науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— На этот раз, Дашенька, будь уверена, — Петр торжественно надел кольцо ей на палец, — все у нас состоится — как только кончится срок траура. Теперь нас разлучит только смерть!
— Типун тебе на язык! Хватит с нас горя! Нам предстоит долгая, счастливая жизнь…
Вернулись в отель, увешанные покупками, не чуя под собой ног от усталости. Несмотря на это, когда очутились у Петра в номере, Даша прильнула к нему и в них вспыхнуло страстное желание. Но он, может быть потому, что был сильно утомлен, сумел взять себя в руки.
— Дашенька! Любимая, желанная!.. — Он покрывал ее лицо и шею страстными поцелуями. — Мы должны… обязаны… подождать… до окончания траура… до весны… всего-то… Зато совесть будет спокойна. Дашенька, прости!
Разочарованная, она не скрывала этого.
— Прошу тебя, Дашенька, родная! — взмолился Петр. — Ты ведь поймешь… моя честь… моя вина… Не могу, не имею морального права через это переступить… даже если обидишься и… и бросишь меня совсем!..
Однако Даша уже справилась с собой.
— Нетушки! — горячо заявила она, дрожа и целуя его. — Я так долго мечтала… о нашем счастье… Сумею потерпеть… еще немного, будь спокоен!
Весь многочасовой полет до Москвы Петру скрашивали воспоминания о трех прекрасных днях, проведенных с Дашей в Голливуде. Рождество отпраздновали в компании Дашиных коллег. Петр неохотно согласился на это, опасаясь конфликта с Андрисом, сплетен ее подруг… Но ничего такого не произошло, видно, все знали о их несчастливой прежде судьбе.
Конечно, его терзало сожаление, что они не были близки, что вновь не познали свое несравнимое счастье. Не сделал ли он непростительную ошибку, выдерживая траур? Что, если Даша ему не простит?.. Нужно ли всегда следовать законам совести, размышлял он, и не правильнее ли жить естественно, как требует человеческая природа?
В то же время он сознавал, что чувствовал бы себя ужасно, нарушив табу. Так и не разрешив мучивших его сомнений, решил: ладно, надо и это пережить; жизнь покажет, правильно ли он поступил; если Даша любит его — дождется…
В международном аэропорту Шереметьево Петра встретил только отец.
— А где мама? Все в порядке? — тревожась, первым делом спросил он, когда обнялись и расцеловались.
— Да, да! Не смогла просто приехать — премьера у нее сегодня. А дома за девочками бабушка смотрит. Дед тоже будет — только позже. Кому-то оппонирует, а то бы тебя встретил.
— Как они устроились на Зубовской? Довольны квартирой? — поинтересовался Петр, когда в машине отца уже ехали в город. — Тяжело им дался переезд?
— Переезжать всегда нелегко. У профессора одних книг целая гора! Представляешь, одних полок сколько пришлось крепить, ну и стеллажи, конечно… Но бабушка так прямо счастлива!
— Еще бы! Это почти ее район — привыкла ведь за долгие годы жить в центре. Что ни говори, Марьино — гиблое место.
— Так-то оно так, но радуется она в основном, что теперь мы близко друг к другу. Ей к нам ехать всего ничего по Садовому кольцу, и маме теперь помочь может. Одна беда…
— Что еще такое? — насторожился Петр.
— Там у них хоть и плохонький, но гараж был, а здесь машину приткнуть негде. Платная стоянка далеко, да не по карману им.
Ох, ну и виноват же я! Совсем забыл… Оплатил же подземный гараж, строится через два дома. Должно быть, готов; надо сказать деду, успокоить его.
На Патриарших, когда с двумя огромными чемоданами поднялись к себе на этаж, на лестничной площадке их уже поджидали Вера Петровна и близнецы.
— Петенька! Петенька приехал! Покажи скорее, что привез? — запрыгали вокруг него девочки.
— Погодите, стрекозы! Дайте срок! — Петр схватил сестренок в охапку, внес в гостиную и поместил на диване. — «Будет вам и белка, будет и свисток»! — И рассмеялся, глядя, как они барахтаются.
— Да оставьте вы брата в покое! Дайте передохнуть с дороги! — распорядилась Вера Петровна. — Иди, Петенька! Проголодался?
— Что ты, в полете нас закормили. А вот душ принять надо. Да и устал порядком, — признался Петр. — С удовольствием прилягу на часок-другой.
— Вот и славно, Петенька. Постелю тебе в кабинете. Отдохни, пока все не соберутся.
Беспробудно проспав часа три, Петр проснулся бодрым и свежим, словно не было долгой, трудной дороги. Встал, сделал небольшую разминку и снова отправился в душ. Из гостиной доносились голоса родителей и Степана Алексеевича, — значит, все в сборе, можно садиться за стол. Интересно, чем угостит бабушка? В Америке так вкусно готовить не умеют!»
Стоило ему появиться в гостиной, как все сразу поднялись. Стол накрыт, ждали лишь, когда он проснется. Сначала, опередив дочь, обнял его старый профессор.
— Быстро нынче мужает молодежь! — Он поцеловал внука. — Ты выглядишь, пожалуй, старше своих лет, Петенька. Или так устал от учебы, от жизни на чужбине?
— Папа прав! — вторила ему Светлана Ивановна, вдоволь нацеловавшись с сыном. — У тебя, Петенька, изможденный вид, и похудел сильно… Ты проверял там здоровье?
— Регулярно! — поспешил успокоить ее Петр. — У них спорт в почете, и я, как бы ни был занят, не пропускал тренировок. Просто устал, мамочка… Вот и прилетел к вам немного отдохнуть, и душой и телом.
Прежде чем перейти в столовую, Петр преподнес всем новогодние подарки. Из-за ограниченного багажа он привез немного, но сумел всем угодить. Маме — эффектный жакет и набор лучшего грима; отцу — самый современный прибор ночного видения; бабушке — портативную швейную машину; деду — настоящую ковбойскую шляпу и удобный насос для опрыскивания сада, а маленьких сестер осчастливил яркими майками и красивыми ранцами.
Когда все уселись за стол и выпили за встречу, Петра забросали вопросами — как там жизнь в Америке его собственная, ну и вообще… Он подробно рассказал обо всем: кто сосед по комнате, о своей учебе, как проводил свободное время. Не скрыл и то, что встретился с Дашей в Голливуде.
— Я твердо решил: мы поженимся, как только кончится траур! — объявил он родителям, опасаясь возражений. Их, однако, не последовало, а бабушка тут же его поддержала:
— Это замечательно, что вы сумели пронести свою любовь через столько преград и испытаний судьбы. У меня нет сомнений — ты, Петенька, будешь счастлив с Дашей!
— Жаль, что она не прилетела вместе с тобой, — оттаяла наконец Светлана Ивановна. — Теперь и я вижу, что Даша — твоя судьба. Хорошо было бы вместе отпраздновать твой день рождения…
— У нее жесткие условия контракта, — объяснил Петр. — Скоро он кончится, и тогда сможем быть вместе.
— Надеюсь, этого не произойдет до свадьбы? — все же сказал Михаил Юрьевич. — Ее надо сыграть, сразу как сдашь там экзамены.
— Прости, папа, но, может быть, хватит водить меня за ручку? — вспыхнул Петр. — Я достаточно сдерживал свои чувства! У нас ничего не было и не будет до окончания траура. И в церкви обвенчаемся. Но большего от меня не ждите.
Взял себя в руки и уже спокойно промолвил всем:
— Мы с Дашей решили больше не расставаться. В марте у нее кончается контракт, продлевать больше не будет. А на апрель мы с ней уже заказали каюту на круизном лайнере «Астор»,
Петр бросил жесткий взгляд на отца — тот промолчал. Зато, неизменно поддерживая мужа, робко вмешалась Светлана Ивановна:
— Но ты же нам обещал, что вы обвенчаетесь, — мягко, но с упреком в голосе, напомнила она. — А это вроде… свадебного путешествия. — И непонимающе подняла на него глаза. — Выходит, свадьба будет… в дороге? А как же… мы?..
— Не беспокойся, мама! Ну как ты могла такое подумать? Венчаться будем дома. Сойдем в Порт-Саиде, съездим посмотреть на пирамиды, посетим святые места и из Тель-Авива — в Москву.
Светлана Ивановна облегченно вздохнула, но тут же снова встревожилась.
— Погоди, Петенька, а как же… твоя учеба? Не бросишь же ее из-за женитьбы — ты ведь не Митрофанушка… — И улыбнулась, решив перевести разговор в шутку. — Наверно, договорился насчет отпуска?
— И я об этом подумал. Когда же ты будешь сдавать экзамены? — подхватил профессор.
— А я и не думаю туда возвращаться! — как о само собой очевидном сообщил Петр. — Решил забрать документы. Мои планы на будущее в корне изменились.
Эти слова произвели эффект разорвавшейся бомбы: настала полная тишина; даже маленькие Наденька и Оля уставили на брата расширившиеся глазенки.
Первым из шокового состояния вышел Михаил Юрьевич.
— Не слишком ли поспешно ты принял это решение? Хорошо ли все продумал? Очень уж неприятно… что-то легко ты меняешь свои планы на будущее.
— Почему же легко? Я пришел к этому путем долгих размышлений, — возразил Петр. — И моя женитьба здесь ни при чем. Все дело в том, что я увидел и понял за время пребывания там, в Штатах.
Как им всем объяснить свое решение?
— Главное, что повлияло — это чувство протеста, оно во мне появилось вскоре после приезда туда и росло буквально с каждым днем! — В голосе его слышалась горечь. — Ну почему мы, обладая куда большими природными ресурсами, живем как нищие, а они процветают?
Он помолчал; никто не произнес ни звука.
— Стал много думать об этом, вникать в вопросы экономики, государственного устройства. И, мне кажется, осознал, в какой беде сейчас наш народ. Тогда то, чему учусь, перестало быть для меня актуальным.
— Ты, что же, сын, решил бросить горное дело?! — поразился Михаил Юрьевич. — Останешься без профессиональных знаний и займешься политикой — самым грязным из всех дел?
— Ну зачем же так сурово? — не согласился с отцом Петр. — Вернусь в Горный, окончу. Но параллельно займусь юриспруденцией и экономикой. Мне это и в бизнесе необходимо.
Передуманное, пережитое теснилось в голове, — надо им объяснить…
— Нельзя, недопустимо замыкаться в узкой области, когда твой народ так бедствует! Политика, не спорю, дело грязное, но как иначе изменить положение к лучшему?
— Но ведь у нас сейчас, Петенька, новый президент… Молодой, энергичный… — неожиданно вмешалась в разговор Вера Петровна. — Вон по телеку все время говорят — скоро станет лучше…
— Эх, бабушка! Слышала бы ты, что говорят и пишут в свободной прессе! А за ним кто стоит?..
— Неужели ты видишь выход из этой трясины?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики