ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ НА САЙТЕ

новые научные статьи: психология счастьясхема идеальной школы и ВУЗаполная теория гражданских войн и  демократия как оружие политической и экономической победы в услових перемен
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Все
остальное, что я узнаю во время сеанса, меня совершенно не интересует и к
тому же не подлежит разглашению.
Колфилд принялся яростно доказывать, что в его личной жизни не было
ничего способного заинтересовать следователя. И в потоке оправданий
Грегори уловил некоторые детали, ранее ему неизвестные и позволявшие лучше
понять личность Колфилда и побудительные мотивы его действий.
Когда Колфилд лежал в госпитале после случая с "Подсолнечником",
вдова капитана часто его навещала, расспрашивая о своем муже. Очевидно,
оба они нуждались в утешении и сочувствии, так что в конце концов
сблизились. Но новая жена Колфилда уже потеряла одного мужа в космосе и
потому взяла с Колфилда слово никогда более не покидать Землю. Ему
пришлось несладко, но ради жены он твердо держался своего слова. До тех
пор, пока...
- Сближаемся с "Цербером", - объявил Нолан. - Десять секунд
перегрузки. Надеть ремни.
Когда торможение кончилось, за иллюминатором возник "Цербер". До него
было менее четверти мили. Колфилд застыл от изумления.
Резко освещенный солнцем и светом, отраженным от облачного слоя
внизу, большой грузовой корабль выглядел весьма необычно. Три громадных
шара "Цербера", соединенные коридорами, скрывались под слоем густой
растительности. Корабль буквально зарос цветами, травой, кустарником,
вьющимися растениями. Побеги плюща обвивали антенны и перископы, яркие
пятна цветочных клумб живописно оттеняли зелень холмов, камыши окружали
иллюминаторы, будто гладь небольших прудов. Даже оставленные свободными
участки чистого металла были раскрашены так, что это не нарушало общей
картины. С точки зрения Грегори, сады "Цербера" были слишком стилизованны,
что свидетельствовало о недостатке воображения, но, как и капитан корабля,
чьи вкусы они отражали, они производили впечатление своей основательностью
и некоторым консерватизмом.
- Вы этого уже не застали, - сказал Грегори Колфилду. - Может, вам
приходилось видеть изображения подобных садов, но взглянуть на такой сад
собственными глазами всегда интересно.
Грегори обернулся к Хартману и приказал:
- Сообщи, что мы переходим к ним на борт. Пока не вернемся, не
покидай мостика. Нолан, надень скафандр. Ты идешь со мной. И вы, Колфилд.

2
Пленник казался неуверенным в себе, когда они покинули корабль, но
Грегори за него не беспокоился. Ни один космонавт не забудет, как вести
себя в невесомости. Все равно как нельзя разучиться плавать или ездить на
велосипеде.
Высадившись на поверхности "Цербера", они, прежде чем войти в люк,
решили посмотреть сад. Колфилд плелся сзади.
Грегори отвлекся от рассматривания искусственных растений и спросил:
- Вы знаете, почему на кораблях устраивают сады?
- Ничего удивительного, - голос Колфилда в шлемофоне звучал тихо и
глухо. - Уже в мои дни клаустрофобия среди пассажиров и команд была
серьезной проблемой. Особенно в дальних рейсах. На кораблях мало
свободного места, и это всегда ведет к клаустрофобии и неврозам. Если
вспышка невроза выйдет из-под контроля, это не менее опасно для корабля,
чем взрыв реактора. В то же время вокруг корабля избыток простора, который
не только способен излечить любую клаустрофобию, но и вызвать агорафобию,
боязнь открытого пространства. Надо было отыскать среднее между двумя
фобиями, - продолжал Колфилд. - И выход был найден в превращении внешней
оболочки корабля в сад. С одной стороны, это интересное занятие для
команды в долгом пути, с другой - возможность для человека, если уж ему
стало не по себе в тесном внутреннем помещении, выйти наружу и убедить
себя, что он сидит ночью в земном саду и любуется звездами. Разумеется,
сходство условно, но оно дает облегчение подсознанию. Нетрудно обмануть
человека, если он этого хочет, так что садовая терапия в большинстве
случаев оказывалась эффективной.
- Вы правы, - Грегори постарался не показать удивления. Несмотря на
искажения шлемофона, в голосе Колфилда звучали авторитарные нотки.
"Странный механик", - подумал Грегори.
Приглядевшись, можно было понять, что участки травы в саду
представляют собой тонкий слой умело раскрашенного пластика, который не
мешал подошвам цепляться за намагниченную поверхность корабля.
Пластиковыми были и цветы, и кусты, рассаженные через каждые десять ярдов.
На изнанке одного из пластиковых листьев Грегори увидел буквы - сквозь
краску проступало название продовольственной фирмы.
Растения были надежно прикреплены к корпусу. Грегори даже подергал
какой-то цветок, чтобы в этом убедиться.
- Помимо психологического эффекта, - сказал он Колфилду, - сад служит
дополнительной защитой от метеоритов. В то же время при сооружении таких
садов должны соблюдаться строгие правила. Недопустимо, чтобы метеорит мог
вырвать клок сада, создав опасность...
- Я знаю об этих правилах, - сказал Колфилд.
- Я в этом не сомневаюсь, - сухо ответил Грегори, - учитывая, сколько
вы их нарушили.
Он поглядел на крутой холмик, спрятавшийся между кустами, которые
скрывали радарные антенны, и добавил:
- Пошли внутрь.
Капитан Стиллсон, крупный, полный человек, выглядевший нелепо в
шортах, обычной одежде в космосе, не скрывал беспокойства. Капитан
"Цербера" бывал по-женски суетлив, но Грегори симпатизировал ему по той
простой причине, что тот был аккуратистом. И чем больше будет таких
капитанов, тем меньше забот для Грегори.
- Добрый день, капитан, - приветствовал его Грегори. - Как ваш сад
растет?
- Медленно, - ответил капитан. - Теперь, когда мы установили новый
преобразователь отходов, меньше стало сырья для цветов. Хотите взглянуть?
- Потом, - ответил Грегори. - Сначала я хотел бы расследовать жалобу
о преступной халатности...
Дружеская атмосфера на мостике мгновенно исчезла. Как будто кто-то
впустил снаружи вакуум. После секундной растерянности Стиллсон потребовал
подробностей и пожелал узнать, кто тот низкий лжец, который клевещет на
его корабль.
Грегори ознакомил капитана с жалобой, и тот вызвал подозреваемых.
Оба, радист и механик, были настороже, но опыт подсказал Грегори, что они
не виноваты. Но он мог и ошибиться...
- Обвинение заключается в том, - сказал Грегори, - что два дня назад,
находясь на поверхности корабля, одна из вас выкинул в пространство
предмет или несколько предметов неизвестного назначения. Что вы можете
сообщить по этому поводу?
Обоим космонавтам было что сообщить, и уже в начале допроса Грегори
убедился, что они совершенно невиновны, но, несмотря на это, еще полчаса
продолжал допрос. Он заставил их повторить свой рассказ несколько раз,
придираясь к деталям. С одной стороны, он проводил этим наглядный урок для
Нолана, с другой - хотел показать внимательно слушавшему Колфилду, что,
когда придет его черед, врать будет бессмысленно. К тому же ему хотелось,
чтобы у Колфилда не оставалось заблуждений относительно того, что законы
против мусора в космосе остались такими же либеральными, как в давние дни.
Так что Грегори заставил попотеть радиста и механика и наконец, будто с
сожалением, позволил им убедить себя, что при ремонте антенны им было
необходимо забрасывать к ее вершине, которая находится в ста ярдах над
поверхностью, тросик с грузом на конце. Изнутри корабля могло показаться,
что они выбрасывают что-то в пространство.
Отпустив космонавтов, Грегори отправился осматривать новый
преобразователь отходов и мусоросборники. Занимаясь инспекцией, он
подумал, что полицейскому кроме необходимости быть психологом, астрономом,
кибернетиком и так далее полезно пройти курс самой элементарной
сантехники.

Вернувшись на "Декарт", Грегори решил, что имеет право поспать. Он
задал Хартману направление, показал Колфилду его каюту и только успел
улечься на койку, как вспомогательные двигатели загудели, меняя орбиту
корабля. Капитан никак не мог уговорить свое тело, что оно устало и хочет
спать.
Грегори думал о бывшем механике Колфилде, который лежит в двух футах
от него, отделенный лишь тонкой пластиковой переборкой. В глазах Грегори
не было большой разницы в том, был ли сам Колфилд виноват в преступной
халатности, или в этом был виноват экипаж корабля, или покойный капитан
"Подсолнечника". Преступление, совершенное на "Подсолнечнике" одиннадцать
лет назад, уже послужило причиной гибели одного корабля и восемнадцати
человек, и этот счет жизням будет продолжаться в ближайшие годы, а может
быть, и столетия. Масштабы жертв будущего будут зависеть от трех причин:
от того, сколько знает Колфилд, сколько он сможет вспомнить и насколько
эффективно он, капитан Грегори, сможет использовать информацию, полученную
от Колфилда.
Ответственность, лежавшая на Грегори, была достаточно тяжелой, чтобы
отогнать сон. К тому же Грегори сознавал, что, если хоть одна из этих трех
причин окажется ему не под силу, он может погибнуть.
Полтораста лет назад, в пятидесятые годы двадцатого века, этой
проблемы вообще не существовало. За исключением микрометеоритных потоков и
редких метеоритов, космос был чистым, пустым и относительно безопасным.
Затем появились первые спутники, за ними космические лаборатории и наконец
гигантские многоступенчатые корабли, которые перенесли человека к Луне и
ближайшим планетам.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
Загрузка...
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ НА САЙТЕ    
   
новые научные статьи:   схема и пример расчета возраста выхода на пенсию для Россииключевые даты в истории Руси-России и  этнические структуры Русского и Западного миров
загрузка...

Рубрики

Рубрики