ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

новые научные статьи: демократия как оружие политической и экономической победы в услових перемензакон пассионарности и закон завоевания этносапассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  полная теория гражданских войн
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Тогда меня и обожгло.
Теперь Колфилд продолжал уже более спокойно:
- Взрыв вновь расшатал защиту реактора и вырвал несколько кирпичей...
В тот момент капитан был один в помещении реактора. Очевидно, он полагал,
что ситуация достаточно серьезна, если тут же кинулся чинить эту проклятую
защиту, к тому же практически голыми руками.
Колфилд помолчал, словно таким образом почтил память погибшего. Затем
он продолжил:
- К тому времени, когда капитан кончил класть кирпичи на место, он
был настолько "горячим", что никто из нас уже не мог приблизиться к нему.
Он принял дозу радиации, которая была в несколько раз выше смертельной, и
ему оставалось жить несколько часов. Он радировал нам, что его долг -
облегчить корабль, выругался, а затем выбросился в пространство...
После того как Колфилд кончил рассказ, на мостике несколько минут
царила тишина. Грегори думал о капитане "Подсолнечника". Быстрый на
решения, отважный, практичный и виноватый капитан Уоррен попал одиннадцать
лет назад в трудную ситуацию. Все говорило о том, что его корабль
неминуемо должен врезаться в Юпитер, и даже не было связи, чтобы вызвать
помощь. Впрочем, не известно, успела ли бы она. Весьма возможно, что суд
принял бы во внимание обстоятельства и капитан отделался бы лишь потерей
капитанской лицензии. Разумеется, это при условии полной откровенности и
строгого учета массы и состава выброшенного мусора. Если бы он сделал это
тайно и не смог бы представить суду нужных материалов, судьи бы его
буквально распяли. И может, ему лучше было умереть на корабле.
"Но такого рода мысли никуда не ведут, - оборвал себя Грегори, -
лучше вернуться к делу".
- Очевидно, вы не знаете, в каком направлении он выбросился? -
спросил Грегори.
- Возможно, мне и говорили об этом, - ответил Колфилд. - Но я был так
обожжен, что меня пришлось накачать наркотиками, так что я ничего не
помню.
Бывший механик смотрел на Грегори так, будто хотел сказать, что
человек, осмеливающийся задать подобный вопрос, недостоин того, чтобы
зваться человеком. "Может быть, - подумал Грегори, - может быть, он и
прав".
В этот момент появился лейтенант Хартман с кофе и сэндвичами. Кофе
был в тубах - в полуневесомости из чашки не напьешься. Хартман раздал
сэндвичи, извинился и ушел спать.
- Совсем недавно вы сказали, - неожиданно произнес Грегори, - что
столкновение с метеоритом произошло на седьмой или на девятый день
свободного полета. Вам придется указать более точную дату. Чтобы этого
добиться, мне придется погонять вас по всем этим дням, изолируя каждый из
них по событиям, тогда происшедшим. Работа нам предстоит скучная,
утомительная и долгая. Так что допивайте ваш кофе.
- Начнем с того, - продолжал он, запивая остаток сэндвича, - что вы
можете вспомнить о первых трех днях свободного полета?

Еще через три часа глаза Колфилда налились кровью, выглядел он куда
хуже, чем в тот момент, когда Хартман вытащил его из кровати. Не многим
лучше чувствовал себя и Грегори. Узнав наконец с точностью до часа время
столкновения "Подсолнечника" с метеором, он решил прервать допрос. К тому
же ему удалось установить примерную массу выброшенного материала, хотя
промежутки времени между выбросами остались неизвестными. Наконец, к
собственному удивлению, Грегори получил точную информацию о курсе и
скорости "Подсолнечника", и это непроизвольно расположило его к пленнику.
- Вы меня удивляете, Колфилд, - сказал он. - Некоторые из данных, что
вы мне сообщили, настолько специфичны, что я скорее предположил бы, что вы
были штурманом, а не механиком.
- Я всегда был любопытен, - ответил Колфилд, - всегда интересовался
чужой работой.
- Конечно, это ваше дело, - сказал Грегори, - но нам с этим повезло.
Ладно, если хотите немного отдохнуть...
Он оборвал фразу, потому что увидел, что Нолан вдруг насторожился и
прижал ладони к ушам, чтобы лучше слышать голос в наушниках. Он настроился
поточнее, а затем сообщил:
- Нас вызывает "Змей", сэр. Включить динамик... - Он бросил
выразительный взгляд на пленника. - Или вы возьмете наушники?
- Динамик, - ответил Грегори. Он взял микрофон из руки Нолана: -
"Декарт" слушает. Грегори у микрофона. Что случилось, капитан-лейтенант?
Голос капитан-лейтенанта Китли, капитана и единственного члена
экипажа патрульного корабля "Змей", еле слышно прорывался сквозь сухой
треск помех. Китли был не из тех, чье общество легко выносить подолгу, но,
очевидно, всякий, кто может выдержать одновременно космос и собственную
компанию на протяжении месяцев и не сойти с ума, имеет право на
странности. Поэтому Грегори игнорировал отсутствие явно выраженного
пиетета в голосе капитан-лейтенанта. Правда, он вел бы себя точно так же,
даже если бы знал, что капитан-лейтенант старается в этот момент
одновременно избежать метеоритного потока неизвестной плотности и размеров
и не разминуться с ним.
- Пока мне удается уцелеть, - сообщил Китли. - Но, для того чтобы не
попасться, мне нужны дополнительные данные. У вас они есть?
- Кое-что, - ответил Грегори. Он думал об информации, только что
полученной от Колфилда. Наконец он сказал: - Проверьте все имеющиеся у вас
данные на бортовом компьютере, а мы прогоним их сквозь наш. Потом сверим
результат. К тому времени, когда мы встретимся, все уже будет ясно. А пока
сохраняйте минимально безопасное расстояние от потока и докладывайте через
каждые двенадцать часов.
- Вас понял, - сказал Китли.
- Отлично. Связь окончена.
- До связи.

Вскоре Колфилд ушел к себе в каюту, а через полчаса, закончив вахту,
за ним последовал Нолан. Грегори остался на мостике наедине с приемником и
собственными мыслями. Правда, он предпочел бы заняться чем-нибудь еще,
например проверить данные, полученные от Колфилда. Но в космосе в любой
момент кто-нибудь может терпеть бедствие, так что строгие правила
предписывают каждому кораблю постоянно слушать эфир, чтобы не пропустить
просьбы о помощи. Формального способа добиться, чтобы этого правила
придерживались все, не существовало, но большинство космонавтов были
убеждены, что если оторвешься от связи даже на несколько минут, то кто-то
другой тоже проспит твой призыв о помощи.
Космос живет по правилу: "Делай для других то, чего хочешь, чтобы
другие делали для тебя".
"Проверка данных может подождать несколько часов, пока Хартман
заступит на вахту", - сказал себе Грегори. К тому же эти данные даже без
обработки позволяли представить время возникновения, скорость и орбиту
потока с "Подсолнечника". А об этом он мог думать и прислушиваясь к
шорохам в приемнике.
Созданный людьми метеоритный поток, появление которого он
расследовал, должен был состоять из двух отдельных потоков, движущихся по
одной орбите, но с различной скоростью. Это объяснялось тем, что часть
материалов была сброшена до торможения, а часть после того, как скорость
корабля была погашена. К счастью, скорость движения потоков была известна,
хотя точное время сброса и масса материала оставались тайной. Но Грегори
надеялся, что в ближайшее время сможет узнать у Колфилда больше.
Грегори предположил, что первая серия выбросов, происшедшая в то,
время, когда корабль находился в свободном полете, представляет собой
длинный расширяющийся коридор. Второй поток, движущийся медленнее,
постепенно сближался с первым, пока тот не пронзил его, обгоняя. Оба
потока прошли в непосредственной близости от Юпитера, что изменило
направление их движения и, возможно, придало им момент вращения. Затем
потоки продолжали удаляться от Солнца до тех пор, пока могучее притяжение
Солнца не остановило их бег и не начало тянуть их обратно, что,
по-видимому, произошло через пять лет.
Итак, потоки вернулись внутрь Солнечной системы, набирая скорость по
мере приближения к нашему светилу. На пути поток встретился с пассажирским
кораблем "Санта Изабелла" и превратил его в груду обломков. Лишь один
человек на корабле остался в живых, да и то на несколько секунд, чтобы
сообщить время и место катастрофы. Затем наступила очередь громадного
корабля "Ленинград", который, к счастью, двигался в том же направлении,
что и поток. Он отделался вмятинами на обшивке, позже на них были
обнаружены следы пластика. Анализ пластика позволил в конце концов
определить, какой корабль виноват в гибели "Санта Изабеллы".
Оба мусорных потока промчались вблизи Солнца и вновь направились
прочь от него, постепенно сближаясь. К этому времени диаметр потоков
достиг тысячи миль, если, конечно, потоки сохранили цилиндрическую форму и
не стали вращаться. В случае вращения острый конец потока будет направлен
по оси движения, а это представит еще большую опасность для навигации.
Задача Грегори заключалась в том, чтобы установить положение потока
настолько точно, чтобы определить его на пятьдесят лет вперед и
зафиксировать во всех метеоритных регистрах. Он знал, что компьютерам на
"Декарте" и "Змее" такая задача по плечу, по при условии достаточной
информации. Без такой информации...
Грегори решил снова поговорить с Колфилдом, не согласится ли тот
прибегнуть к средствам восстановления памяти. А пока он попытался,
подражая лейтенанту Нолану, кое-что подсчитать в блокноте, не снимая
наушников и проверяя различные частоты приемника.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
Загрузка...
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    
   
новые научные статьи:   схема идеальной школы и ВУЗаключевые даты в истории Руси-Россииэтническая структура Русского мира и  национальная идея для русского народа
загрузка...

Рубрики

Рубрики