науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— И профессионально изобразила обиду. — У меня день рождения, а вы завели тут какие-то скучные разговоры! Ты, Мишенька, призвал бы всех к порядку как хозяин дома!
— А по-моему, Светочка, мы уже вполне воздали по заслугам и тебе, и твоим родителям. Даже мне кое-что перепало, — не согласился Михаил Юрьевич. — Не вижу причин, почему бы не обсудить теперь того, что нас всех волнует. Разве это скучный разговор?
— Ну вот, сейчас начнете спорить и испортите мне настроение, — не сдавалась виновница торжества. — Вячеслав Андреевич, выдайте нам лучше свежий анекдот, — попросила она мужа тетки — тот знал их великое множество и умел хорошо рассказывать.
Но и Никитин ее не поддержал:
— Обязательно выполню твое желание, дорогая Светочка, но только чуть позже, за чаем. А теперь разреши нам закончить разговор на эту тему, — все мы, Миша правильно сказал, принимаем ее близко к сердцу.
И продолжал уже для всех:
— Мне кажется ненормальным положение, когда закон допускает, чтобы в руках отдельных граждан скапливался огромный капитал, в то время как у других честных тружеников зарплата ниже прожиточного минимума.
— Социалистические идеи! Они-то и завели страну в тупик, — возразил Яневич. — Уравниловку мы уже проходили!
— Вячеслав Андреевич говорит не об уравниловке, а о том, что в оплате труда и доходах населения не должно быть такой вопиющей разницы, — поддержал шурина профессор Розанов. — Почему, например, талантливые ученые и артисты должны уступать в оплате труда удачливым коммерсантам?
— Так что же, вернемся в славное прошлое — коммунизм будем строить? — не без ехидства произнес Яневич. — Раздадим всем сестрам по серьгам?
Степан Алексеевич повернул к нему красивую голову.
— Не стоит иронизировать над общей бедой. Коммунизм — это мираж, а вот законы, обеспечивающие социальную справедливость в ведущих капстранах, — реальность. Там финансовых акул лишают сверхприбылей.
— Значит, папа и Петенька — финансовые акулы? — рассмеялась Юля, таким забавным показалось ей это сравнение. — И у них надо отобрать сверхприбыль?
— Ты знаешь, Степочка, что мы с тобой одинаково обо всем судим. И сейчас ты говорил справедливые вещи. Но насчет того, чтобы отбирать честно заработанное, я не согласна! — поддержала внука Вера Петровна. — Те, кто свое богатство добыл законным путем, — это не акулы!
— Я о том и говорю, что законы у нас никуда не годятся! — подхватил профессор.
— А вдруг, Степочка, эти негодяи, что правят, возьмут и у Пети все отберут! — испугалась Вера Петровна. — Что тогда будем делать?
Укоризненно посмотрела на мужа и резонно рассудила:
— Заработка, что имеют Света и Миша, дай Бог, чтобы им хватило поставить на ноги дочек. Нас с тобой выручает только садовый участок. Вот я и спрашиваю: смогли бы мы совершить круиз, если бы не Петя?
Обвела всех взглядом ясных серых глаз и вновь обратилась к мужу:
— А кто помог вашему институту послать ученых на конференцию? Разве не он? Ты же предлагаешь плюнуть в колодец, из которого пьешь! — И осуждающе покачала головой.
— Бабушка не понимает, Петенька, как унизительно для заслуженных людей, крупных ученых, — ведь заработали у государства право на достойную оплату и содействие своей научной деятельности — пользоваться милостью богачей, — с горечью обратился к нему профессор. — Даже если благодетель — твой родственник!
Светлана Ивановна хотела уже снова вмешаться, но неожиданно на помощь ей пришел сын.
— Ты совершенно прав, дедушка! — спокойно заявил он. — Я и сам того же мнения. Труд талантливых людей — ученых, деятелей культуры и искусства — должен оплачиваться высоко. Государство, а не благодетели обязано обеспечить им условия для достойной жизни и отдыха.
Оглядел всех сидящих за столом, как бы призывая их к согласию, и заключил:
— Это безобразие и с ним пора покончить! Нам всем надо добиваться, чтобы положение кардинально изменилось. А сейчас давайте попросим маму, — предложил он, взглянув на нее с лукавой улыбкой, — показать, какой изумительный торт приготовила она к чаю. Довольно с нас политики!
Все последние дни Кирилл сильно нервничал, и виной тому — Алик. Как ни просил, ни требовал он от него ускорить выполнение своего «заказа», тот почему-то тянул резину, ссылаясь на неподготовленность и плохое самочувствие. Последнее особенно раздражало Кирилла. «Нечего было браться этому мозгляку, раз еле дохает! — озлобленно думал он и пугался: — А вдруг и правда, загнется? Неужели, плакали мои денежки?»
В конце недели он не выдержал напряжения и прямо с утра, едва проснувшись, схватил телефонную трубку.
— В чем дело? Что тебе мешает? — насел на него Кирилл. — Ты что уже пушку в руках держать не в состоянии?
— Не голоси! Надеюсь, тебя там никто не слышит? — зашипел на него Алик. — Не могу же я на это пойти очертя голову. Должен потренироваться в стрельбе, детально разведать обстановку.
— Я же тебе все рассказал, даже план начертил! — возмутился «заказчик». — Ну какого рожна тебе еще надо?
— Ишь какой нетерпеливый! А подумал, что будет, если меня повяжут?! — разозлился тот. — Молчишь? То-то! Вчера ездил я туда — специально изучить пути отхода. Ты ведь с машиной меня ждать не будешь?
— Еще чего! Я тебе хорошо заплатил! — огрызнулся Кирилл, но все же поинтересовался: — Решил, как смываться?
— Нашел подходящий маршрутец, — удовлетворенно сообщил Алик. — Рядом там стройка. Я, как выбегу, сразу нырну за ограду — и оттуда на соседнюю улицу.
Помолчал и, не скрывая страха, признался:
— Я ведь почему тренируюсь в стрельбе? Мне нельзя промахнуться! Петька тогда от меня мокрое место оставит, сам знаешь.
— Да уж, в этом ты прав! — согласился Кирилл и повеселев, добавил: — Ладно, тренируйся, только патроны все не расстреляй!
— Завтра с утра последний раз съезжу за город на тренировку. А в субботу, может, и покончим с этим делом, — заключил Алик. — Ты вечером ко мне приезжай. Обсудим, как заманить клиента. У меня план есть.
«Как всегда, гениальный», — насмешливо подумал Кирилл, кладя трубку.
Обещание, данное Аликом, подняло ему настроение, но, как оказалось, ненадолго. Не обнаружив на кухне завтрака, он вдрызг разругался с матерью.
Любовь Семеновна и в хорошие времена злоупотребляла ликерчиком и аперитивами, а в последние месяцы на почве личных неурядиц буквально топила горе в бутылке. Мало того, что совместное проживание с сыном ежедневно вызывало у нее стрессы, в связи с оскудением бюджета ее бросил любовник, Жорж, он же Юрий, и это окончательно подкосило ее все еще темпераментную женщину.
Всегда раньше следившая за собой, она теперь целыми днями, нечесаная и подшофе, бродила по квартире как неприкаянная. Но главная беда, и ее немедленно ощутил на себе Кирилл, — Любовь Семеновна перестала готовить еду — питалась всухомятку. Привыкнув, что дома проблем с едой у него нет, вынести этого он не мог и, не найдя, чем позавтракать устроил грандиозный скандал.
— Ты что это саботаж устроила, старая сука?! — Разъяренный Кирилл ворвался в спальню к матери, ничуть не смущаясь тем, что она полуобнаженная лежит на постели поверх одеяла. — Почему не приготовила завтрак?
— Что ты… шумишь? Я болею… — Любовь Семеновна плохо соображала — успела натощак выпить полстакана неразбавленного джина; поняв наконец, что он от нее хочет, пробормотала: — Сам сделай… что-нибудь. Жил ведь один…
— А на что ты тогда нужна мне здесь, пьяная свинья? — завопил он, схватив ее за плечи. — Знаю, чем ты больна, сам такой! А ну, вставай немедленно!
— Отвяжись, негодяй! — немного протрезвев, наотрез отказалась мать. — Ничего не буду делать, раз так со мной обращаешься!
— Как же еще с тобой обращаться, когда не выполняешь своих обязанностей? — с ненавистью бросил ей Кирилл. — Жрать дома нечего!
Любовь Семеновна была сильная женщина, окончательно протрезвев, вырвалась из рук сына.
— Постыдился бы, бездельник! — всхлипнула она, дотянувшись до халата и накинув его. — Не тебе, паразиту, толковать об обязанностях! Ты что же, всю жизнь собираешься сидеть у меня на шее?
— А что, только твоим любовникам можно?! — взвизгнул Кирилл, вне себя от отвращения к матери и от голода. — Обязана меня кормить, раз нахапала столько у отца, наставляя ему рога!
— Ах ты, мерзавец! Оскорбляешь мать и еще хочешь, чтобы я для тебя что-то делала?! — отчаянно заголосила Любовь Семеновна. — Ничего больше от меня не дождешься!
— Вот как? Я тебя заставлю! На, получай! — истерически заорал Кирилл, отвешивая матери оплеуху.
— Негодяй! Тюрьма по тебе плачет! — опомнившись, крикнула мать и запустила в него будильником.
— Убью, сука! — бросился он на нее и так толкнул в грудь, что она не удержалась на ногах и свалилась на кровать, больно ударившись головой о спинку.
Испугавшись того, что наделал, и понимая — ничего не добьется, Кирилл выскочил из спальни. Несчастная Любовь Семеновна лежала ничком, держась рукой за ушибленное место и остро переживая свою семейную трагедию: «Нет! Я этого не выдержу — сойду с ума от горя и одиночества! Чем я так прогневила Бога?..»
На следующий день Кирилл еле дождался вечера, чтобы поехать к Алику. Пообедал в дешевом кафе, — деньги кончались, а мать после вчерашнего скандала, похоже, и впрямь заболела и почти не выходила из своей комнаты. Невкусная еда, отвратительная обстановка грязной забегаловки как-то странно соответствовали его сегодняшнему настроению.
Своего киллера он застал дома: мрачен, выглядит скверно; открыв ему дверь, сразу скрылся на кухне — наверно, уже приготовил все для очередной инъекции.
— Только вернулся, жутко продрог — всего аж колотит, — взяв в руки шприц, пожаловался Алик, зябко поеживаясь. — Ничего, сейчас уколюсь и полегчает…
«Врешь! Опять у тебя ломка начинается, — не поверив, усмехнулся про себя Кирилл. — Уже жить не можешь без наркотика». И вроде бы сочувствуя произнес:
— Давай приводи себя в порядок! Разговор у нас ответственный будет.
Подсел к кухонному столу и, дав хозяину закончить процедуру, вытащил и разложил нарисованный им план подъезда. Прямо на глазах приободрившись и повеселев, Алик сел рядом и стал внимательно рассматривать план.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики