ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Снаружи стояли часовые. Когда они отперли дверь, он почувствовал, что температура внутри более приемлема для людей. Йенс также понял, что Гник использовал церковь в качестве места предварительного заключения для тех, кого задержали в Фиате или близ него.
Сидящие на скамьях люди повернулись, желая получше разглядеть Ларсена, и оживленно загалдели:
— Смотрите, еще один бедолага! За что они его сцапали? Эй, новенький, за что тебя загребли?
— Осставасса сдессь, — приказал один из охранников. У него был настолько чудовищный акцент, что Йенс с трудом понял эти слова.
Затем охранник покинул церковь. Пока дверь закрывалась, Ларсен успел увидеть, как он вместе с напарником вприпрыжку бегут к универмагу, в пекло, считавшееся у них нормальной температурой.
— Так за что же тебя все-таки загребли, а, новичок? — вновь спросила одна из женщин.
Это была разбитная крашеная блондинка почти одного с Йенсом возраста. Наверное, ее можно было бы назвать хорошенькой, если бы не всклокоченные волосы (у самого основания они сохраняли свой естественный темный цвет) и порядком заношенная одежда.
Остальные обитатели церкви имели столь же неряшливый вид. Лица, повернутые к Ларсену, были преимущественно чистыми, но тяжелый запах, почти как в хлеву, говорил о том, что никто из них давно не мылся. Йенс не сомневался, что и от него самого пахнет не лучше. Он тоже почти забыл, как выглядит мыло. Зимой мытье без горячей воды скорее грозило воспалением легких.
— Привет, — поздоровался Йенс. — Ума не приложу, за что меня загребли. Думаю, они и сами не знают. Меня засек один из их патрулей, когда я ехал на велосипеде, и потащил сюда для расспросов. Теперь ящеры почему-то не хотят меня выпускать.
— Поди пойми этих маленьких придурков, — ответила блондинка.
Губы она не красила (может, просто помада кончилась), зато, как будто желая компенсировать одно другим, почти докрасна нарумянила щеки.
Слова блондинки вызвали у «прихожан поневоле» поток брани.
— Я давил бы им костлявые шеи до тех пор, пока их жуткие глаза не повылезают наружу, — сказал мужчина с кудлатой рыжей бородой.
— Засадить бы их в клетку и кормить мухами, — предложила другая женщина, худая, смуглая и седовласая.
— Я бы даже не возражал, если бы наши шарахнули сюда бомбой и оставили от нас мокрое место, но уж зато и от ящеров — тоже, — прибавил коренастый парень с багровым лицом. — Эти чешуйчатые сукины сыны даже не разрешают нам выйти, чтобы раздобыть сигарет.
Ларсен сам мучился от вынужденного никотинового воздержания. Но этот «краснокожий» говорил так, словно готов был простить ящерам что угодно, вплоть до уничтожения Вашингтона, если бы ему дали закурить. Это заставило Йенса поморщиться.
Он сообщил, что его зовут Пит Смит, и в ответ услышал целую кучу других имен. Йенс не слишком хорошо умел связывать в памяти лица с именами. Поэтому ему понадобилось какое-то время, чтобы запомнить, кого здесь как зовут. Седую женщину звали Мэри, крашеную блондинку — Сэл; рыжебородый мужчина был Гордоном, а парень с багровым лицом — Родни. Если уж называть всех, здесь были еще и Фрэд, Луэлла, Морт, Рон и Алоизий с Генриеттой.
— Свободных скамеек пока хватает, — сказал Родни. — Чувствуй себя как дома.
Оглядевшись, Ларсен увидел, что люди соорудили себе гнезда из той одежды, какая у них была. Спать на жесткой скамье, завернувшись в пальто,
— это не очень-то напоминает домашний уют, но что ему остается делать?
— Где здесь мужской туалет? — спросил Йенс. Все засмеялись.
— Такой штуки здесь нет, — хихикнула Сэл, — как, впрочем, и комнатки, чтобы попудрить носик. И водопровода тоже, понимаешь? Вместо этого у нас… как ты их называешь?
— Отхожие ведра, — подсказал Алоизий. На нем была одежда фермера. Судя по обыденному тону, он был хорошо знаком с подобным атрибутом сельской жизни, Ведра находились в закутке позади двери, остававшейся прочно запертой. Ларсен сделал все, что ему требовалось, и поспешил как можно быстрее выбраться оттуда.
— Мой отец вырос с сортиром на два очка, — сказал он. — Никогда не думал, что мне придется снова с этим столкнуться.
— Уж лучше бы это был сортир на два очка, — возразил Алоизий. — Там хоть сидишь на заднице, а не на корточках, как над этими ведрами.
— А чем у вас…то есть у нас… занимаются, чтобы убить время? — поинтересовался Йенс.
— Как правило мы промываем кости ящерам, — проворно ответила Сэл, и ее слова потонули в громких и грубых возгласах одобрения. — А можно выдумывать небылицы, — добавила Сэл, стрельнув в него глазами. — Я вот могу так завраться насчет своего успеха в Голливуде, что сама почти верю.
Йенсу показалось, что в ее словах больше тоски, чем кокетства. Сколько же ее здесь держат?
— У меня есть карты, — сказал Гордон. — Но играть в покер без настоящих денег — чушь собачья. Я тут три или четыре раза выигрывал миллион долларов, а потом все опять спускал из-за пары паршивых семерок.
— У нас найдутся четверо для бриджа? — Ларсен был страстный любитель сыграть в бридж. — Чтобы получать удовольствие от этой игры, деньги не нужны.
— Я умею играть, — признался Гордон. — Хотя, по-моему, покер все же лучше.
Двое других людей заявили, что тоже не прочь перекинуться в бридж; все сели за стол. Поначалу Йенс испытывал самозабвение, какое только может испытывать узник. Учеба и работа никогда не оставляли ему столько времени для карт, сколько хотелось бы. Сейчас же он мог играть в свое полное удовольствие и не испытывать угрызений совести. Однако другие заключенные, не разбирающиеся в тонкостях бриджа, выглядели такими угрюмыми, что энтузиазм Йенса быстро пропал. Да и по-честному ли это, когда несколько человек развлекаются, а остальные не могут принять в этом участие?
Церковная дверь отворилась. На пороге появилась высокая худощавая женщина. Ее волосы были стянуты в тугой узел, а лицо неодобрительно сморщено. Женщина поставила коробку с консервами.
— Вот ваш ужин, — сказала она, словно отстригала ножницами каждое слово.
Не дожидаясь ответа, женщина вышла и с шумом захлопнула за собой дверь.
— Что ее так грызет? — спросил. Йенс.
— Это ты верно подметил, грызет, — презрительно мотнула головой Сэл.
— Она говорит, что мы объедаем тех, кто живет в этом жалком городишке и не имеет ни крыши, ни очага. Как будто мы просили загонять нас сюда!
— Обрати внимание, мы жрем консервы, — добавил Родни, и его лицо еще сильнее побагровело от гнева.
— Вокруг города сплошные фермы, но всю хорошую и свежую пищу они приберегают для себя. Мы оттуда не получили ни крошки, уж можешь быть уверен.
Ложек на всех не хватило. Местная женщина либо не заметила, либо не пожелала обращать внимание, что в церкви стало одним человеком больше. Йенс ел чужой ложкой, вымытой в холодной воде и вытертой о брючину. И хотя с гигиеническими церемониями он расстался, еще когда покинул Уайт-Салфер-Спрингс, это было что-то новое.
Поглощая безвкусную говяжью тушенку, он с беспокойством думал о том, что нынче едят в Чикаго. Вполне естественно, с еще большим беспокойством он вспоминал о Барбаре. Население Фиата насчитывало сотни две человек, и окрестные фермы могли их прокормить. В Чикаго было три миллиона жителей, и город находился на осадном положении.
«Зря я согласился отправиться в Вашингтон», — подумал Йенс. Ему-то казалось, что это он рискует сильнее, а не оставшаяся дома жена. Как и большинство американцев моложе девяноста лет, Йенс считал войну чем-то таким, что обрушивается на головы несчастных людей где-то в далеких странах. Он никогда всерьез не задумывался, что война может прийти и поселиться у него под боком.
Пока Йенс опорожнял консервную банку, произошло нечто странное. В церковь поспешно вбежал один из ящеров и вперился глазами в коробку с едой, принесенную угрюмой женщиной. Пришелец с явным недовольством огляделся и прошипел несколько слов, которые с одинаковым успехом могли быть как английскими, так и словами его родного языка. Ларсен все равно ничего не разобрал. Но церковные узники его поняли.
— Извините, — сказала Мэри. — В этой коробке диких яблок не было.
Ящер разочарованно зашипел и исчез.
— Дикие яблоки? — спросил Ларсен. — А уж они-то ящерам зачем?
— Чтобы лопать, — ответила Сэл. — Ну, знаешь, те, что в банках, маринованные, которые здорово идут с рождественским окороком? Ящеры просто помешались на них. За дикие яблоки готовы снять с себя последнюю рубашку. Правда, они не носят рубашек, но ты понимаешь, о чем я говорю.
— Думаю, что да, — сказал Ларсен. — Значит, дикие яблоки. Неужели для них это такое лакомство?
— А еще имбирные крекеры, — добавил Гордон. — Недавно я своими глазами видел, как двое этих тварей подрались из-за пачки имбирных крекеров.
— Да они и сами похожи на пряничных имбирных человечков, разве не так? — заметила Мэри. — Кожа у них почти что цвета пряников, а раскраска вполне сошла бы за глазурь.
Наверное, впервые под сводами баптистской церкви зазвучали слова озорной песенки: «Беги за мной, гонись за мной — все это будет зря! Я человечек непростой, я — Пряник-из-имбиря!» Подхлестнув свою поэтическую музу, Йенс запел:
— Взорву я ваши города, дороги размолочу, и диких яблок съем тогда сколько захочу!
Он понимал, что не создал шедевра, но хор в ответ грянул:
— Беги заемной, гонись за мной — все это будет зря! Я человечек непростой, я — Пряник-из-имбиря! Когда все наконец замолчали, Сэл сказала:
— Надеюсь, старая карга, что приносит нам еду, прилепилась ухом к двери и слушает. Она-то явно думает, что веселиться, особенно в церкви, грешно.
— Если бы ее мнение что-нибудь значило для ящеров, они бы расстреляли нас за такие штучки, — кивнул Морт. Сэл ухмыльнулась;
— Во-первых, ящеры обращают на ее мнение не больше внимания, чем мы. А во-вторых, она ничегошеньки не знает, что на самом деле здесь творится.
— Развлекаемся сами, как умеем, — согласился Алоизий. — Нам ведь никто не станет устраивать увеселений. Пока я не лишился своего приемника, то даже не думал, насколько он мне дорог.
— Точно, это уж факт, — одновременно сказали несколько человек, словно повторяли «аминь» вслед за священником.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики