ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Проклятие! — Джемми снова ссутулился,стукнув кулаками по столу. — Это ведь было связано с солнцестояниями.
Ну если ты возвращаешься к абаку и логарифмической линейке, то почему не к солнечным часам? — пошутил Клиссер.
Джемми снова выпрямился и застыл.
— Не солнечные, — медленно проговорил он. — Космические. Звездный циферблат… как… как камень… каменное что-то…
— Стоунхендж?
— Что это?
— Доисторическое сооружение на Земле. Саллиша многое может тебе о нем рассказать, если спросишь, — хитро усмехнулся Клиссер. Джемми грубо отмахнулся от предложения. — Оказалось, что это изумительный календарь, который точно предсказывает затмения и указывает солнцестояние.
Клиссер запнулся, широко открытыми глазами уставившись на Джемми, который безмолвно открыл рот. То, что сказал Клиссер, поразило обоих.
— Это был каменный круг… на равнине, — заикаясь, пробормотал Клиссер, руками рисуя в воздухе дольмены и пересекающиеся лучи. Еле слышно что-то пробормотав, он подошел к полкам и попытался найти нужный текст. — Мы должны были скопировать его. Мы просто должны были скопировать его…
— Точная копия нужна только для истории, — возразил Джемми. — Я помню, я изучал его. Мы должны приспособить такое сооружение для наших целей, чтобы камень показывал Алую Звезду при надлежащем сближении. — Он порылся в свалке на своем столе в поисках чистого листа и карандаша. Первые три, которые он откопал, были поломанными огрызками. — Вот и еще одна вещь, которую придется изобретать заново, — перьевую чернильную ручку.
— Чернильную ручку? — отозвался Клиссер. — Я никогда и не слышал о таких.
— Завтра сделаю. Дай только над ними поработать… — Джемми помолчал и вдруг демонически улыбнулся, сбив с толку Клиссера. — Думаю, у меня найдется кое-что к концу Оборота. Может, даже модель сделаю только если ты оставишь меня… прямо сейчас.
Клиссер ушел, тихонько прикрыл за собой дверь и немного постоял.
— Похоже, меня выкинули из собственного кабинета, — сказал он, поворачиваясь к двери. На двери совсем недавно было подновлено его имя — Гм. — Он повернул табличку стороной «не беспокоить» и пошел прочь, насвистывая хор из «Баллады о долге».
Саллиша сейчас как раз должна подниматься в его кабинет. Ей этот замысел понравится. Ну, может быть, понравится.
Он поспешил вниз по лестнице и встретил ее у дверей.
— Я не опоздала? — сказала она как могла едко, машинально прижав к себе покрепче пухлую тетрадь, которую несла под мышкой.
Опять ему досталось.
— Я не сказал, что ты опоздала. Позволь мне проводить тебя в более приятное местечко — в учительскую.
— Не думаю, что тебе захочется обсуждать мои выводы прилюдно, — сжалась она. Пусть она и из лучших его учителей — хотя поговаривали, что дети учат уроки. только чтобы избежать ее когтей, — но ее отношение к нему и будущей программе обновления методики обучения было совершенно враждебным.
Клиссер любезно улыбнулся.
— Как раз сейчас там пусто, и еще часа два никого не будет.
Она фыркнула, но, когда он вежливо пропустил ее вперед, она с каменным лицом прошествовала внутрь. Как Моринст к… Клиссер вздрогнул и поспешил за ней.
в учительской было пусто, в очаге потрескивал огонь. и решетке стоял кувшинчик с кла, на столе стояли чистые чашки. Интересно, кто тут все так уютно устроил — может, Бетани? Банка с подсластителем была полна. Да наверняка Бетани пыталась облегчить ему переговоры с Саллишей.
Прежде чем закрыть дверь, он так же повернул табличку стороной «не беспокоить». Саллиша уселась в самое неудобное кресло — ей явно нравилось чувствовать себя пострадавшей стороной. Она по-прежнему прижимала к груди тетрадь, как драгоценность.
— Ты не можешь исключить из программы историю Греции, — заявила она, напористо начав подготовленную заранее речь. — Они должны знать, откуда происходит наша форма управления, чтобы оценить то, что имеют…
— Саллиша, прецеденты можно описать вкратце, не изучая культуру в целом, — начал было он.
— Но форма правления как раз культурой и определяется…
— Если студент будет достаточно любопытен, чтобы пожелать узнать побольше, мы дадим ему больше. Но незачем заставлять детей фермеров и скотоводов заучивать то, что никакого отношения к их жизни не имеет.
— Ты унижаешь их этими словами!
— Нет. Я избавляю их от часов тупой зубрежки, заменяя ее историей Перна…
— Этого слишком мало для понятия «история».
— «Вчера» уже сегодня становится историей, но хочешь ли ты изо дня в день повторять «вчера»? Истoрия — это то, что происходит в жизни или развитии людей, нас! — ткнул он себя в грудь. — Нас, перинитов. Это также систематическое описание нашей жизни, — он снова ткнул себя в грудь, — анализ и объяснение. Со дня основания… колонии Перн. Это ее история великая и обширная, история выживания наперекор ужасающим условиям и неумолимому злу, история отчаянной, безрассудной отваги, изобретательности людей, живущих на этой планете, а не где-то в другом месте, чье название для нас — пустой звук. Это лучше нашей древней истории — если ее преподают правильно.
— Ты оспариваешь мою…
— Никогда, Саллиша! Именно поэтому я очень нуждаюсь в твоем сотрудничестве при выработке нового улучшенного учебного плана. В среднем уровень твоих учеников на выпускных экзаменах выше, чем у любого другого преподавателя… включая детей фермеров и скотоводов. Но им в жизни больше никогда не пригодится информация, которую ты вдалбливаешь в их головы. Перн достаточно сложен… да еще и внешняя угроза… пусть они гордятся свершениями предков, самых близких предков. У нас за плечами не растерянность и страдания беззаботных первых колонистов, а их свершения. Более того, — напористо продолжал он, увидев, что она собирается заговорить, — суды в Бендене и Телгаре доказали, что слишком мало времени уделялось изучению прав и Хартии…
— Ноя…
— Ты-то, очевидно, ничего не упускала, но мы должны сделать упор, — он стукнул кулаком по ладони, — на правах холдеров по отношению к своему лорду: как потребовать законный надел земли, как не допустить того, что произошло в Битре…
— Нет другого столь безнравственного лорда, — ее губы дрогнули от отвращения, когда она произнесла слово «безнравственный», — как этот. И не думай, что отправлюсь туда, откуда уехал Иссони! — гневно ткнула она в него указательным пальцем.
— Только не тебя, Саллиша, ты слишком ценный кадр, чтобы отправлять тебя в Битру, — успокоил он ее. Битре нужен более сострадательный и гибкий преподаватель, чем Саллиша. — Но я потрясен тем, сколько народу не знает о своих правах, записанных в Хартии! Это плохо. Не думаю, чтобы запуганный народ в Битре стал бы зачитывать лорду соответствующие параграфы, если бы они даже их и знали. Но очень немногие из пришедших на суд людей знали, что простые холдеры имеют определенные права — на свободу передвижения, на собрания, на право подать ходатайство в случае слишком тяжелых налогов.
— Но почему лорды-холдеры не низложили его? — спросила она, обратив свою злость на другой предмет. — Невооруженным взглядом видно, что он непригоден для управления холдом, особенно во время Прохождения. Не понимаю, почему они тянут.
— Саллиша, для этого требуется единогласное решение, — сказал он назидательно.
Она несколько мгновений непонимающе смотрела на него. Затем побагровела.
— И кто упирается?
— Джемсон.
Она раздраженно прищелкнула языком.
— Туда меня тоже не посылай. У меня от холода суставы будут болеть.
— Я это знаю, Саллиша. Как ты относишься к Южному Нерату?
— А концы там дальние? — спросила она, хотя это ее не успокоило.
— Шесть больших холдов и пять малых, но все в разумных пределах. Конечно, твои поездки придутся на дни, когда Нити падать не будут. Прекрасные условия и очень хороший контракт. Гарднер заверил меня, что условия будут такими, как ты пожелаешь. — Он сунул руку в карман куртки и достал документ. — Я подумал, что ты захочешь прямо сейчас посмотреть его.
— Умасливаешь? — почти кокетливо улыбнулась она, протянув руку.
— Ты лучший мой преподаватель, Саллиша — сказал он и протянул ей контракт. Она взяла его.
— Но я все равно не соглашусь одобрить уничтожение доперинитской истории, Клиссер.
— Ну что ты, Саллиша! Но я не могу подвергнуть тебя опасности сгинуть на просторах Керуна…
— Я ведь обещала вернуться…
— Они поймут…
— Там есть по-настоящему блестящие умы…
— Ты везде найдешь их, Саллиша, ты это умеешь. — Он достал другой лист, побольше. Это был новый учебный план. — Ты увидишь, что студентам куда легче будет это усваивать.
Она посмотрела на него взглядом пещерной змеи.
Глава 12
Холды Плоскогорье и Форт
— Итак, — говорил Поулин Тэа и Галлиану на уютной и теплой солнечной веранде Плоскогорья, где леди-холдер принимала своего гостя, — есть хоть малейшая возможность заставить его изменить мнение?
Тэа пожала плечами.
— Разумными доводами — не выйдет, это точно. Его возмутило то, что оба суда не приняли во внимание «право лорда-холдера поступать с подданными по свое воле». Не то чтобы он оспаривал приговоры…
— «Правильно и справедливо было бы сослать и их тоже на острова, поскольку они тоже устраивали беспорядки пусть и другого рода», — добавил Галлиан, подражая тонкому визгливому голоску отца. — Если бы он только передал мне право вести все дела холда… — Он беспомощно воздел руки. — Он слишком болен…
— Подождите минуточку. Он ведь болен? — перебил Поулин. — А ваша погода лишь усугубляет его легочную болезнь?
Тэа выкатила на него глаза, сразу же схватив суть дела.
— Если его отправить в Исту или Нерат на излечение, то ему придется передать право управления Галлиану… — начала она.
— Вот именно.
— А что случится, когда он выздоровеет и узнает, что произошло? Увидит, что я сделал, зная его взгляды? — спросил Галлиан свою мать. — Он решит, что я пошел против него, и я, скорее всего, потеряю право наследования.
— Вряд ли, дорогой. Ты знаешь, как он смотрит на твоих «тупых младших братцев», — уверила его Тэа, кладя руку на плечо сына. — Ты знаешь, когда ему перечить.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики