ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Что-то я снова становлюсь излишне рациональным, подумал я и побрел обратно, подыскивая сугроб, чтобы почистится и не занести заразу в кабину.
«Сколько можно издеваться над организмом? — обеспокоено спросил меня Хрон
, когда я светящийся на приборах, как цель, достойная уничтожения, появился перед вертолетом. — Ты нужен нам в добром здравии и уме. Что ты
гусарствуешь
?! Тут на расстоянии в тысячу километров не встретишь барышни, достойной подвига».
«Ох, обманываешь ты меня! — сказал я, самостоятельно залезая в кабину вертолета. — А как же Александра?!»
Никита надел респиратор и погнал вертолет сквозь ночь в одном только ему известном направлении, петляя среди каньонов, выныривая из-за отрогов горных вершин, чуть видных на фоне темного неба. Ущербный диск луны залил призрачным светом осыпи камней, скалы и снежники, покрывшие бледной тенью ледники.
Все молчали. Я не посмел спросить Никиту об Александре. Видимо случилось что-то ужасное. Сгорбленный силуэт пилота и его неразговорчивость, погруженность в переживания, которыми он не хотел делиться, показались мне немного странными. Либо меня втягивают в какую-то игру, либо все на самом деле ужаснее, чем я думал.
Вертолет, перевалив через горную гряду, опустился на поляне, выходящей одним краем на берег узкого горного озера.
«Идеальная ВПП, — сказал я, рассматривая неприступные обрывы и конусы лавин, спускающиеся со склонов гор на лед озера. — Только толщина льда не позволит взлететь. Утонешь».
Никита накрыл вертолет маскировочной сеткой, привязанной к высоким шестам, превратившей машину в несуразное сооружение с нелепыми обводами. Затем взял фонарь и повел нас в глубь низкорослого ельника, где стояла по крышу занесенная снегом избушка. Я оклемался настолько, что довольно-таки бодро шагал за пилотом. Еще раз пришлось вываляться в снегу, чтобы избавится хотя бы ненамного от остатков радиоактивной пыли на одежде. Хрон
отстал и болтался где-то сзади, чертыхаясь из-за глубокого снега. Еле заметная тропка привела нас к крыше занесенной пургой хибары, и через слуховое окно мы забрались внутрь, спустившись в избушку по безбожно скрипящей лесенке.
Запах внутри стоял нежилой. По стенам были развешаны остроги и истлевшие, спутанные сети. Избушка в прошлом, наверное, служила пристанищем браконьеров. Никита зажег бензиновую горелку и поставил растапливаться снег для чая. Почему-то эти простые действия меня очень взволновали. Я так давно не встречал людей, так долго моим собеседником был только дракон и бездушный истребитель, что я растерялся и не знал о чем говорить. Хрон
откопал в углу ящик с тушенкой, и чавканье божества было громче, чем ровное гудение примуса.
Никита сел на широкую скамью, откинулся на бревенчатую стену из неошкуренных
бревен и закрыл глаза. Через минуту он заговорил. Я слушал его неторопливый рассказ, и в душе от этой безыскусной истории закипало негодование.
***
Когда беда, эта гнусная старуха, приходит к другим, то кажется, что это касается только их. Что несчастье бродит рядом, гнет и ломает людей, словно хворост. Но с тобой, таким удачливым и хитрым никогда ничего плохого просто не может произойти. Блаженны и слепы люди, уверовавшие в свою счастливую звезду. Ведь имя ей — Полынь...
***
В то время как ущелье с нашими истребителями утюжили крылатые ракеты, Никита возвращался, раздобыв для меня и сестры лекарства в разоренном поселке.
Я спросил, где находится поселок. Никита долго молчал, сжимая и разжимая кулаки. Потом глухим голосом сказал, что поселка уже нет. Меня испугал безумный в свете фонаря блеск его глаз, и больше я ни о чем не спрашивал.
Как только они перешли реку, сразу же забыли о моем существовании. Я ожидал, что так и будет, но все равно это признание меня покоробило. Никитин дракон куда-то исчез, и пилот чувствовал себя превосходно. Я слышал, что среди драконов есть вампиры, но передо мной сидел человек, который испытал это на своей шкуре. Безумие его вроде бы прошло, но мысли не стали связными. Он перескакивал с пятого на десятое, и иногда его бормотанье было трудно разобрать. Но я терпеливо слушал.
Нелепая авиакатастрофа, выкатившийся за пределы полосы лайнер, рано сделала их сиротами. В момент крушения к ним и подселились раругги
. Птахи, как презрительно назвал их Никита. Мой дракон аж закряхтел от этого прозвища, но я быстро заткнул ему пасть.
Александра была старше Никиты на три года, поэтому так сложилось, что она заменила ему родителей. Меня эта история совсем не тронула. Я тоже рано потерял близких, но это был не несчастный случай, а теракт. Дракон спас меня тогда в первый раз. Я не люблю вспоминать тот год. Год змеи.
Мне было тоскливо слушать пересказ чужой жизни, наполненной бедами и горечью, поэтому я мягко вернул нить разговора к недавним событиям.
Никита отсиживался на перевале, наблюдая, как нас бомбят. Он видел, что от самолета, в котором находился его раругг
, остался один пылающий остов, и порадовался, представив, что дракон перед смертью хоть немного согрелся. Я возразил: драконы не умирают, их души переселяются в камни. Никита хмыкнул, не поверив мне, и продолжил.
Удостоверившись, что с сестрой все в порядке, что она не получила ни царапины, он пошел разыскивать меня. Как я выжил, засыпанный обломками и частями неразорвавшейся ракеты, он до сих пор не понимает. Но, остановив кровь и оказав мне первую помощь, он вернулся к сестре, которая на удивленье быстро выздоровела. Я заметил: еще бы, ведь на нее действовали драконьи чары. Никита горестно вздохнул, и сказал, что лучше бы она умерла. Затем окрысился на меня: это ты не дал ей умереть! Черт, кажется, его безумие опять возвращалось. Я уже начал подыскивать взглядом веревку, чтобы связать неуемного психа, но он успокоился и, тяжело дыша, продолжил.
После того как они с сестрой поднялись на перевал, их накрыло облаком. Поэтому спускались они не там, где надо, и он, неудачно ступив на скользкий камень, подвернул ногу. Александра вызвалась сходить в поселок и, если удастся, то вызвать помощь.
Мы с Никитой оказались в схожей ситуации. Только у меня был дракон-хранитель, а у него нет. Стало быть, ему было намного хуже. К вечеру Александра не вернулась. Приспособив палку под костыль, Никита продолжил путь через второй перевал. Нудный подъем совсем его вымотал, но делать было нечего. Он боялся только одного, как бы с сестрой не случилась беда. Только беспокоился он зря. С перевала, который он все-таки одолел, ему открылась картина разрушенного поселка.
Над поселком, как ангел смерти, кружил вертолет и методично расстреливал дома, в которых, быть может, скрывались выжившие после бомбежек жители. От вида этого бессмысленного истребления людей, Никите стало плохо, и он истратил обойму, стреляя из пистолета и пытаясь попасть в вертолет с расстояния в километр. Я покачал головой. Безумец. Лучше бы кидал камни. Сидящие в вертолете звери, людьми их назвать, язык не поворачивался, заметили вспышки выстрелов на перевале и направились в его сторону. Зависнув перед ним, они несколько секунд раздумывали, уничтожить его или оставить в живых. Патроны кончились, да и что он мог сделать с броней машины. Когда вертолет разворачивался, чтобы скользнуть в рассветные сумерки, на мгновенье включился свет в кабине и Никита увидел сестру. Рядом с ней сидел полковник.
Я был поражен и убит рассказом. Полковник выжил?! Ведь аэродром сгорел в огне ядерного взрыва! Дракон, с любопытством слушавший рассказ Никиты, с презрением откашлялся и надменно произнес: ты забыл о мерцании. Уйти за секунду до взрыва и перенестись на тысячи километров трудно, но возможно. Дракон полковника стар, но не глуп. Это шоу, устроенное им на прощание перед эскадрильей, должно было вселить в наши сердца отчаянье. Мы все должны были погибнуть. Умереть в горниле войны. Это была его цель, а никак не победа над врагами, которая просто невозможна с нашим вооружением. Он был всегда хитрой бестией, этот полковник. Даже в шрастре
, когда мы штурмовали вражеские укрепрайоны, он не жалел
раруггов
. Мы были для него всего лишь пушечным мясом. Ты думаешь, отбывая срок в аду, драконы становятся лучше? Ты ошибаешься. Ад для этого не предназначен. Иначе, он назывался бы раем.
Я передал Никите слова дракона. Пилот был огорошен этой отповедью. Он думал, что ему померещилось. Сестру он бы узнал из тысяч людей, все-таки родная кровь, но полковника...
В поселок он спустился к полудню. Бродил, проклиная извергов, пытаясь найти хоть одну живую душу, но поселение просто сравняли с землей. В нем жило всего несколько семей, сбежавших от войны, скрывшихся в одном из ущелий, прорезавших плато. Их погубило то, что они выбрали место неподалеку от базы хранения. Как они не наткнулись на базу, не ясно. Может быть, они настолько были заняты выживанием, что им не было нужды ходить в дальний конец озера, под самый ледник, где находилась скала, закрывающая вход в хранилище техники. Судя по всему, они были пришлыми, потому что весь обслуживающий персонал был эвакуирован после начала войны и погиб, нарвавшись на ковровый ядерный взрыв. Никита видел искореженные и оплавленные останки грузовых вертолетов в семидесяти километрах от озера. Враг знал, что где-то в этих краях есть склад техники, но не знал точных координат. Промахи разведки. А может разгильдяйство, которого хватало в любой армии.
Найдя избушку и рядом с ней зачехленный вертолет с полными баками, Никита обрадовался. Теперь он мог улететь отсюда в любое время, если, конечно, удастся реанимировать технику. В тот день, когда я отчаянно полз на перевал и был на волосок от гибели, он попытался подлететь к базе, где надеялся найти сестру. Не тут-то было! Площадка перед входом оказалась заминированной, и его чуть не сбили автоматические пулеметы, расставленные кем-то, скрывающимся в глубине туннеля под горой. Едва не погибнув, он возвращался к поселку и увидел струйку дыма, поднимающуюся над прогалиной в лесу. Так он повстречал Хрона
.
Божество услышало свое имя и перестало чавкать. Чайник наконец-то закипел, и Никита зашевелился, доставая скудные припасы из ржавых ящиков с войсковым пайком.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики