науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Чтобы немедленно прекратили свои происки. — жестко предъявил ультиматум Юсупов, — и без лишнего шума зарегистрировали «Алтайский самородок» Тогда и дела никакого не будет! Скандальная огласка может повредить становлению нового предприятия. Понятно?
Поскольку Гладких с подавленным видом молчал, Михаил Юрьевич потянулся к лежащей перед ним папке.
— Ну как? Не желаете ознакомиться с вашим досье? — с деловитой сухостью осведомился он. — Материалы весьма убедительные.
— Не нужно. И так все ясно, — сдался Гладких. — Кончаем эту волынку!
— Тогда к следователю можете не являться, — стараясь не показывать своего торжества, заключил Юсупов и встал. — Когда будет зарегистрирован «Алтайский самородок», то вас вызовут только в качестве свидетеля. Даже если Башун будет много болтать.
Убрал папку в кейс и удалился с таким же величественным и уверенным видом, как вошел, оставив противника в самом мрачном расположении духа. Михаил Юрьевич не сомневался, что на данном этапе одержана победа.
К тому дню, когда Глебу Сытину предстояло выписаться из больницы, Яневич и его молодой партнер практически решили все вопросы дальнейшей деятельности геолога. Регулярно навещая больного, детально обсудили круг его новых обязанностей, зарплату и устройство с жильем.
Договорились, что он займет должность исполнительного директора, возглавляющего исследование и составление геоподосновы участка, отведенного под золотой прииск. А до начала его функционирования станет начальником новой экспедиции — ее снарядят на место будущих работ, как только получат государственную лицензию и печать и откроют счет в банке.
Выздоровление Глеба отпраздновали в доме Яневича. За столом вновь живо обсуждались наиболее острые эпизоды недавних приключений в тайге, — воздавали должное находчивости и мужеству Глеба. Все сходились на том, что, если бы не он — Петру и Клаве несдобровать.
Сытину льстило всеобщее внимание, признание его заслуг, но особенно приятно — что происходило это в присутствии дочери Яневича — рыжеволосой красавицы: сразу влюбился. Радовали и перспективы новой работы; недоволен был только одним.
— Напрасно вы не привлекаете к ответу Сергея Гладких, — высказался он. — Эта подлая афера — его рук дело. Костя Башун лишь исполнитель.
— Доказать очень трудно. — Лев Ефимович не стал раскрывать сути тайного компромисса. — И потом, он нам больше не опасен.
— Не скажите! — выразил сомнение Глеб. — Я лучше знаю этого стервеца: хитер, вероломен и не отступает от задуманного. Куда спокойнее, если сядет в тюрьму — там ему самое место!
Через некоторое время у Глеба возник еще один серьезный источник недовольства: заметил очевидную взаимную симпатию Петра и Юли.
«Неужели между ними что-то есть? — кольнула в сердце тревожная мысль. — Тогда мои шансы равны нулю. Одна надежда, — успокаивал он себя, — что Петю наверняка кто-нибудь ждет в Москве».
Когда вышли из-за стола и уютно расположились в гостиной, разговор зашел о предстоящей экспедиции. Глеб и тут завладел всеобщим вниманием.
— Я еще в больнице продумал все детали, — увлеченно начал он излагать свой план ее организации. — Разделимся на две группы. Одна, во главе со мной, отправится на лошадях к ущелью из Добрынихи — с целью прокладки наземной трассы.
Бросил взгляд на своего молодого шефа и продолжал:
— Другая, со строителями, прибудет прямо на место работ на вертолете. Доставит необходимое оборудование, детали конструкций для строительства времянок и перехода через ущелье. Ее должен привезти Петр.
Но как изготовить детали конструкции того же моста без предварительных изысканий? — резонно поинтересовался Яневич. — Разве есть подробная карта этой местности?
— Есть крупномасштабные карты и материалы аэрофотосъемки, — уверенно ответил Глеб. — По ним сделаем проект, а для привязки к местности придется разок туда слетать. Вертолет там уже садился,
— Может, ограничимся переброской людей и оборудования на вертолете? Целесообразно ли строить мост? усомнился Лев Ефимович.
— Экономические расчеты мы еще сделаем, но я заранее убежден, что это нужно! — твердо заявил геолог. — Раз мы знаем, что там богатое месторождение и намерены основать прииск.
Подождал, пока это осмыслят, и пояснил:
— Сначала, чтобы скорее начать промышленную добычу золота, поставим там бытовки и будем работать вахтовым методом, используя вертолеты. Но это очень накладно и прииску понадобится наземная дорога.
— Но она тоже обойдется в копеечку, — проворчал Яневич. — Посмотрим, что покажут расчеты.
— Само собой, — кивнул Глеб. — Но уверяю, это не столь дорого, как оплата вертолетов. Расстояние невелико. Для прокладки труб и лесозаготовок делают и подальше дороги, а тут золото!
— Согласен. До последней горы достаточно проложить путь бульдозерами, — поддержал его Петр. — Меня смущает лишь конечный участок дороги, ведущий к ущелью: там крутой и высокий подъем.
— Да, там работы побольше, — согласился геолог. — Придется соорудить что-то наподобие фуникулера, если сложно окажется сделать в горе «серпантин».
На том и порешили, поручив Глебу, как начальнику экспедиции, приступить к разработке сметы, проектных документов и всей вообще подготовке, ориентируясь на конец августа.
Глеб Сытин оказался умелым и инициативным организатором. К середине августа план его был полностью подтвержден экономическими и инженерными расчетами, смета расходов принята и вовсю развернулась конкретная подготовка к экспедиции.
Встречая всяческую поддержку со стороны владельцев ЗАО «Алтайский самородок» в лице Петра и Льва Ефимовича, он почти ежедневно бывал у них дома и благодаря этому виделся с Юлей. Между ними даже завязались более тесные отношения, так как она надумала принять участие в экспедиции.
Глеб, очень обрадованный, связывал с этим большие надежды: медик включен в пешую группу, которую возглавлял он сам. Единственное, что его смущало, — выдержит ли столь нежное создание тяготы и неудобства походной жизни.
— Конечно, я — за! Но ты, Юленька, крепко подумай: готова ли к тем трудностям, что ожидают тебя в пути? — предупредил он ее. — Тайга — это не только романтика, а еще комары, мухи, плохое питание, отсутствие привычных удобств.
И сделав паузу, ободряюще добавил:
— Но уверен — ты получишь незабываемые впечатления от нашего похода и как студентка Медицинского успешно справишься со своей ролью, но все-таки… — он снова замялся, — чтобы получить согласие родителей, подумай, как их убедить — они ведь приведут те же доводы, что и я.
Юля прекрасно понимала, какой бурный протест вызовет ее желание у родителей, и не только из-за неудобств в пути. В тайге и без того достаточно опасностей, чтобы подвергать им единственную дочь. Никогда бы не получить ей согласия отца и матери, если бы присутствовал Петр — наверняка принял бы их сторону.
Однако получилось так, что в этот момент он, используя удобную паузу, улетел в Москву, чтобы повидаться перед новым трудным походом со всеми родными и решить кое-какие дела. И Юля, при активной поддержке Глеба, сумела добиться своего. Правда, разговор вышел тяжелый.
— Мы понимаем, доченька, твое желание познать неизведанное, и не возражали бы, если бы это не было так опасно! — твердо заявил Лев Ефимович и с упреком покачал головой. — Неужели тебе ничуть не страшно — после того, что перенес Петя?
— А чего мне страшиться? Ситуация ведь совсем другая. Юля хорошо подготовилась к разговору. — Я иду вместе с опытными, бывалыми людьми, буду находиться под личной опекой Глеба.
— Не сможет он за тобой ходить как нянька. У него много своих дел, и потом… — разволновалась Раиса Васильевна, — представляешь, как станешь жить там — одна, среди грубых мужиков… В палатке, без всяких удобств…
— Во-первых, я там буду не в единственном числе, — объяснила ей Юля. — В нашей группе — Клава, которая ходила в тайгу с Петей. Ее берут в качестве поварихи и прачки.
— Но она-то — привычная к этим условиям деревенская девушка. А тебе зачем испытывать такие жуткие неудобства? — не сдавалась мать.
Однако переубедить Юлю оказалось невозможно — в хрупком ее теле жила отважная душа. Убежденная в своей правоте, она горячо возразила:
— Понимаю, что придется испытать неудобства. Но знаю и то, что мне представляется единственный шанс побывать в дикой тайге! Будет ли у меня еще такая возможность? Сами знаете — никогда!
— Но стоит ли ради этого рисковать жизнью? — вступил отец. — Вспомни рассказ Пети! А если ночью вдруг нападет медведь или волки? Как вы спасетесь с этой Клавой, если даже будете спать в одной палатке?
— Не нужно преувеличивать опасность, — укоризненно взглянула на отца Юля. — В группе полно смелых мужчин, знающих тайгу. Можете не сомневаться — они нас защитят!
— А как же наши с тобой туристические путевки в Анталию? Неужели лучше принести себя в жертву комарам, чем купаться в теплом море? — пустила в ход последний аргумент Раиса Васильевна. — Пожалела бы хоть меня! Из-за твоих причуд я остаюсь без отдыха.
— Теплое море от меня не уйдет. Не в этот, так в следующий раз! — отвергла ее доводы дочь. — И отдых срывать не надо — возьми с собой приятельницу!
— Ну что с тобой поделаешь! — первой сдалась Раиса Васильевна. — Мучайся, раз пришла такая охота. Но только если за тебя поручится Глеб!
— В этом можете не сомневаться! — весело заверила Юля, в душе празднуя победу. Давно уже по-женски осознав, какие чувства питает к ней начальник экспедиции, она не сомневалась в его согласии.
По случаю приезда домой Петра за столом в квартире его родителей на Патриарших прудах собрались все его близкие. Даже Оленьку и Надю привезли повидаться с братом из Радищева, куда выехал на лето детский сад. Все радовались сенсационному успеху Петра.
— Что Петя встретил старого золотоискателя, мир праху его, — перекрестился дедушка Степан Алексеевич, — это, конечно, чистая случайность, но вот что они нашли золотое месторождение — это уже закономерность: судьба благоволит только к сильным и упорным в достижении цел«.
— Я тоже считаю: не будь он таким сильным, ловким и выносливым, — убежденно поддержал тестя Михаил Юрьевич, — то, имей хоть семь пядей во лбу, не сумел бы выйти победителем в тяжелой борьбе го стихией и злоумышленниками.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики