демократия как оружие политической и экономической победы
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Если у него будет «потом», в котором можно побеспокоиться о «тогда».
Жужжание над головой мгновенно вернуло все его страхи. Зная, что это глупо и опасно, Егер оглянулся через плечо. За те считанные доли секунды, что он смотрел, вертолет значительно приблизился. Сверху застрекотали пулеметы. Да, этой машине грязь нипочем. Она могла парить над оголенными деревьями и поливать нападавших огнем.
Бум, бум, бум! Из-за деревьев по вертолету ударила двухсантиметровая противовоздушная пушка. Имея легкий лафет, созданный для войны в торных условиях, пушка состояла из двадцати семи узлов, переносимых, людьми. Егер сам нес сюда один из таких узлов. Орудие было немецким, и его расчет состоял из немцев. То было одной из причин, почему советские власти решили вместе со своими партизанами включить в этот отряд людей из вермахта.
На какое-то время вертолет ящеров просто повис в воздухе, словно не веря, что партизаны способны на серьезную атаку. Он был защищен от винтовочных пуль, но не от зенитных снарядов.
Вертолет попытался атаковать зенитку, однако было слишком поздно. Пушка продолжала стрелять. Словно тонущий корабль, вертолет накренился на один бок и рухнул вниз.
Лес наполнился ликующими криками бойцов отряда. Макс помахал в воздухе кулаком и заорал:
— Нате-ка вам, суки!..
Следующую тираду, произнесенную на идиш, Егер не понял, но слова Макса звучали словно взрывы. Майор и сам закричал, потом моргнул. Одно дело сражаться бок о бок с евреем — это диктовалось тактическими интересами. Но то, что ты, оказывается, соглашаешься с ним и он, возможно, даже нравится тебе как человек, — это уже совсем другое. Егер решил, что, если останется в живых, потом поразмыслит над этим.
Пробираясь между деревьями, к ним подошел Отто Скорцени. Даже заляпанный грязью, даже в пятнистой маскировочной форме, он ухитрялся выглядеть щеголеватым.
— Дурачье набитое, пошевеливайтесь! — закричал Скорцени. — Если мы сейчас же не уберемся отсюда, потом будет поздно. Думаете, ящеры будут сидеть с поднятыми обрубками хвостов и ждать? Если вы так думаете, вы покойники!
Как обычно, Скорцени будоражил вокруг себя всех. Несомненно, красные партизаны по-прежнему ненавидели его, но кто станет спорить с человеком, который собственными руками уничтожил танк ящеров? Бойцы поспешили в глубь леса.
Тем не менее достаточно скоро Егер вновь услышал в небе рокот приближающихся вертолетов. Он оглянулся и увидел две машины. На этот раз немцы, обслуживавшие зенитку, повели дальний огонь, надеясь побыстрее сбить один из вертолетов, чтобы затем более обстоятельно заняться другом. Зенитчики также надеялись оттянуть стрельбу с вертолетов на себя и уберечь своих спешно уходящих товарищей.
Вертолеты разделились и пошли на заход поодиночке, чтобы атаковать зенитку с противоположных сторон. Егер пожалел, что это не большая восьмидесятивосьмимиллиметровая пушка. Та сшибла бы вертолеты, словно мух. Но такую пушку на себе не унесешь. Она имела ствол длиной почти в семь метров и весила более восьми тонн. Так что придется отдуваться горной зенитке-коротышке.
Один из вертолетов взорвался в воздухе, разбрасывая горящие обломки над деревьями. Другой устремился в атаку. Егер наблюдал, как трассирующие снаряды пушки выгнулись в яростную дугу и затем ударили по второму вертолету.
Неожиданно двухсантиметровая зенитка смолкла. Но вертолета тоже не было слышно. Внушительный грохот, раздавшийся через несколько секунд, объяснил причину. Орудийный расчет честно выполнил свой долг — лучше, чем кто-либо отваживался надеяться, когда разрабатывался план этой операции.
Партизан, который вместе с Егером нес покрытый свинцом ящик, был изможден до предела. Он шатался, спотыкался и ловил ртом воздух, словно готов был свалиться замертво. Егер сердито крикнул ему:
— Пусть вас заменит кого-нибудь, кто в состоянии нести груз, прежде чем вы завалите операцию и нас обоих убьют.
Партизан кивнул в знак благодарности и поставил ящик на землю, оглядываясь в поисках помощи. К ящику поспешил Георг Шульц.
— Герр майор, я разделю с вами ношу, — сказал он, кивком указывая на ящик.
— Нет, дай мне.
Это был Макс, еврейский партизан-сквернослов. Он не был рослым и вряд ли обладал такой же силой, как Шульц, но отличался жилистостью и выносливостью. При всех прочих равных обстоятельствах Егер предпочел бы нести ящик в паре со своим стрелком, однако все прочие обстоятельства не были равными. Успех операции зависел от сотрудничества между уцелевшими немцами и русскими. Если неведомый драгоценный груз понесут два немца, это может заставить красных всерьез задуматься, не пустить ли их в расход.
Все это пронеслось в голове Егера за несколько секунд. Он не мог позволить себе долго раздумывать.
— Пусть понесет еврей, Георг, — сказал он. Шульц бросил разочарованный взгляд, но отступил на несколько шагов назад. Макс взял ящик за рукоять. Вдвоем они двинулись дальше.
Оказавшись рядом с Егером, Макс сердито поглядел на него.
— Как бы вам понравилось, если бы я сказал: «Пусть сраный нацист несет»? А, господин сраный нацист?
— Этот сраный нацист имеет чин майора, господин еврей, — резко ответил Егер. — И когда в следующий раз вам захочется обругать меня, вспомните тех солдат из расчета зенитки, которые остались возле своего орудия и погибли, чтобы помочь вам выбраться отсюда.
— Они делали свою работу, — огрызнулся Макс. Однако, сплюнув на бурые листья, добавил:
— Да, вы правы. Я помяну их в молитве за усопших. — Он снова бросил взгляд на Егера. Теперь вместо враждебного это был оценивающий взгляд, но почему-то выдержать его было не легче. — А ведь вы, будь я проклят, ни черта не знаете, господин нацист, правда? Например, вам известно про Бабий Яр?
— Нет, — признался Егер. — Что это такое?
— Место на окраине Киева, дрит твою налево. Собственно, не так и далеко отсюда. Вы, сукины дети, роете большую сраную яму, затем на краю ее выстраиваете евреев. Мужчин, женщин, детей — значения не имеет, засранцы гребаные. Вы строите их в ряд и стреляете им в затылок, ублюжье отродье. И они, будь я проклят, падают прямо в подготовленную для них могилу. Очень предусмотрительно! Вы, немцы, чертовски находчивы в таких делах, вам это известно? А дальше вы строите новую партию приговоренных и тоже стреляете им в затылки. Вы продолжаете это делать, болт вам в задницу, пока ваша большая яма не заполнится. Тогда вы, сучьи потроха, роете другую яму.
— Пропаганда, — сплюнул Егер.
Не говоря ни слова. Макс свободной рукой расстегнул ворот своей косоворотки и обнажил шею. Егер без труда узнал шрам от выстрела.
— Когда раздался выстрел, дерьмо собачье, я дернулся в сторону, — не замедляя хода, процедил еврей. — Я упал. На дне ямы нацисты тоже держали своих придурков с пистолетами, чтобы никто не остался в живых, суки придорожные. Должно быть, срань господня, они меня пропустили. Потом на меня падали другие убитые, но их, черт побери, было не особо много — близился вечер. Когда стемнело, будь все проклято, мне удалось выползти наружу и убежать. И с тех пор я убиваю сраных нацистских сволочей.
Егер не ответил. Он старался не замечать того, что происходило с евреями на русской территории, захваченной немцами. И все в вермахте старались этого не замечать. Подобное было небезопасно для карьеры и могло оказаться небезопасным для самого человека. До Егера доходили слухи. Они доходили до всех. Егер мало тревожился об этом. В конце концов, фюрер объявил евреев врагами рейха.
Однако существовали способы обращения с врагами. Выстраивание врагов на краю ямы и расстрел их в затылок вряд ли был одним из таких способов. Егер попробовал вообразить, как бы он сам делал это. Представить такое было нелегко, если вообще возможно. Но если бы рейх продолжал оставаться в состоянии войны и вышестоящее командование отдало бы ему приказ… Егер замотал головой. Он попросту не знал.
По другую сторону ящика, менее чем в метре, его еврейский напарник видел, как Егер спотыкается. И то, что Макс это видит, заставляло Егера спотыкаться еще чаще. Если евреи могут одним махом превратиться из врагов рейха в соратников по оружию, переварить факт их массового истребления еще труднее.
— Неужели, черт возьми, у вас есть совесть? — В голосе Макса звучало лукавство.
— Разумеется, у меня есть совесть, — возмущенно ответил Егер.
А потом вновь умолк. Если у него есть совесть, о чем он только что машинально заявил, как тогда ему удавалось игнорировать все те, вполне возможные действия Германии? Даже мысленно он не хотел называть это более определенным словом.
К облегчению Егера, лес впереди начал расступаться. Это означало, что их ожидает самая опасная часть миссии — пересечение открытой местности вместе с грузом, который они похитили у ящеров. По сравнению с идеологической пропастью, по краям которой они с Максом находились, физическая опасность неожиданно показалась приятным разнообразием. Пока Егер был поглощен собственной жизнью, ему было некогда заглядывать в эту пропасть и видеть там штабеля мертвых людей с аккуратными дырочками в затылке.
Уцелевшие бойцы отряда собрались на краю леса. Скорцени принял командование на себя. Из-под груды опавших листьев он выволок несколько ящиков, похожих на тот, что тащили Егер и Макс, но без свинцовых оболочек.
— По двое на каждый, — приказал Скорцени. Он сделал паузу, чтобы партизаны, понимающие по-немецки, перевели его слова остальным. — Теперь мы разобьемся на двойки, чтобы ящерам было как можно труднее определить, который из ящиков настоящий.
— А как мы узнаем, что настоящий груз попадет куда надо? — спросил один из партизан.
Все оборванные, перепачканные люди, русские и немцы, закивали, услышав вопрос. Они по-прежнему не особенно доверяли друг другу — слишком уж яростно они до этого воевали, чтобы такое доверие было возможно.
— Настоящий груз понесут по одному человеку с каждой стороны, — решил Скорцени. — И в поджидающей их повозке тоже находятся по одному человеку с каждой стороны. Если они не попытаются убить друг друга, все окончится благополучно.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129
принципы для улучшения брака
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики