ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Столько хлопот — и все из-за него!
— Да, хлопот ты доставил много, но зато ты, парень, взбодрил всех и преподал всем хороший урок.
— Я? — Больше всего П'теро хотелось, чтобы ничего этого не было!
— Во-первых, драконы перестали считать себя неуязвимыми… они ведь не неуязвимы. Очень хороший урок в преддверии прихода Нитей, смею тебя заверить. Это охладит некоторые горячие головы, которые думают, что им придется всего лишь выдыхать огонь в нужном направлении. С другой стороны, Южный континент показал клыки…
— А Вейр выяснил что-нибудь насчет личинок? — внезапно спросил П'теро, вспомнив, зачем они вообще прилетали.
Тиша расхохоталась, затем быстро прикрыла рот ладонью, хотя палатка П'теро была в стороне от прочих.
— У тебя хорошая голова, парень, и храброе сердце. Да, размножаются быстрее, чем вся остальная живность.
П'теро потом узнал, что личинки распространились неровной волной еще на несколько километров на запад и юг в направлении Большого Барьерного Хребта. В песчаные почвы Посадочной площадки они продвинулись всего на несколько метров, что не слишком беспокоило агротехников, поскольку в первую очередь им хотелось сохранить пышные травы и леса.
— Значит, поездка прошла не впустую? — сказал П'теро, расслабляясь от действия кошачьей травы.
Тиша еще раз по-матерински погладила его, укутала мехом и проверила повязки на спине и ногах.
— Ни в коем разе, дорогуша. А теперь — спать. «Как будто после кошачьей травы можно не заснуть», — подумал П'теро и погрузился в сон, забыв о боли.
Раны П'теро поджили достаточно для перелета лишь недели через три. Полевой госпиталь заполучил новых пациентов, поскольку, кроме здоровенных голодных кошек, охранявших свою территорию, Южный континент таил и другие опасности. Многие познакомились с солнечным ударом, кто-то обгорел на пляже, случались мелкие травмы. Леополь занозил ногу, рана воспалилась, так что ему пришлось лежать под одной кровлей с П'теро, пока гной не вышел.
Тиша и еще одна женщина подхватили лихорадку, и Маранису снова пришлось посылать в Форт за более опытным медиком. Вторая женщина оправилась через несколько дней, а вот Тиша провалялась куда дольше, исходя потом, худея и слабея. Маранис не в шутку беспокоился за нее. К'вин послал в Исту за кораблем, чтобы отправить Тишу на север, поскольку на драконе в таком состоянии перевозить ее было нельзя.
Ее болезнь угнетала всех.
— И не узнаешь порой, насколько любишь человека, — сказала Зулайя, придя проведать выздоравливающих, — пока вдруг он… не покинет тебя.
Ее слова пронзили душу П'теро. И не было рядом Тиши, чтобы утешить его. Но зато в палатку внезапно ворвался М'ленг.
— Как ты можешь так зацикливаться на себе? — напряженным, гневным тоном сказал зеленый всадник.
— Что?
— Тиша заболела не из-за тебя. Леополь ходил босиком, хотя ему сказали, чтобы не дурил, так что его заноза — тоже не твоя заслуга. Ты не виноват даже в том, что мы высадились именно на ту скалу. Просто не повезло, и я не хочу больше волновать Сит'у с Ормонт'ом. Ты меня слышишь?
П'теро разрыдался. Все верно — М'ленг больше не любит его.
Но тут М'ленг нежно обнял его и прижал к груди, гладя и целуя.
— Не будь ты таким тупым идиотом, ты, тупой идиот! Как я могу не любить тебя?
Потом П'теро не понимал, как он вообще мог усомниться в М'ленге.
Когда пациенты вернулись в Телгар-Вейр, Тиша уже вновь заправляла нижними пещерами. Хотя одежда теперь болталась на ней, но за время плавания от устья Рубикона она загорела, и вид у нее был совершенно здоровый.
Синие и зеленые всадники крыла навели порядок в вейрах П'теро и М'ленга и обновили их, перекрасив стены и повесив новые занавески. Старые подушки заменили новыми.
— Тиша сказала, что тебе довольно долго придется сидеть на чем-нибудь помягче, — хихикал в кулак 3'гал — Леди Сальда дала нам перья, собранные в конце Оборота.
Потом любовник 3'гала Т'сен вынул из-за спины какой-то предмет. П'теро озадачился. Что-то вроде подушки с очень длинными ремешками.
— Это еще что?
З'гал расхохотался. Это разозлило Т'сена, который нахмурился и сунул предмет в руки П'теро.
— Да чтобы сидеть, конечно же. Как раз входит между шейными гребнями. Мы проверили.
Запоздало, но горячо, насколько мог, П'теро поблагодарил Т'сена за полезнейший подарок. Не то чтобы у него слишком болели ягодицы, но мускулам спины и ног требовались массаж и упражнения, чтобы вернуть им прежнюю силу. Конечно, М'ленг ухаживал за ним и старательно массировал, но П'теро беспокоился, что не успеет оправиться до начала Падения Нитей. М'ленг отделался куда легче. Он-то не пропустит и дня.
Для маленькой вечеринки в Вейре в честь возвращения П'теро М'ленг принес вино, печенье и сыр и показал другу плоский пакет. Глаза его сияли, пока П'теро с любопытством разворачивал сверток.
— Иантайн вернулся, знаешь? — сказал М'ленг, затаив дыхание наблюдавший за каждым движением П'теро.
Остальные всадники тоже были заинтригованы, и П'теро понимал, что им не терпится увидеть его реакцию.
Конечно, когда он развернул картину, она оказалась вверх ногами. П'теро перевернул ее и ошеломленно застыл. У него глаза чуть на лоб не вылезли, когда он увидел, что там изображено.
— Но… но… Иантайна же там не было!
— Удачно, правда? — сказал 3'гал. — Он все верно изобразил? М'ленг все рассказывал и рассказывал… П'теро не знал, что и сказать, так он был ошарашен. Он был готов правую руку отдать, чтобы все было именно так! Лев рвал ему спину, М'ленг лежал под ним, другие львы взбирались по склону, и по их позам и мордам явно читались их намерения, в разинутых пастях сверкали клыки, не уступающие драконьим. П'теро защищал любовника. Полуобернувшись, он кулаком замахивался на льва. Оба всадника были полностью одеты, но эта погрешность против истины была сущей мелочью по сравнению со всем остальным.
— П'теро? — взволнованно спросил М'ленг. Синий всадник сглотнул.
— Не знаю, что и сказать!
«А я где?» — поинтересовался Ормонт', очевидно, воспользовавшись глазами всадника. Драконы порой такое могут.
— А вот! — П'теро показал на драконов высоко в небе. Крылья сложены для посадки, когти выпущены, готовые схватить нападающих, глаза полыхают бешеным красным и оранжевым пламенем.
— Конечно, я был без сознания, — говорил М'ленг, — но Сит'а и Ормонт' наверняка именно это и делали. Разве не так? — И он ткнул П'теро в бок.
— Да-да, — торопливо сказал П'теро. Наверное, так и было, хотя он этого и не видел, поскольку смотрел совсем в другую сторону. — Все произошло так быстро… Но Иантайн… он так сумел все это изобразить — это же просто сверхъестественно! — В его голосе звучало неподдельное восхищение.
— А там, — показал на стену М'ленг, — мы даже крючок приладили, чтобы ты мог ее на стену повесить.
— А может, ты себе ее возьмешь? — с надеждой предложил П'теро.
— А у меня уже есть копия. Иантайн написал две картины, каждому по одной, — сказал М'ленг, горделиво улыбаясь любовнику.
Так что пришлось П'теро повесить злополучное напоминание о худшем дне в его жизни на стену, чтобы видеть ее каждое утро всю оставшуюся жизнь.
— Ты и не знаешь, что это для меня значит, — сказал он, и это тоже было правдой.
Никто не удивился, что он в ту ночь напился в стельку.
«Иантайн прилетает», — сказал своему всаднику Чарант'.
— Меранат'а мне уже говорила, — заявила Зулайя, прежде чем К'вин успел открыть рот. — Он хочет узнать все о нашем путешествии на юг.
— Я думал, он отказался от мысли потренироваться на Первой волне Падений на юге, — сказал К'вин. Он говорил нарочито неуверенно.
Зулайя приложила палец к губам и показала на спящую Меранат'у, дав знак К'вину скрыть свои мысли от
Чарант'а, который был снаружи.
— Меня-то обманывать не надо, Кев, — погрозила она ему пальцем. — Вы с Б'нуррином в лепешку разобьетесь, чтобы только участвовать в первой встрече с Нитями, даже если первая волна пройдет на юге, где ничто не пострадает. Или, точнее, где спасать нечего и некого.
— Но личинки еще не распространились по всему Южному континенту. Ты же сама знаешь.
— Это совсем другое, чем увидеть Нити впервые за двести лет.
Он ответил на ее задорную улыбку сконфуженной усмешкой.
— Нам не нужно «распалять» драконов и все такое, — сказал он.
— Да, но ведь ты не хочешь, чтобы С'нан пилил тебя до конца дней твоих? А так и будет, если у предводителя Вейра — у тебя — в башке одни заскоки.
К'вин смерил ее долгим взглядом.
— Не говори мне, что тебе по вкусу, что Сараи выведет королевское крыло во время Падения раньше, чем ты.
Зулайя качнулась в кресле, и К'вин понял, что укол достиг цели. Но ей хватило мужества ответить улыбкой.
— Мы даже не знаем, что на уме у Б'нуррина, — сказала она.
У него на уме было именно это. И когда Зулайя и К'вин перечислили ему все проблемы, с которыми они столкнулись в злосчастном путешествии на юг, он только укрепился в своем намерении.
— Во-первых, — сказал Б'нуррин, также оградив свои мысли от драконов, — мы нигде не будем приземляться. И я не думаю, что туда надо отправляться целыми крыльями, Кев, — быстро добавил он. — Непохоже, что есть смысл сражаться с первым настоящим Падением — чем бы оно ни оказалось…
— Ты надеешься, что С'нан первым не пойдет, — сказала Зулайя, плотоядно усмехаясь.
— Именно, — коротко ответил Б'нуррин. — Откровенно говоря, он меня достал. Не вижу ничего опасного в том, чтобы посмотреть. То есть… — он помолчал, успокаиваясь и глядя в упор в глаза К'вину, — буду откровенен до конца. Боюсь, как бы мне не пришлось менять штаны по десять раз на дню, когда мне придется вести Вейр во время первого Падения.
— Да я сам боюсь, — весело признался К'вин. Краем глаза он заметил выражение удовлетворения, промелькнувшее на лице Зулайи. Наверняка покойный Б'нер никогда такого не говорил…
— И я думаю, что если я хотя бы раз посмотрю на это до того, как полезу в драку очертя голову и ничего не зная…
— Любой, кто не боится Нитей, — полный дурак — вмешалась в разговор Зулайя.
— Это точно, — кивнул ей с усмешкой Б'нуррин.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики