ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Ни тем, ни другим я себя не считал. Мое двойное гражданство, принадлежность к двум мирам, которое я нечаянно получил в детстве, не давали мне возможности идти другим путем, кроме того, что был указан свыше. «Или «
сниже
», — улыбнулся дракон, который был рад, что сегодня мне лучше, и пик болезни миновал.
«Если бы я не запустил воздушного змея в тот злополучный день», — сказал я. Дракон зашевелился и угрюмо проворчал, что тогда он тоже был раздосадован выбором человека для своей бесценной души. Но ад — есть ад. И приходится терпеть. Только он в недоумении, какие у меня к нему претензии?
«Если бы не пошел дождь и змей не намок и не упал на провода...» — я проверял системы самолета и думал о том, что бы случилось, если бы в день рождения, когда мне исполнилось десять лет, отец не подарил бы мне большого воздушного змея. Змей был упакован в красивую коробку, на которой китайскими иероглифами было написано изречение Конфуция. Жаль, что она потерялась, и я так и не узнал, какая мудрость заключалась в черточках китайского письма.
« Раругги
, увы, не знают китайского, хотя им очень приятно, что полтора миллиарда человек поклоняется драконам», — сказал он и продолжил медитировать, готовясь к полету.
«Теперь уже меньше, да и какая вам разница. Все равно у китайцев свои драконы», — ответил я и, закончив проверку, закрыл фонарь, который тут же запотел изнутри. «Хотя жалко их. Радиоактивные осадки и ядерная зима в Северном полушарии. Ты же сам видел последствия бомбардировок, когда мы пролетали над песками Гоби и Тибетом. Остались только маленькие поселения вдали от пятен радиации».
«Все так же, как и везде», — дракон влился в корпус истребителя, и воздух завибрировал под крыльями с облезшей краской, бывшей когда-то небесно-стального цвета.
Упадок и запустение. Бородатый мох на покосившихся стволах мертвых деревьев. Черный пепел, не дающий траве взойти. Чахлые кустики изуродованной мутациями растительности. Это все — наша земля. Высохшие болота с хрустящей коркой замерзшей грязи. Пустые русла рек. Изъеденные оползнями берега озер. Это наша родина. Я стиснул зубы, чтобы стало больно кровоточащим деснам. Дракон не проронил больше ни слова и вознес нас над пустыней драконьего ада в холодное осеннее небо.

***
Люди никогда не видят того, что они должны видеть, потому что они хотят на все смотреть глазами, и забывают о том, что надо наблюдать за миром душой. Пусть даже она наполовину — душа дракона. Как говорится — одна душа хорошо, а две — лучше. Лишь бы они жили в мире и согласии. У нас с драконом это получалось не всегда. Что же говорить о многоглавых драконах древности, появление которых видимо было связано с тем, что в одну человеческую душу отбывать срок в аду вселялось несколько драконов. Беднягу можно было только пожалеть. Я иногда не мог справиться и с одним драконом. Уж очень драконы своеобразные существа, много в них хорошего, но и дурного хватает, впрочем, как и в людях. Яблоко от елки недалеко падает, если я в точности вспомнил поговорку.
Дракон, спросил меня, правильно ли мы летим. Я сверился с показаниями приборов, вгляделся в местность, на бешеной скорости проносящуюся под крыльями, и попросил его подняться чуть выше, чтобы найти следующий ориентир. Полет на сверхмалой высоте, в десяти метрах над верхушками сосен, был доступен только дракону да крылатым ракетам. В начале войны мы занимались тем, что отлавливали этих короткокрылых уродцев, нашпигованных автоматикой, и заворачивали их обратно на нулевую точку траектории. Затем некоторое время сопровождали и наблюдали издали, как исчезают в море огня корабли, пусковые установки и бомбардировщики противника, такие заносчивые и с виду неприступные, но такие глупые в своей напыщенности и надменности.
Мы летели, невидимые для радаров и спутников, на малой высоте и мир сливался в серую мелькающую темными пятнами поверхность, на которой иногда сверкали зеркала озер. Но для того, чтобы осмотреться, нам время от времени надо было взлетать чуть выше холмов, и в эти моменты самое главное было не попасть в зону действия радаров противовоздушной обороны, которые расставили, словно капканы, специально на нас. Гордости я от этого не испытывал. Только усталость и рефлекторное омерзение от боязни врага быть уничтоженным и умереть от моих слабых атак, которые словно укусы таежного комара были болезненны, но не наносили сколько-нибудь серьезного ущерба. Запасы ракет и бомб, которые я нашел на заброшенном складе, уже почти истощились. Дракон ворчал, когда я, готовясь к очередному рейду, нагружал самолет без меры. Но и он не так давно заметил, что наша война одного против всех скоро закончится. Нам надо искать другую базу, и вряд ли мы найдем ее, потому что разведка противника наверняка уже прочесала каждый километр захваченной территории. Я не верил этому. Мне нужно было отыскать оружие возмездия. И я должен был найти его, во что бы то ни стало. Дело оставалось за малым. Узнать где оно хранится и почему до сих пор не использовано.

***
Вынырнув в очередной раз из распадка, по которому дракон крался на околозвуковой скорости, мы наткнулись на гряду скал. Еле вписавшись в ущелье, истребитель бесшумной тенью выскочил в широкую долину и, прижавшись к земле, понесся вдоль русла горной реки, чуть ли не задевая крыльями о прибрежные валуны. Обернувшись, я успел заметить краем глаза, что далеко сзади мелькнуло пятнышко, скрывшееся в соседнем ущелье, заслоненном отрогом горы.
Это мог быть кто угодно. Я пытался сохранить спокойствие, но все равно мой голос задрожал, когда я сказал об этом дракону. Он тоже заметил преследователя, но в отличие от меня, боявшегося даже собственной тени, взъярился и начал увеличивать скорость. Пятно вынырнуло из-за отрога и превратилось в самолет, который на наш молчаливый вопрос покачал крыльями и, обогнав, приземлился на длинную песчаную косу, проходящую между мореной и изгибом реки. Твердая поверхность, отшлифованного водой и ветром песка, взметнулась фонтанами под шасси чужака, когда он, выпустив тормозные парашюты, клюнул носом и остановился в нескольких метрах от скалы.
Дракон аккуратно посадил самолет на три точки недалеко от истребителя, как две капли похожего на наш. У меня отлегло от сердца, я узнал бортовой номер и эмблему эскадрильи драконов. После начала военных действий это была первая встреча с человеком, который смог уцелеть в пекле боев, накрывших, словно гигантской сковородой, землю. И казалось чудом встретить еще одного выжившего и сумевшего сохранить машину в этой мясорубке.
Мой дракон настороженно принюхивался, все еще решая для себя, что будет более правильным — тут же удрать, если получится сделать это тихо и достойно, или расстрелять остатками боеприпасов того, кто мог бы представлять опасность, хоть и не сейчас, но в ближайшем будущем. Я пытался успокоить разбушевавшуюся паранойю моего спутника, и это мне частично удалось, но тут у соседнего самолета медленно пополз вверх фонарь, и из-за среза кабины показалась рука, пальцы на которой сложились в знак «виктория». Я снял шлем, положил его на пол кабины и медленно спустился по крылу на отмель. Дракон опутал меня защитным заклинанием, но остался в самолете, готовясь взлететь при малейшей опасности.
Из кабины другого истребителя осторожно выбрался человек и грузно свалился на землю. Попытавшись подняться, затих, потеряв сознание. Голос дракона вывел меня из оцепенения, он предупредил, что если я не потороплюсь, то человек может погибнуть. Я уже бежал к застывшей неподвижно фигуре, на бегу доставая остатки аптечки, и консультируясь с драконом о том, что можно сделать в этой ситуации. Дракон резонно заметил, что если у пилота есть свой дракон, то только он может его вылечить, и все мои потуги по спасению могут обернуться пустой тратой времени. Я зло ответил, что он мог бы и помочь, если с другим драконом что-то случилось. На что он спросил, не знаю ли я места во вселенной, где два дракона встретились, чтобы не сойтись в схватке, а помочь друг другу. Если мне будет известно о таком месте, то тогда раса раруггов
в его лице будет мне благодарна по гроб, ибо в этом случае я найду рай драконов, о котором никто никогда не слышал.
Я откопал в тайниках памяти самые грязные ругательства, и они подействовали. Дракон все-таки связался с раруггом
умирающего пилота тоже переселившимся в истребитель. Опасная тенденция, отметил я про себя.
Они оба о чем-то долго совещались, а я в это время снял с пилота шлем и из него, словно из грязного мешка вывалились длинные волосы. О, черт! Этот знакомый мне по болезни запах рвоты и пятна кровоизлияний по всему лицу! Лучевая болезнь подкосила не только меня, но и эту женщину. Видимо накопленная доза радиации медленно убивала выживших людей, не погибших в первые дни ядерной бомбардировки.
Но все равно, даже в страшных судорогах болезни ее лицо было прекрасным. Я вспомнил, как видел всего несколько раз эту красавицу, мисс нашей эскадрильи, перед которой робели даже заядлые холостяки. У них, откуда ни возьмись, появлялось косноязычие, и исчезал накопленный долгими годами цинизм и напускная бравада. Но, боже мой, во что превратила война ее гладкую кожу и пронзительный взгляд синих глаз! Тонкая струйка слюны вперемежку с кровью стекала с уголка покрытого язвами рта, веки были прикрыты и чуть виднелись белки глаз, сожженные вспышкой близкого ядерного взрыва. Я оторвал край истрепавшейся подкладки комбинезона и вытер ей лицо. Затем опомнился и вколол антирадиационный комплекс, оставшийся у меня как НЗ и напоминание о том, что самые главные ужасы войны еще впереди.
Мой несносный напарник озабоченно сообщил мне, что дракон второго истребителя очень истощен, и он не знает, долго ли ему еще осталось до полного распада. Я был не на шутку взбешен этим беспомощным вяканьем доблестного дракона. Мой ультиматум его обеспокоил, и он все-таки с неохотой согласился помочь товарищу по несчастью, которого угораздило влететь в эпицентр ядерного взрыва. Мы слышали гром, прогремевший далеко на севере, но не придали этому значения.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики