демократия как оружие политической и экономической победы
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Как считают специалисты, он потерял этот сезон».
Как и множество других переведенных сообщений тосевитского радио, это не сказало Атвару того, что бы ему хотелось знать. «Интересно, — думал он,
— какого рода было состязание, в котором принимал участие этот полевой игрок? И вообще, что значит «полевой игрок»? Потом, какой сезон он потерял? Весну? Лето? Осень?» В словосочетании «Цинциннати Редз» Атвар узнал название города. Сделанный перевод подсказывал, что «Редз» означает «красные». Может, в этом городе есть еще какие-то «зеленые», «синие» и «желтые», которые состязаются с «красными»? И все же кое-какие сведения здесь содержались. Самым важным в перехваченном сообщении было то, что перелом ноги у этого Майка Маккормика был обнаружен с помощью рентгеновских лучей. Напрашивалось предположение, что применение этих лучей широко распространено на Тосев-3. В противном случае Большие Уроды не стали бы свободно говорить об этом по радио в военное время. А если рентгеновские лучи применяются повсеместно…
— Им кое-что известно о процессах внутри атома, — сказал Атвар и объяснил свою точку зрения.
Командиров кораблей охватил испуг. Причину этого испуга Страха высказал вслух:
— Тогда тосевиты действительно могут заниматься секретными разработками ядерного оружия, господин адмирал.
— Да, могут, — согласился главнокомандующий. Странно: мысль об этом взволновала его меньше, чем он мог бы предположить. Но он уже столько раз был взбудоражен неприятными сюрпризами тосевитов, что потрясти его становилось все труднее. Атвар просто испустил долгий шипящий вздох:
— Еще одна проблема, требующая немедленного решения.
***
В баре «Белая Лошадь» пахло пивом, потом и табачным дымом. Это делало воздух столь же густым, как лондонский туман цвета горохового супа. Официантка по имени Дафна поставила перед Давидом Гольдфарбом и Джеромом Джоунзом по пинте того, что бессовестно называлось «лучшим сортом темного пива». Девушка сгребла шиллинги, выложенные на стойку, шлепнула Джоунза по руке, когда он попробовал обнять ее за талию, и со смехом ускользнула. Всколыхнувшаяся юбка обнажила ее стройные ноги.
Вздыхая, Джоунз проводил ее глазами.
— Бесполезно, старик, — сказал Гольдфарб. — Я же тебе говорил, что она дает только летчикам.
— Попытка — не пытка, — ответил Джоунз. Он пытался подкатить к девушке всякий раз, когда они приходили в «Белую Лошадь» и всякий раз с треском проваливался. Джоунз мрачно отхлебнул пива. — Мне очень хочется, чтобы она так не хихикала, скажу тебе честно. При других обстоятельствах это могло бы отбить у меня охоту.
Гольдфарб тоже пригубил из кружки и поморщился:
— А у меня отбивает охоту это пиво. Проклятая война! Темная кислая жидкость в кружке имела очень отдаленное сходство с ностальгическими воспоминаниями о пиве тех дней, когда не было карточек. Он сделал еще один глоток:
— Бр-р! Мне иногда кажется, что сюда добавляют кальций, как в закрытых шкалах, чтобы притушить мальчишкам желание.
— Клянусь тебе — нет! Тот вкус я знаю.
— Конечно, ты же учился в такой школе.
— Ну и что? Пока ящеры не раздолбали наш радар, ты управлялся с ним так, как мне и не снилось.
Чтобы не высказывать своих мыслей, Гольдфарб допил кружку и поднял палец, заказывая новую. Даже скверное пиво постепенно развязывало язык. Джером мог сказать: «Ну и что?» Довольно искренне сказать. Но после того, как кончится война, — если она когда-нибудь кончится — он вернется в Кембридж, чтобы потом сделаться стряпчим, профессором или бизнесменом. Гольдфарб тоже вернется — чинить приемники в обшарпанном магазинчике на обшарпанной улочке. Поэтому для него эгалитаризм"Эгалитаризм — философия проповедующая всеобщую уравнитель как принцип организации общественной жизни; приверженцами эгалитаризма были Ж. — Ж. Руссо, якобинцы, Г. Бабеф; характерен для «казарменного коммунизма"» приятеля был пустым звуком.
Джоунз был весел и не замечал состояния Гольдфарба.
— Скажу тебе откровенно, Дэвид, если в этом пиве и есть кальций, он ни черта не действует. Я бы не прочь сделать заход прямо сейчас. Но все внимание здесь уделяют лишь придуркам с крылышками на форменных рубашках. Погляди туда, видишь? — Джоунз сделал кивок. — Чувствую себя как последний идиот.
«Теперь и ты знаешь, что это такое — принадлежать к низшему классу»,
— подумал Гольдфарб. Но нет, Джером этого не знал. Одного лишь зрелища Дафны, устроившейся возле электрического камина на коленях у бортинженера, было недостаточно, чтобы выбить из него врожденное чувство превосходства. Увиденное всего-навсего пробудило в нем ревность.
Гольдфарб тоже ощутил ревность, когда другая официантка, Сильвия, подсела к столу, где тесным кружком расположилась компания летчиков. Девушка быстро перебралась на колени к одному из них. Гольдфарб вспомнил скабрезную фразу, услышанную им не так давно в каком-то американском фильме: «Им чесанулось — дают». В грамматическом отношении бред, но зато немало правды.
Что касалось его самого, он, похоже, не мог даже добиться, чтобы ему дали новую пинту пива.
Гольдфарб поднялся, собираясь двинуться к столу, где летный состав монополизировал девчонок. Джером Джоунз ухватил его за руку:
— Ты что, последний придурок, Давид? Их же там семеро. Они просто вытрут тобой пол.
— Что? — очумело переспросил Гольдфарб. Потом он сообразил, о чем речь. — Слушай, я не собираюсь лезть в драку. Я просто хочу еще кружку пива. Может, они перестанут на время любезничать с девчонками и позволят одной из них принести мне пива.
— А может, и не перестанут, — сказал Джером. Но Гольдфарб не обратил внимания на его слова и побрел через зал туда, где находились девушки.
Поначалу никто не обратил на него внимания. Парень, на коленях которого сидела Дафна, рассказывал:
— …Самым худшим, что я там видел, по крайней мере самым гадким, было зрелище старика, который шел по улице, а на пиджаке у него была пришита желтая звезда Давида. — Он заметил стоявшего перед ним Гольдфарба.
— Вам что-нибудь нужно, дружище?
Тон его не был ни враждебным, ни любезным: он просто ждал ответа.
— Я подошел узнать, не могу ли я на минуточку забрать у вас Дафну? — Гольдфарб выразительно продемонстрировал пустую кружку. — Извините, но о чем вы тут только что рассказывали? Надеюсь, я не сую нос в чужие дела, но вы действительно только что вернулись из Франции?
— Правильно. А кто вы, если не секрет?
— Дэвид Гальдфарб, оператор радарной установки. То есть был оператором. Сейчас наблюдаю за вашими отлетами в бинокль.
— Джордж Бэгнолл, бopтинжeнep «ланкастера», — представился летчик.
Бортинженер успел опередить Тольдфарба на одну-две пинты, но по-прежнему не терял бдительности. Одна из его бровей поднялась.
— Надеюсь, оператор радарной установки, что я, в свою очередь, тоже не сую нос в чужие дела, но вы случайно не еврейского происхождения?
— Да, я еврей. — Гольдфарб знал, что у него не слишком-то английская внешность: волосы сильно курчавятся, да еще темные. Вдобавок ни у кого из англосаксов, даже у кельтов, не было таких носов. — Видите ли, у меня родственники в Варшаве, и я подумал, что мне стоит спросить кого-нибудь, кто видел собственными глазами, как живется евреям под игом немцев. Если я помешал вам, прошу меня извинить.
— Да что вы, все нормально. Присаживайтесь к нам, — сказал бортинженер, переглянувшись с остальными членами экипажа.
Он выпрямил ногу, отчего Дафна начала сползать вниз. Оказавшись на ногах, девушка недовольно пискнула.
— Не шуми, милая! — сказал ей Бэпиолл. — Ты ведь принесешь этому парню еще одну пинту, правда?
Презрительно хмыкнув, Дафна выхватила из рук Гольдфарба пивную кружку и направилась за стойку.
— Очень любезно с вашей стороны, — произнес Гольдфарб и кивнул в сторону Джерома Джоунза. — Можно и моему другу присоединиться?
Получив согласие, он махнул Джоунзу.
— Полагаю, ему тоже понадобится новая порция, — мрачно предположила Дафна, вернувшись с пивом для Гольдфарба. Не ожидая ответа, она забрала кружку Джоунза, чтобы влить туда новую пинту пива.
Гольдфарб представил летчикам напарника, Бэгнолл назвал имена остальных членов экипажа.
— Вам нужно запомнить две вещи, Гольдфарб, — сказал Кен Эмбри. — Положение в Варшаве вряд ли хоть в чем-то похоже на Париж. К тому же немцы больше там не хозяева.
— Я это все понимаю. Но для меня важны любые вести.
— Тогда слушайте, — ответил ему Джордж Бэгнолл. — Кроме шестиконечных звезд я видел в Париже магазины и даже телефонные будки с надписями вроде: «Евреи не допускаются» и «Обслуживание еврейской клиентуры запрещено». В других магазинах евреям выделено особое вечернее время, поэтому они могут купить лишь то, что осталось к концу дня.
— Сволочи! — не выдержал Гольдфарб.
— Кто, джерри? Разумеется, лучше не скажешь. Мы, конечно, не видели снимков, которые ящеры наделали в Варшаве, или еще чего-нибудь такого, о чем болтают люди, которые выступают в радиопрограммах ящеров. Но, ей-богу, если хотя бы десятая часть всего того, что они говорят, — правда, будь я проклят, если стану обвинять этих инопланетных дьяволов за то, что они пошли против нацистов.
Все остальные члены экипажа поддержали его. Кроме Дугласа Белла: бомбометатель и Сильвия настолько отключились от окружающей действительности, что Гольдфарбу показалось, что их тесные дружеские отношения могут закончиться где-нибудь прямо на столе или на полу. Если Дуглас столь же умело сбрасывал своими руками бомбы, он принес немало пользы своей стране.
— Взять хотя бы эти снимки, — сказал Эмбри. — Мне с трудом верится, что джерри построили такую бойню для людей, как бы ни называлось то место.
— То место называется Треблинка, — подсказал Гольдфарб.
Ему тоже верилось с трудом. «Но с меньшим трудом, чем Эмбри», — подумал он. Для молодого англичанина, который, судя по речи, происходил из обеспеченных слоев, организованное истребление людей в концлагерях действительно могло казаться немыслимым. Для Гольдфарба, чей отец бежал от менее организованного, но не менее явного преследования евреев, упоминание о месте, подобном Треблинке, отдавало ужасом.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129
принципы для улучшения брака
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики