулин с удивлением узнал в нем Иссони — кивнул в знак приветствия, продолжая отбивать такт.
Детские голоса — даже тех, кто не умел держать мелодию, — звучали очень трогательно. Возможно, из-за невинности и простодушия, с которыми они пели песню. Даже Джемсон заулыбался, но ведь пели они сейчас как раз об ответственности лорда-холдера.
— А которые из битранского рода? — шепотом спросил Поулин Вергерина.
Тот показал, и только тогда Поулин узнал их — девочки с одной стороны хора, мальчики — с другой. Одеты они были куда лучше прочих, но слушали учителя с не меньшим вниманием, чем другие. И пели они очень охотно — у старшей девочки был пронзительный голос.
«Как и у ее мамаши», — подумал Поулин.
Вергерин с усмешкой увлек их обратно в коридор.
— Иссони был прав — этим детям нужно с кем-то соревноваться. Детям из холдов стимула не надо, они сами хотят учиться, а Чодон не желает, чтобы дети простых холдеров учились лучше, чем он. Да, по-прежнему и визгу хватает, и нытья, и злости, но Иссони получил от меня позволение разбираться с ними своими методами. И разбирается. Очень эффективно.
— А Надона? — спросил Поулин.
Брови Вергерина поползли вверх.
— Она учится тому же, что и дети, но соображает она уж очень туго, как говорит Иссони. Она сейчас у себя. — Он показал головой на верхний уровень. — Она не хочет выходить.
— И оставила всю работу вам одному? — насмешливо спросил Поулин.
— Именно так.
— Хм-м, так я и думал, — пробормотал Поулин и начал застегивать куртку для верховой езды, выражая готовность отправляться в инспекционную поездку. — Вы готовы, Джемсон?
Джемсон что-то пробурчал, но то, что вопросов он задавать не стал, Поулин счел добрым знаком.
Когда они покинули дом, они увидели, что мужчины и женщины разбирают контейнеры огнеметов.
— Я назначил учения. Приходится — ведь время упущено, — объяснил Вергерин.
Джемсон и С'нан обменялись такими недоуменными взглядами, что Поулин еле удержался от смеха. А Вергерин перехватил его взгляд и подмигнул. Затем вежливо попрощался с гостями и отправился к наземной команде.
— Ну, кое-что он усвоил, — ханжески протянул Джемсон, когда они спускались по ступеням к ожидавшему их бронзовому дракону.
— Да, похоже, усвоил, — сказал С'нан и слегка нахмурился. — И все же мне не нравится, что он не тронул Чокиновых игроков. Попомните мои слова, на Встречах они нам еще доставят хлопот.
— Не больше, чем всегда, — ответил Поулин, исподтишка помогая Джемсону взобраться на высокое плечо Магрит'а. — Может, даже поменьше, поскольку Чокин не будет заставлять их выжимать все деньги из ничего не подозревающих лопухов-холдеров.
— В Вейре никаких игр не допущу! — как всегда напыщенно, проговорил С'нан.
Поулин молча взобрался на дракона, надеясь, что им хватит краткого облета, чтобы убедить С'нана в компетентности Вергерина и обоснованности смещения Чокина. Самого Поулина вполне удовлетворил краткий визит. Особенно ему понравился портрет Чокина. Надо послать весточку к Иантайну в Телгар-Вейр — Бриджли сказал, что художник вернулся туда, как только закончил работу в Бенден-холде, — и спросить, когда они с супругой смогут заказать ему портреты.
Поулин был очень доволен тем, что составил компанию Джемсону. Он надеялся, что вскоре леди Тэа сообщит ему наконец, что Галлиан вышел из опалы.
* * *
— В одиночку ты весь мир от Нитей не спасешь, П'теро, — говорил К'вин, гневно глядя на молодого синего всадника. Он едва держал себя в руках. У П'теро начисто отсутствовал здравый смысл. — Ты не сможешь запечатлить М'ленга. Если ты собираешься также вести себя во время Падения, то, думаю, ты очень долго будешь мальчиком на побегушках и не более того.
— Но…но…
— К тому же, — К'вин почти ткнул пальцем в нос юноши, — Маранис говорит, что твои раны плохо заживают из-за того, что ты преждевременно вернулся к полетам.
— Но… — Глаза П'теро расширились от страха перед гневом предводителя Вейра. Он вцепился в гребень дракона, чтобы не упасть. Подушка, которую подарил ему Т'сен, соскользнула, поскольку завязки провались во время упражнений. Она была в крови.
— А ну, слезай. Немедленно! — прорычал К'вин, показывая П'теро на землю. — Быстро!
П'теро повиновался быстро, как мог. Однако у него все затекло от долгого сидения во время маневров к тому же его раны на спине и ягодицах открылись. К'вин поддержал его, схватив за плечо и повернул к себе.
— Не только свежие пятна, но и засохшие, — сказал он звенящим от злости и презрения голосом. — Ты свободен.
— Но… но…. Нити же почти уже падают! — в ужасе воскликнул П'теро, чуть ли не плача от разочарования и страха, что ему не удастся показать М'ленгу свою истинную отвагу. Не случайную, как во время схватки с львами, но настоящую самоотверженность во время воздушных боев с Нитями.
— Парень, они пятьдесят лет падать будут. Этого хватит, чтобы и ты, и Ормонт' успели испугаться! А теперь немедленно к Маранису. Ты списан на землю!
— Но я должен быть в крыле, которое встретит первую волну Падения! — в муке вскричал П'теро.
— Так ты туда не попадешь. Топай к Маранису! К'вин не стал ждать, пока П'теро выполнит приказ. Он понесся по чаше кратера прочь, поскольку желание вбить в башку синего всадника немного здравого смысла было таким яростным, что лучше бы ему находиться от П'теро подальше.
«Ормонт' пытался удержать его сегодня от полетов», — сказал Чарант'.
К'вин остановился, смерил гневным взглядом своего бронзового, который растянулся на своем ложе у стены Вейра, греясь в лучах зимнего солнца.
«Тогда ты не лучше их!» — К'вин с удовольствием увидел, как Чарант' испугался его гнева.
«С этой минуты ты будешь сообщать мне — сразу же! — когда любой из всадников или драконов хоть на йоту не готов к исполнению своего долга. Понял?»
Чарант' завращал глазами, желтый цвет тревоги окрасил их голубизну. В голосе его звучало раскаяние.
«Я больше не подведу тебя».
«Будь они в настоящей опасности, я бы не пустила их». — сказала Меранат'а, вступая в разговор.
«А тебя я не спрашивал!» — К'вин был так зол, что даже не подумал, не обидит ли он Меранат'у или ее всадницу. Но он не собирался терять всадников из-за дури или пустого бахвальства. Им предстояло пятьдесят лет сражаться с Нитями! Он не позволит им рисковать своим здоровьем из-за дурацкого представления о том, что такое настоящая отвага!
«Если ты думаешь, что я могу подвергнуть опасности хоть одного всадника…»
К'вин трижды взбегал по лестнице, ведущей в Вейр золотой королевы, и спускался обратно, пытаясь обуздать свою ярость, прежде чем встретится лицом к лицу с Зулайей и объяснит ей, почему осмелился говорить с ее королевой в таком вызывающем тоне.
«Я должен знать обовсех больных драконах и всадниках всегда, в любое время, Меранат'а, и ты не можешь не понимать этого, иначе, во имя Первого Яйца, зачем же ты королева?»
— Затем, что я ее всадница! — вылетела наружу Зулайя. — Как ты смеешь так говорить с моей королевой? — возмущенно сверкала она глазами.
— А как она смеет скрывать отменя информацию? Зулайя изумленно уставилась на всадника. К'вин никогда не упрекал ни ее, ни Меранат'у, хотя в душе она признавала, что у него порой бывали на то законные основания и в некоторых случаях ей трудно было бы оправдаться.
— Ты знаешь, в каком состоянии П'теро? — рявкнул он, и она попятилась в Вейр. В гневе он был великолепен — горящие глаза, жесткое лицо, прямо-таки воплощенная ярость.
— Тиша сказала, что Маранис недоволен тем, что он вернулся к своим обязанностям. Новая кожа на шрамах еще слишком тонкая…
— И ты мне ни слова не сказала?
— Он же всего-навсего синий всадник…
— ДЛЯ МЕНЯ ВСЕ МОИ ВСАДНИКИ ВАЖНЫ! — взревел К'вин, стискивая кулаки и пряча руки за спину чтобы не разломать что-нибудь, дав выход своей ярости. — Через два дня начнут падать Нити. Мне нужен весь Вейр в полной боеготовности! Я должен быть уверен во всех, кто встретит Нити через два дня! Мне не нужны секреты, увертки и…
— К'вин. — Зулайя протянула к нему руки. — Кев, все в порядке. Вейр готов — возможно, ты даже слишком затянул гайки, но все к лучшему…
— Все к лучшему? — Он отшвырнул ее руку. — Когда больные всадники берут на себя обязанности, которые они не смогут выполнять из-за своего физического состояния?
Он зашагал взад-вперед, а Зулайя наблюдала за ним с улыбкой гордости. Он станет великолепным предводителем, куда лучше, чем был Б'нер.
Он внезапно остановился совсем близко к ней, глядя ей прямо в лицо глазами, сверкающими от гнева и разочарования.
— И чему ты сейчас улыбаешься? — с подозрением спросил он, поскольку в ее улыбке было что-то такое, чего он никогда прежде не видел.
— Тому, что ты полностью держишь себя в руках, — ответила она, продолжая улыбаться.
— Да неужто?
И тут он сделал то, чего она всегда так ждала, — обнял ее и стал целовать со всей властностью мужчины, поредводителя Вейра, без капли робости или почтения. Именно этого она всегда и добивалась.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики