ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Кабель постоянно с глухим стуком валился на пол.
Пожилой техник, не говоря ни слова, нажал рычаг на маленьком пульте, расположенном на стойке куба из мощных балок, внутри которых висела капсула. Цилиндр раскололся на две половины, верхняя из которых откинулась, и я увидел привычную кабину истребителя. Экранов не было, что меня очень удивило. Краем глаза я наблюдал, как Вероника по лесенке забирается в свой тренажер и на прощанье машет мне рукой. Технику все-таки удалось приладить непослушный кабель, и он ушел, ворча и подволакивая ушибленную муфтой ногу.
Я поднялся в тесную кабину, и она закрылась, отрезав меня от внешнего мира и погрузив в темноту. Зажегся мутный свет, и голос инструктора посоветовал мне надеть шлем, подключить кислородную маску и шнуры лицевого щитка, на котором будет отражаться полет. Я выполнил его приказ и очутился на взлетно-посадочной полосе аэродрома. Дракон, впечатленный происшедшей переменой, выбрался из логова и тихо, чтобы не мешать мне рулить в конец полосы, восхищался пейзажем, разворачивающимся за кабиной.
В наушниках прорезался голос Вероники:
— «Гроза один»! Как меня слышишь. Прием!
Я увидел, как второй истребитель тихо подкатывает к моему самолету и встает сзади и чуть левее. Ответив, что все в порядке, я посоветовал проверить бортовые системы и прогреть двигатель. Дракон позлорадствовал: и приготовить ночной горшок. Я заткнул его и посмотрел на полосу, ожидая команду на взлет. Низкое вечернее солнце залило бетонные плиты и чахлые кусты в полукилометре за краем ВПП. Холмы вокруг аэродрома в точности повторяли очертаниями реальный ландшафт, уже приевшийся за две недели в эскадрилье. Все было пугающе реальным.
Была дана команда на взлет, и два истребителя после короткого разбега оторвались от земли и направились в небо, к зажигающимся звездам.
***
После выполнения нескольких фигур высшего пилотажа, я убедился, что Вероника не просто классный пилот, но и грамотный напарник. В первый полет в звене удерживать самолет в нескольких метрах от моего крыла, когда мир вращается в бешеном темпе, сливаясь в разноцветные круги — это меня удивило и порадовало.
Вдалеке показались несколько ребристых полос от инверсионного следа самолетов и инструктор, играющий роль диспетчера, предупредил, что цель — крыло вражеских истребителей — на подлете. Я предупредил Веронику, о соблюдении радиомолчания и со стороны заката мы начали приближаться к противнику. По правилам игры, мы не должны были обнаружить себя до последнего, а потом, вступив в бой, уничтожить противника и вернутся на базу. Дракон, в предвкушении схватки, весь извелся. Я предупредил его, что если он будет мне мешать, то получит по шее. Затем с удивлением обнаружил, что дракон исчез и услышал изумленный голос Вероники:
— У нас появился третий. «Гроза три», как меня слышите?! Прием!
Я выругался. Рядом с нами, в виртуальном небе на околозвуковой скорости летела крылатая тень, которая на вопрос напарницы, издала восторженный рев и унеслась навстречу вражеским истребителям. Нас тряхнуло от ударной волны, когда дракон пробил звуковой барьер. Я почувствовал, что начинаю сходить с ума. Но двое не могут сойти с ума одновременно! Мы наблюдали из своих кабин за виртуальным миром, в котором дракон, он же раругг
, он же мое второе «я» сокрушал самолеты противника. Он останавливал их в воздухе, разрывал пополам, круша и сминая нереальные корпусы несуществующих врагов, изрыгая плотные длинные струи пламени, резвясь в придуманном мире, который был всего лишь частью нашего сознания, измененного компьютерной программой тренажера.
Голос Вероники вывел меня из транса. Она говорила уже давно, но я не понял ни слова, завороженный битвой дракона. Только когда она закричала от ужаса, я увидел драконов, приближающихся к нам сверкающими молниями. На мгновение я растерялся, не зная, что предпринять, но нападение драконов, нереальных и реальных в одно и тоже время, требовало от меня немедленных действий. Мой дракон тоже почувствовал опасность, и вернулся, по дороге сбив языком пламени парашют катапультировавшегося пилота. Инструктор спросил, что у нас происходит. Я не знал, как ему объяснить появление моего дракона и стаи бешеных раруггов
в нескольких километрах от нас. Судя по всему, на его экране, мы, удачно справились с заданием и возвращались на аэродром, но потом куда-то пропали.
Кружась в небе, выписывая друг около друга угрожающие фигуры, драконы и мы ждали, что кто-то из нас совершить ошибку. Увидев приближающееся облако черных точек, вырастающих в еще одну стаю крылатых тварей, я понял, что живыми мы не уйдем. Оставался нерешенным вопрос: наша смерть будет виртуальной или нет? Вероника сказала, что раз мы внутри тренажеров, то кто-нибудь догадается выключить их, до того как наши мозги будут выжжены и превратятся в одно целое с обезумевшей машиной. Я всегда был пессимистом, в отличие от дракона, который раздулся от собственной значимости и обещал спасти нас, даже ценой собственной жизни, ибо он бессмертен. Потом посетовал, что будь он в шрастре
, этим задохликам несдобровать, и он уничтожил бы их, забив крыльями, а в нашем мире, напичканном электроникой, это сделать непросто. Его словесное недержание прервала атака драконов.
Воздушный бой скоротечен и не представляет со стороны ничего интересного. Скорости самолетов, сложенные вместе на встречных курсах, не позволяют устраивать шоу из столкновения двух крылатых молний в синем небе. Захват самолета ракетой. Сближение, пуск заряженной в боеголовку смерти, сброс помех и противоракетный маневр. Молитва, обращение к Всевышнему, если что-то идет не так. Потому что техника, по закону подлости, обычно подводит в самый неподходящий момент, когда надеешься на нее, и хочешь остаться в живых. Но пока еще никто, никогда и нигде не воевал на истребителях с драконами. Пока я на лету придумывал схемы боя, мое тело, натренированное до автоматизма, совершало необходимые для спасения действия. Мой дракон, со словами извинения, влез обратно в мою шкуру, не рискуя вступать в схватку с сотней соплеменников. Пока он гадал, откуда они могли появиться, я уклонялся от языков огня, острых когтистых лап и шипов тел драконов, которые устроили в воздухе свалку вокруг нас. Мастерство Вероники в пилотаже пригодилось ей в этом бою, но я понимал, что долго она не продержится. Поэтому, вытащив ее из месива, снующих в опасной близости друг от друга тел, я принялся методично расстреливать боекомплект в попадающихся на пути размытые тени драконов, просто удирая от стаи в сторону установок ПВО противника. Реального, ох, то есть того, который нам полагался по заданию инструктора.
У меня ничего не вышло. Драконы нагнали нас и окружили со всех сторон. Я увидел несущуюся на мой самолет тушу дракона, безжалостный взгляд желтых глаз и морду, усеянную шипами. Это было последним, что я запомнил. Где-то на краю сознания приглушенно прогремел гром, и я оказался в который раз за прошедшие сутки в пыльном мешке беспамятства.
***
Люди, с драконьими лицами. Лед. Стекающие по щеке капли холодной воды. Резкий запах нашатырного спирта. Ребристая поверхность кабеля, боль в спине. Запах смерти, сказал мне дракон. Он сидел, нахохлившись, словно воробей в ожидании дождя, и грустил над неподвижным телом Вероники. Сердце застыло от предчувствия беды. Я закричал и не услышал эха в темном туннеле отчаянья...

Круг третий
Ползущая внизу колонна танков напоминала драконий позвоночник, каким его рисуют в дешевых книжках. Но у драконов, к несчастью, а может быть и к счастью, никогда не было костей. В этом им чрезвычайно повезло. Мои позвонки уже стерлись от перегрузок при бомбометании. Сколько я совершил боевых вылетов за прошедший год? Кто сосчитает звезды в небе, капли в море, атомы в бомбе?
Кто сосчитает, сколько я убил людей? Дракон всегда брал надо мной верх, когда мне хотелось кого-то убить. Невыносимо трудно быть драконом. Раругг
, мой вечный спутник, полагает, что я лицемерю. Но это не так.
***
После гибели Ники все пошло вкривь и вкось. Мой внутренний разлад усилился, и мы с драконом уже не жили, душа в душу, а постоянно провоцировали друг друга на выяснение отношений и мучались от этого. Драконий ад — людская война, которая обрушилась на нас через день после похорон Вероники и еще пяти пилотов, погибших от удара молнии, совсем нас доконала.
В день похорон я стоял под проливным дождем, идущим уже третьи сутки, рядом с могилами, которые заливало потоками воды, и в душе было гулко от пустоты. Дракон уполз в дальнее ущелье и безвылазно сидел там, тихо переживая за меня. В который раз он спас мое, а значит и его тело, выбив из гнезда в тренажере неплотно сидящую муфту кабеля. Мои мозги не превратились в кусок спекшегося дерьма, воняющего горелыми волосами. Радоваться ли этому или, подыгрывая моим врагам, продолжить самоуничтожение другими способами, я не знал.
Кто-то подключил громоотвод к блоку питания тренажеров. Кто-то знал, что в тот день будет гроза. Кто-то хотел моей смерти, пусть даже вместе со мной умрут еще несколько человек. Этот злобный кто-то не мог не знать, что дочь командира эскадрильи сядет в тренажер. Позднее я пришел к выводу, что им мог быть только полковник, точнее, его дракон. Все это было дико, запутанно и, может быть, я ошибался. Последующие события развивались столь стремительно, что мне не оставалось времени на анализ причин, я лишь уклонялся от ударов судьбы, сыпавшихся на меня словно град со всех сторон.
Гибель аэродрома, сгоревшего в первые минуты войны в огне ядерного взрыва, была неминуема. Сразу же после того, как по закрытой линии нам передали о нападении вражеской армии, мы начали взлетать. Мы уходили в бой с интервалом в полминуты, заправившись настолько, чтобы выполнить задачу и погибнуть, хотя некоторым могло выпасть несчастье выжить и дотянуть до пригодной для посадки полосы. Техники провожали нас тоскливыми взглядами. Они знали, что их участь тоже предрешена. Одинокая фигура полковника на краю ВПП и тягостное молчание в эфире — вот и все, что я помнил о начале конца света и моего пути убийцы.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики