ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


- Вы идиоты - это все, что я могу сказать...
Джулио закрыл глаза. "Когда пройдет эта боль? Должна же она хоть
когда-нибудь уняться? Мне нет дела до них... Я должен лечь - и я лягу..."
Джулио откинулся на спину и закрыл глаза. Пусть здесь творят, что
хотят: учиняют погром, стреляют, кричат, сходят с ума - он будет лежать,
пока боль не пройдет. Пусть они сами попробуют хоть раз зарастить рану в
сердце...
- Эй, вы... Вы не слышите, что к вам обращаются?
Молчание. А что еще они могут услышать?
- Если вы сейчас же не встанете...
- Камилл, брось... Потащим его в участок - а не пойдет сам, ему же
хуже.
"Меня здесь нет. Я далеко, я на луне... Мать-луна, помоги... Дай силы
свои несчастному сыну... Согрей своим синим теплом, поддержи... Ему плохо,
он чуть жив... Дай же свою энергию, мать!"
- Кого я ненавижу, так это всяких симулянтов... Пол, возьми его за
шиворот...
- Я не пойду в участок! - открыл глаза Джулио, и в их зрачках
загорелся страх.
Чтобы пойти в участок, надо прежде выйти на улицу. Под солнце, под
сжигающие безжалостные лучи...
- Тогда отвечай прямо: где Джоунс?
"О, Господи!!! Откуда же я знаю? Почему всем нужен этот доктор? Или
весь Фанум сегодня сошел с ума? Тогда причем же здесь я - несчастный сын
ночного народа?"
- Я не знаю, - как можно спокойнее постарался проговорить Джулио. -
Он может быть где угодно... Клянусь вам...
Боль с новой силой пронзила его сердце - на глаза набежала мутная
пелена. Он задрожал - не от страха, просто от нахлынувшего вдруг озноба.
- Кто руководитель "невидимок"? Джоунс?
"Ага, так вот в чем дело... Пусть - он, пусть - так... Мы здесь ни
при чем... Пусть - какой-то доктор..."
От боли мысли начали путаться. Умирать тяжело, но кто сказал, что
воскресать легче? Можно считать, что только за время разговора он умер от
боли и напряжения несколько раз.
- Я повторяю вопрос: кто руководитель этой банды?
А тот, кто говорит так грубо, красив... Его можно простить - это его
работа... Но его очень сложно понять - он горит ненавистью. Ненавистью к
такому же человеку, как и он сам...
- Джоунс... - это слово едва не забрало у Джулио все силы. - Я не
знаю... Спрашивайте об этом самих "невидимок"... Я ни при чем...
- А кто при чем - Дуглас?
- Нет! - крик чуть не заставил его лишиться сознания. - Джоунс,
Джоунс!!! Ищите его - но оставьте меня в покое...
- Хорошо, сейчас мы пройдем в участок и ты дашь показания.
- Нет...
- Пол, помоги ему встать...
- Нет... За что? Я же все сказал! Если надо, я подпишу - но тут... Не
надо меня в участок...
"Я не хочу умирать... Честное слово - не хочу..."
Мысль тоже была болью - такой сильной, что приникшее к стене существо
застонало и отшатнулось.
При виде этого Салаверриа вскрикнул, но тут же зажал рот рукой. Он
подумал вдруг о том, что произойдет, если это небольшое чудовище обернется
сейчас в его сторону и увидит... увидит...
- Тащи его!
- Нет!!! - на глазах Джулио выступили слезы.
- А может, не будем? - с сомнением проговорил Бейли. - Может, он
подпишет все на месте?
- Нет, он пойдет в участок! - гримаса ненависти и злобы исказила
красивые черты Джейкобса, лишая его лицо и следа привлекательности.
Он ненавидел. Ненавидел Джоунса, ненавидел своего напарника,
ненавидел этого запуганного человечишку, по лицу которого текли слезы.
Хотя его он ненавидел немного меньше остальных. Он был несчастен в данный
момент - за это его можно было пожалеть, но не пощадить. Он - преступник,
убийца... почти наверняка убийца. И вообще преступники живут намного
свободнее честных людей... Они многое могут, и их никто не станет
презирать за внешний вид.
"О чем я?.. - постарался, но безуспешно, одернуть сорвавшиеся с цепи
мысли Джейкобс. - Неужели я схожу с ума? Нет, все правильно: этот человек
наверняка знает, где Джоунс, только не хочет говорить".
- Где Джоунс? Скажи - и мы больше не станем приставить к тебе.
- Но откуда же я знаю?!!
- Пошли, Пол. В участке он вспомнит все.
- Клянусь, я... Пощадите!
- Послушай, ты... - Джейкобс специально наклонился к Кампане поближе.
Ты - преступник и мразь. Ты все знаешь. "Невидимки" постоянно крутятся
вокруг тебя, не исключено, что ты и сам "невидимка"... А если нет - скажи,
сколько ты им платишь? Расскажи, как они заставляют тебя передавать
деньги, в каком месте, с каким условным знаком... Ты ведь не расскажешь
этого, так? Потому что ты - один из этих ублюдков! И я это докажу... Или
ты думал, что полиция тупа, она ничего не видит? Нет уж!!! Мы все знаем и
все видим... Ты ведь даже не запираешься - так?
- Я не знаю, где Джоунс, - тупо ответил Джулио. - Мне нехорошо...
- Да, Камилл, он весь в поту, - Бейли брезгливо вытер руку об одеяло.
- Может быть, кумар бьет?
- Ага, так ты еще и паршивый нарк! - обрадовался почему-то Джейкобс.
- Может, тебе нужно дать дозу, чтобы ты вспомнил? Когда ты принимал дурь
последний раз?
"Дозу... мне надо дозу... Мне больно... я уже ничего не понимаю..."
- Да...
- Что "да", сволочь?
- Мне нужно... дозу...
- Тогда ты скажешь, где Джоунс?
- Скажу...
"Какая разница, что я отвечу? Пусть ищут... Лишь бы не трогали
Дугласа, не нашли Селену и всех остальных... Только бы хоть ненадолго
избавиться от этой боли - в таком кавардаке рана не заживет и за три
часа..."
- Послушай, Пол... У тебя не осталось в машине немного порошка, из
"подкидного"?
- Нет, все сдал...
- Вот видишь, приятель... придется тебе-таки пройти в участок.
- Нет!!!
- Что, боишься, дружки не простят? Они и так не простят, если узнают,
как ты тут откровенничал...
- Только не в участок... нет... - голос Джулио слабел. Боль
усиливалась, и он все сильнее терял связь с реальностью.
Солнце... жестокое солнце, пылающее на улице... За что? Или лучше
забыться, умереть?! Все лучше, чем терпеть такое... Все лучше...
Красный туман окутал Джулио, когда полицейские рывком подняли его с
кровати и поволокли к выходу. Он почти не переставлял ноги - лишь изредка,
когда те начинали подворачиваться.
- Прикидывается, сволочь... - проговорил кто-то из копов, скорее
всего, снова красавчик.
"Вот и все... - отупело думал Джулио, ощущая, что боль стала
заглушаться и отходить, как уходило сознание. - Сейчас они откроют
дверь..."
- Нет! - тихо проговорило существо, сползая по стене на пол. Кончик
его хвоста вытянулся до ноги замершего от страха Салаверриа. - За что? Что
он вам сделал?
Шепот был слабый, чуть слышный... Когда полицейские вышли из комнаты,
они тоже увидели лишь неподвижную скульптуру: кто же рассмотрит в полутьме
шевелящиеся губы и тем более - крошечную слезинку, ползущую по
человеческому лица нечеловеческого существа.
- Я ненавижу вас! Ненавижу... - вслед за этими словами до Салаверриа
донеслось негромкое всхлипывание.
Тем временем перед Джулио осталась только одна дверь, отделяющая его
от солнца. Отделяющая от смерти...
- Черт! Они его увозят... - скривился Рудольф, сидящий в "пикапе" на
противоположной стороне улицы, когда фигура директора клуба, поникшая и
жалкая, возникла на пороге между двумя полицейскими. - Этот подонок,
похоже, был одет в бронежилет... жаль, что я сразу этого не понял...
Эти слова были сказаны просто так, и через секунду бывший Большой
Рудольф уже забыл о них.
Джулио не успел сделать и несколько шагов, как его ноги вдруг
подкосились и он упал наземь, закрывая лицо руками. Это произошло так
неожиданно, что полицейские, державшие его, просто не успели вовремя
подхватить его под руки с прежней силой.
Крик, полный ужаса и боли, разнесся по улице - Джулио ощущал себя,
как сжигаемый заживо человек. Солнце проникало под его кожу, и она опадала
с мяса лоскутами, которые обугливались на глазах. Зашипели, свиваясь в
колечки от непривычной для них жары, волосы. Запахло паленым.
Джейкобс и Бейл отшатнулись, глядя на корчащегося в пыли Кампану.
Крик постепенно переходил в визг, затем ослабевшие и обожженные голосовые
связки сдали совсем и только жуткий предсмертный хрип некоторое время
раздавался над потерявшим форму телом. Вспыхнула одежда. На бесформенной
замершей куче некоторое время поплясал огонек, и вскоре перед
ошеломленными полицейскими осталась только горстка пепла.
Страшное зрелище чуть не погубило и Рудольфа: забыв обо всем, он
подался вперед и чуть было не вышел из машины - лишь Роббер вовремя
остановил его, рванув сзади за одежду.
- Я ненавижу! Ненавижу!!!! - мучительный стон существа из подвала,
тем более жуткий, что Салаверриа не понял причину, его вызвавшую,
превратился в крик, заполнявший собой все нижнее помещение.
Наверху его тоже услышали - но уже не как слово, а как пришедшую
невесть откуда и уничтожающую все на своем пути волну ненависти. И все - и
Джейкобс, и менее виновный Бейли, и Рудольф, и даже толстокожий Роббер, -
все побледнели, сами не зная, почему.
Что же касается частного сыщика, то для него этот крик послужил
последней каплей - он просто потерял сознание. Наверное, это его и спасло,
потому что сфинкс с лицом девочки-подростка, изуродованным гримасой
страдания, повернулся в его сторону.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики