науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Но мы обнаружили у него крупную сумму в валюте — это свидетельствует, что заказ был.
Петра это не убедило.
— Деньги он мог скопить от торговли наркотиками.
— Вряд ли мог что-то скопить, этот отпетый наркоман, — возразил следователь. — Я убежден, что заказчик был, и мы скоро его установим!
— Это каким же образом? Думаете, убийца признается?
— Вот именно! — строго взглянул на него Лаврентьев. — У Лещука уже началась ломка. А мы его избавим от этих мук, только когда скажет правду.
— Ну назовет он кого-то, чтобы получить свою наркоту. — Петр скептически сжал губы. — Надо же еще доказать, что это не оговор?
— На деньгах сохранились «пальчики», — усмехнулся следователь. — Они-то и помогут выяснить истину.
На этом разговор закончился и, попрощавшись, Лаврентьев отправился к себе на Петровку, убийцу содержали в камере предварительного заключения МУРа. Прибыв на место, следователь убедился, что не ошибся в расчетах: Альберт Лещук бьется в истерике, требует инъекции наркотика.
Когда в камеру к нему вошел Лаврентьев, он уже обессилел, — пуская изо рта пену, распластался на грязном полу. Завидев вошедшего, снова взвыл; тот сразу пресек новый приступ истерики, пнув его легонько ногой.
— А ну, вставай! Нечего тут концерты устраивать, не у мамки в гостях! Хочешь получить дозу — говори: кто тебе заплатил? Будешь запираться — подыхай как собака!
«Хрен тебе, хитрый мент! Знаю, что мне будет за групповой сговор. — Даже испытывая муки, Алик трезво соображал. — Уж лучше буду косить под личную вражду. Не выдержат — сжалятся!»
— Говорю — стрелял из ненависти! — истерично выкрикнул он. — Он мне жизнь поломал! Это из-за него я наркоманом стал… Помогите, не дайте умереть!
— К жалости взываешь? Да за то, что беременную женщину убил, казнить тебя мало! — Лаврентьев в сердцах пнул его снова, уже почувствительнее. — Хватит валяться! Показания давать все же придется.
Движимый нестерпимым желанием получить вожделенный укол, Лещук с трудом поднялся с пола, — он весь трясся.
— Вы же знаете — баба пострадала случайно, — пробормотал он. — Стрелял я в Петьку Юсупова.
— А откуда у тебя ствол и патроны? Заказчик дал? Кто он? — грозно подступил к нему следователь. — Отвечай! Тогда вызову медсестру!
— Я же говорил — на базаре купил, — отводя глаза, держался своего Алик.
— Ну, подыхай тогда! — резко проговорил Лаврентьев, поворачиваясь, чтобы уйти. — Нет тебе никакой помощи, раз лжешь! Мы уже знаем, чей это ствол.
— Погодите! — поверив ему, что уходит, в отчаянии крикнул Лещук. — Ладно, скажу, как все было…
«Все равно теперь узнают про Кирилла, раз обнаружили, что пистолет принадлежал его отцу…» Алик лихорадочно соображал, в какой мере имеет смысл открывать правду.
Сделав шаг в сторону двери, Лаврентьев с деланной неохотой остановился.
— Только не вздумай снова морочить мне голову! — строго предупредил он. — Уйду и сегодня уже не вернусь! И без тебя много дел.
«Придется выложить все начистоту… Теперь и сами докопаются, — мрачно думал Алик. — Нужно только договориться, чтоб кололи…»
— Скажу вам правду, хоть и тяжело мне выдавать друга, — с надрывом выдавил он и взмолился: — Только обещайте оказывать мне медицинскую помощь и срочно сделать укол!
— Будет тебе помощь! Но повторяю: только если выложишь все как есть. Говори, не тяни резину!
— Юсупова заказал мой друг Кирилл Слепнев. Дал мне деньги и пистолет своего отца, — коротко признался убийца. — У него с Петькой старые счеты. Но я сказал правду: не взялся бы его убивать, если б сам давно не мечтал об этом.
— Вот это уже кое-что! — не скрыл удовлетворения следователь, и повеселев добавил: — Если «пальчики» на долларах подтвердят твои слова, то скоро со своим другом Слепневым здесь встретишься.
Об убийстве беременной женщины в доме на Зубовской и о том, что преступник задержан, Кирилл узнал из последних известий и сразу впал в панику. У него не было иллюзий: убийца не будет молчать, не удастся выйти сухим из воды. Наркоман Алик заложит его при первой же ломке. Да и пистолет отца выведет милицию прямиком на него.
Угрызений совести от того, что по его вине погибла молодая беременная женщина, он не испытывал; приходил в отчаяние лишь от неудачи, от ужаса перед грядущей расплатой. Не зная, что делать, проведя бессонную ночь, он впал в апатию и весь следующий день провалялся в постели, мрачно размышляя о будущем. Однако инстинкт самосохранения взял верх — его изобретательный мозг стал искать пути спасения.
В лучшем случае у него в запасе еще дня два. Потом менты за ним придут — и все кончено. Спасти его может одно — смыться и перейти на нелегальное положение! Чем больше он думал, тем больше проникался этой идеей.
— Надо так и сделать! Ксиву раздобыть можно, — пробормотал он вслух, придя к окончательному решению, и тут же скис. — Но где же взять столько денег?
Неистощимый на гнусности, Кирилл и тут нашел выход — он решил ограбить собственную квартиру. За долгие годы материального благополучия в доме накоплено много ценных вещей — родители ими очень гордились: картины известных мастеров, редкие произведения прикладного искусства.
Раздумывая, что легче и быстрее реализовать, Кирилл остановился на коллекции фигурок знаменитого мейсенского фарфора. Одна лишь пара лохматых собачек стоит огромных денег. Раньше он не мог и помышлять о их продаже — мать немедленно обратится в милицию. Теперь терять ему нечего!
После скандала, что он учинил в ее спальне, Любовь Семеновна выходила оттуда, только чтобы пополнить запасы своего любимого джина, — судя по скопившимся пустым бутылкам, пила она его сутки напролет. Видно, совсем упала духом.
Вряд ли в таком состоянии она обратит внимание на пропажу. А если и заметит, где возьмет силы и энергию заявлять об этом ментам? — Кирилл воспрял духом, готовясь незамедлительно осуществить новое преступление. Если мать все-таки раскачается — его и след простыл.
Быстро оделся, привел себя в приличный вид; взял из кабинета и библиотеки собачек, еще несколько дорогих фигурок, обернул салфетками, чтобы по дороге не разбились, аккуратно уложил в чемодан-«стюардессу», на колесиках. Незаметно для матери вышел из дома и отправился в поход по антикварным магазинам.
Реализовал он эти редкие по красоте вещи на удивление легко и, с его точки зрения, удачно. В первом же крупном магазине сразу за наличный расчет взяли не торгуясь, за названную им цену, мейсенских собачек, откровенно признав — для них это большая удача. Наверно, взяли бы и остальное, но он, боясь продешевить, отправился в другой магазин, на Тверской; там так же охотно у него купили остальное.
Вернувшись домой, он достал самый большой отцовский чемодан, использовавшийся обычно для дальних путешествий, и уложил в него свою одежду и обувь. Подумав, взял еще несколько наиболее ценных вещей — реализует позднее. Напоследок создал в комнатах искусственный беспорядок — пусть думают, в доме побывали грабители. Все же он не выдержал — зашел к матери.
Любовь Семеновна полулежала на кровати, опираясь на высоко взбитые подушки, и испуганным взором смотрела в угол комнаты. При виде сына жалобным голосом попросила:
— Прогони ты этих чертей, Кирюша! Видишь, сколько их там копошится? Ну что они ко мне пристают? Даже на постель лезут, бесстыжие!
«Ну, все! Допилась до чертиков, алкоголичка! — брезгливо глядя на нее, подумал Кирилл, нисколько не жалея мать. — Ничего страшного, заберут в больницу и вылечат».
— Очнись на минуту! — грубо одернул он ее, подойдя к постели. — Никого там нет, тебе это мерещится спьяну!
Убедившись, что в глазах у нее появилось осмысленное выражение, объявил:
— Я зашел к тебе сказать кое-что. Во-первых, я уезжаю на время, так как меня могут арестовать за соучастие в убийстве.
Видя, что у нее от ужаса отвисла челюсть, презрительно продолжал:
— Вижу, до тебя дошло. Менты спросят — говори как есть: мол, ничего не знаешь, так как со мной в ссоре. Теперь о другом, — немного замявшись сначала, безжалостно заговорил он вновь: — Ты тут валяешься как свинья, а нас между тем ограбили!
— Как это… ограбили? — окончательно протрезвев, пролепетала Любовь Семеновна. — Когда?..
— Сегодня! — злобно выпалил Кирилл. — Взлома нет. Видно, кто-то из нас двоих забыл запереть дверь. Думаю, что ты, поскольку трезвой не бываешь.
— А что… украли? — убитым голосом спросила она.
— Какой-то мародер второпях шуранул. Боялся, что застукают, — взял немного, но с понятием. Выбрал ценное — кое-что из фарфоровых безделушек.
Сделал шаг к двери, но обернулся, предостерег: — Не вздумай к ментам обращаться! Не только не помогут, а разворуют последнее, что у тебя осталось!
Больше ничего не сказав матери на прощание, Кирилл покинул ее спальню, подхватил огромный чемоданище и покатил его к выходу.
Накануне своего отъезда в Германию, как положено, ровно на девятый день Яневичи устроили поминки по Юлии. За столом на квартире у Зубовской собрались вся семья Юсуповых, Степан Алексеевич с Верой Петровной и Анфиса Васильевна с мужем (он задержался в Москве, чтобы проводить ее за границу). Пригласили еще новых друзей Юли из Медицинского, но приехала только ее подружка из группы — остальные, очевидно, постеснялись.
Раиса Васильевна к этому времени уже выплакала все слезы и впала в состояние апатии. Реагировала на происходящее вяло, в беседе участия почти не принимала, целиком замкнувшись в своем безутешном горе. Все хозяйственные заботы и обязанности приняла на себя Светлана Ивановна.
— Юленька, хоть и не успели наши молодые обвенчаться, навсегда вошла в нашу семью, мы полюбили ее всем сердцем, — сказала она в своем поминальном слове. — Видит Бог, как мы хотели, чтобы она стала женой Пети, не сомневались — будет ему верной подругой жизни и подарит нам прекрасных внуков.
— Все-таки это ужасно… нелепо, когда гибнут молодые люди, такие замечательные, как Юля! — волнуясь, заговорила Тата, полненькая как пышечка, с милыми ямочками на щеках, несостоявшаяся подружка невесты на свадьбе. — Ну как после этого верить в Бога и высшую справедливость?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики