ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Наша ссора никого не касается, — отрезала Гарриет.
Тетушка Эффе мрачно посмотрела на нее.
— В таком случае, тебе самой не следовало бы выставлять ее напоказ.
— Этого невозможно было избежать, — проговорила Гарриет. — Гидеон постоянно провоцирует меня. Как, к примеру, несколько минут назад в библиотеке. Мой муж отказывается признать тот факт, что я с ним не разговариваю.
Во взгляде тетушки Эффе мелькнуло любопытство.
— Думаю, ты не удивишься, что свет находит все это крайне увлекательным. Твой муж постоянно подбрасывает все новые поводы для сплетен.
— Ах, я понимаю, — вздохнула Гарриет.
— Напасть на Раштона означало еще больше раздуть сплетни.
Лицо Гарриет омрачилось.
— Раштон снова назвал Гидеона Чудовищем. Мне невыносимо, когда кто-либо называет его этим ужасным прозвищем.
— Наконец-то у нас появилась возможность поговорить с тобой без свидетелей, — заметила Фелисити, решительно наклонясь вперед. — Мне не терпится узнать, почему ты не разговариваешь с Сент-Джастином. Это как-то связано с распространившимися слухами о вызове? Гарриет, что же все-таки происходит?
Взглянув на сестру и тетю, Гарриет с трудом сдержала слезы:
— Вы слышали о дуэли?
— О ней слышали все, — заверила ее Фелисити. — Ради Бога, Сент-Джастин выбрал секундантами Фрея и Эпплгейта. Ни один из них не способен хранить молчание. Оба слишком увлечены собственной значимостью, чувствуя себя людьми действия.
— Их поведение совершенно возмутительно, — пожаловалась тетушка Эффе. — Вообще-то предполагается, что дуэль должна проводиться в тайне.
— О дуэлях всегда ходят слухи, — заметила Фелисити.
— Да, но в нашем случае дуэль превращается в публичное представление. О ней знают все.
— О Господи. — Гарриет открыла ридикюль, ища платочек. — Как все ужасно. Я так боюсь, что Сент-Джастин будет убит или ему придется бежать из страны. И все из-за мистера Морланда. Он недостоин честного поединка. Я пыталась объяснить это Сент-Джастину, но он отказался отменить вызов.
Тетушка Эффе проницательно посмотрела на Гарриет:
— Так вот почему ты не разговариваешь, с мужем. Ты рассердилась на него за то, что он намерен рисковать жизнью на дуэли?
— В известном смысле, во всем виновата я, — холодно заметила Гарриет.
Фелисити откинулась на спинку сиденья:
— Морланд нанес тебе оскорбление, а Сент-Джастин вызвал его на дуэль. Я права?
Гарриет вздохнула:
— Уверяю, это было больше, чем оскорбление, тем не менее…
— Насколько больше, чем оскорбление? — встревожилась тетушка Эффе.
— Мистер Морланд напал на меня, если хотите знать правду.
Глаза тетушки расширились от ужаса, и Гарриет поспешила успокоить ее:
— Но я не пострадала. Пострадал мистер Морланд. Я сбросила на его голову огромный камень. Но Сент-Джастин не желает забыть о случившемся.
— Думаю, он поступает как истинный джентльмен, — ответила тетушка Эффе. — Твое разъяснение все меняет. Конечно, Сент-Джастин обязан был что-то предпринять.
— О Гарриет, — вздохнула Фелисити, — Сент-Джастин будет сражаться за твою честь на дуэли. Я нахожу это ужасно романтичным.
— Я так не считаю, — резко возразила Гарриет. — И сделаю все, чтобы предотвратить дуэль.
— Должно быть, он страстно влюблен в тебя, — предположила Фелисити, в ее глазах читалось восхищение.
Гарриет скорчила гримаску:
— Это не совсем так. Просто Сент-Джастин очень печется о своей чести.
— Ты его законная жена, а потому твоя честь — это и его честь, — тихо заметила Фелисити.
— К сожалению, ты права. — Гарриет решительно выпрямилась:
— Но я все равно найду способ предотвратить дуэль. Кстати, мной уже предприняты определенные шаги.
— Шаги?
— Не далее как сегодня утром, перед самым вашим приходом, я послала за помощью.
Тетушка Эффе непонимающе уставилась на Гарриет:
— Какой помощью?
— За родителями Сент-Джастина, разумеется, — наслаждаясь произведенным эффектом, произнесла Гарриет. — Я отправила записку, где предупредила их о надвигающейся катастрофе. Не сомневаюсь, они помогут мне положить конец этому делу. Не стоит забывать, что Сент-Джастин — их единственный сын и наследник, поэтому они не меньше моего прогневаются, узнав, что их сын подвергает себя смертельной опасности на дуэли.
Слухи о дуэли, ссоре и нападении Гарриет на Раштона приятно будоражили не только свет. Днем Гарриет обнаружила, что скандальная тема стала предметом оживленных дискуссий и на заседании Общества любителей древностей и ископаемых.
Едва Фрей и Эпплгейт с чрезвычайно важным видом переступили порог гостиной леди Янгстрит, все придвинулись поближе к неразлучной парочке в надежде разузнать хоть какие-то подробности.
— Дело чести, — многозначительно объявил Фрей. — Разумеется, больше ни слова. Дело очень серьезное. Да-да, очень серьезное.
— Не имеем права посвящать вас в детали, — вступил в разговор Эпплгейт. — Уверен, вы понимаете нас. Могу лишь сообщить, что Сент-Джастин поступает как джентльмен. Боюсь, не могу утверждать того же в отношении его противника. Последний наотрез отказывается принять нас или назвать имена своих секундантов.
Гарриет, сидевшая на диване, услышала последнее замечание Эпплгейта и улыбнулась. Она страстно хотела знать, не следует ли из этого, что Морланд нашел способ избежать поединка? Скорее всего, он направит Гидеону извинения. Подавшись вперед, она пыталась услышать от Эпплгейта что-нибудь еще.
К сожалению, в самый неподходящий момент рядом с ней расположилась леди Янгстрит. Она заговорщически подмигнула Гарриет. Похоже, леди Янгстрит уже пропустила свою полуденную рюмочку шерри.
— Так, так, так, дорогая моя, — важно начала она. — Ну и представление вы устроили вчера вечером. Набросились на Раштона, точно маленькая тигрица.
— Он обозвал Гидеона Чудовищем, — защищалась Гарриет.
Леди Янгстрит задумчиво склонила голову набок:
— Удивительно, но до последнего времени я ничего не знала о Раштоне. Сомневаюсь, что у него достаточно средств для того, чтобы так часто появляться в обществе. Его сейчас можно видеть повсюду, или я ошибаюсь?
— Да, — подтвердила Гарриет. — Вы не ошибаетесь.
Чем больше говорили о дуэли, тем все более зловещей и неизбежной она представлялась. Гарриет понимала, что ее кампания — не разговаривать с мужем — с треском провалилась. Она все больше склонялась к мысли отменить бойкот, ибо Сент-Джастин, казалось, не замечал ее гнева.
В полдень, подсадив Гарриет на ее прекрасную арабскую кобылку, Гидеон завел приятную беседу, словно ожидая, что жена, как обычно, ответит ему.
— Любопытно услышать ваше мнение. Вы составляете прекрасную пару. — Он отступил назад, чтобы еще раз восхититься видом жены, восседавшей на новой лошади. — Действительно, просто потрясающе!
Гарриет, в рубиново-красной амазонке с задорной красной шляпкой на волнистых волосах, увидев подарок Гидеона, едва удержалась от восклицания. Маленькая арабская кобылка была по-настоящему красива. Никогда в жизни Гарриет не ездила верхом на такой грациозной лошади. Она с восторгом потрепала ее по лоснящейся холке.
Кроткая, умная, прекрасной дрессировки лошадка мирно скакала рядом с массивным жеребцом Гидеона. Арабская кобылка ничуть не пугалась размеров гнедого.
Когда они появились в парке, к ним сразу же обратились любопытные взоры. Действительно, они представляли собой весьма колоритную пару, привлекавшую всеобщее внимание не только по причине поднятой вокруг них шумихи. Рыцарь на боевом коне во время прогулки со своей дамой на верховой лошади, фантазировала Гарриет.
Она так воодушевилась придуманным образом, что едва не нарушила обет молчания. Губы ее дрогнули, слова уже готовы были слететь с языка, но виконтесса твердо сжала рот.
Гидеон ласково улыбнулся ей:
— Полагаю, молчание дается вам с большим трудом, дорогая моя. Но вы напрасно упорствуете. Вы сами не единожды замечали, что я просто дьявольски упрям. Поэтому сомнительно, что молчанием вы переубедите меня.
Гарриет бросила на него сердитый взгляд. Да, этот человек был невозможным упрямцем. Со смешанным чувством облегчения и беспокойства она рискнула нарушить молчание.
— Да, вы правы, милорд, — решительно начала Гарриет. — Вы чрезвычайно упрямы, однако, следует признать, у вас превосходный вкус к лошадям. — Глаза Гарриет светились счастьем. Она потрепала лошадку по загривку.
— Благодарю вас, дорогая моя. Всегда приятно узнать, что еще на что-то способен.
— Милорд, по-моему, вы способны на многое. Но сомнительно, что мне будет от этого какая-то польза, если вас убьют на дурацкой дуэли. — Она порывисто повернулась к мужу:
— Гидеон, вы должны отказаться от поединка.
Гидеон скривил рот в усмешке:
— Вы слишком настойчивы, мадам. Еще раз повторяю: вам не о чем беспокоиться. Ситуация в моих руках. Лучше доверьтесь вашему бедному мужу.
— Это не вопрос доверия, а вопрос здравого смысла. — Гарриет смотрела прямо перед собой. — Позвольте заметить, хвастаться вам особо нечем. — Вдруг ее поразила догадка:
— Гидеон, не происходит ли чего-нибудь, о чем мне неизвестно? Не придумали ли вы один из ваших таинственных планов?
— Разумеется, у меня, как всегда, есть план. Но это все, что я сейчас могу вам сообщить.
— Расскажите мне о нем, — потребовала Гарриет.
— Нет.
— Почему же? Я все-таки ваша жена. Вы можете довериться мне.
— Это не вопрос доверия, а вопрос здравого смысла, — парировал Гидеон. Гарриет помрачнела:
— По-вашему, я не способна хранить тайну? Я оскорблена, сэр.
— Дорогая моя, дело в том, что, несомненно, будет лучше, если, кроме меня, никто больше не узнает о моих планах.
— Однако вы доверили свою тайну Эпплгейту и Фрею, — запротестовала Гарриет.
— Лишь отчасти. Извините, дорогая моя, но я привык разрешать свои проблемы сам. Это старая привычка.
— Но теперь у вас есть жена, — напомнила Гарриет.
— Поверьте, я ни на минуту не забываю об этом.
Два дня спустя Гарриет входила в бальную залу Лэмбдейлов. Ее встретило возбужденное жужжание голосов. Похоже, она стала причиной еще одной возмутительной сплетни. Гарриет уже начинала отчаиваться.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики