ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Вы дальше взгляните, – сказала она. – Вон есть и в Голландию. Эта компания часто пользуется нашими услугами. Сейчас у нас в городе будут какие-то дни российско-голландской дружбы, и они летят к нам. А потом наши с ответным визитом.
– Дни российско-голландской дружбы геев и лесбиянок? – уточнила я.
– Не только, – невозмутимо ответила Алла. – В том же самолете вполне могут лететь и бизнесмены стандартной ориентации. Здесь записано, кто фрахтовал. Нам все равно, пусть хоть общество макак и горилл, только бы деньги платили. А кому они потом места предоставляют, это их дело. Но в Голландию нас почему-то только на секс-туры фрахтуют, и не только геи с лесбиянками. А-а, нет, в скором времени еще Артур Небосклонов, эта супермегазвезда, полетит со своей труппой. Вначале в Сибирь, а из Сибири – в Голландию. Все на нашем самолете.
Я не стала сообщать Алле об истинной ориентации супермегазвезды, с которой мне довелось столкнуться по жизни. Эта личность со смазливой внешностью и слащавым голоском поет песенки о любви, пользующиеся бешеной популярностью у юных девушек. Продюсер, который в свое время отыскал смазливого Севу в каком-то Задрищенске и сделал из него мегазвезду Артура Небосклонова, раскручивает образ донжуана. У нас с Артуром в прошлом имелись кое-какие трения, и я предпочла бы его больше никогда в жизни не видеть, как, впрочем, и он меня.
По крайней мере после визита в офис «Петроаэро» я смогу успокоить Татьяниного знакомого. Вроде бы рейс состоится.
Год 1995-й
Брат-мечтатель, имевший в распоряжении бесплатную рабочую силу, побеседовал с каждым кандидатом в строители лично. Он обещал им досрочное освобождение с прекрасными характеристиками, а также усиленное питание и проживание «на природе» на период работ. Он видел по их глазам, что больше всего их заинтересовало последнее, и усмехался про себя.
Потом он поговорил с пятью солдатиками, которых отряжал и для охраны, и для вспомогательных работ. Они находились в лучших условиях, чем одиннадцать будущих строителей, но все равно были рады сменить обстановку: понимали, что «на природе» режим окажется более легким и начальства рядом не будет.
Потом он поговорил с прапором и сержантом. Те задачу поняли, сунули по пачке хрустящих купюр за пазуху и выразили готовность немедленно приступить к выполнению новых обязанностей.
Средства для оплаты обеспечивал брат-чиновник.
За полтора года до описываемых событий
Ничем не примечательный, тщедушный мужичонка постучал в дверь особняка и сказал открывшей прислуге, что пожаловал к Анне по поручению Николая. Его пропустили. Таким гостям здесь не удивлялись.
Вскоре появилась сама хозяйка, велела гостя накормить, потом начала вопросы задавать.
– Ты оттуда? – спросила женщина, которую за глаза все обычно именовали бой-бабой.
– Нет. Я, конечно, бывал у Хозяина…
– Но тогда как же?..
– Еще полгода назад Николай дал мне задание…
Мужичонка описал, чего от него требовал Николай и что из всего этого вышло.
Также Николай говорил, чтобы мужичонка смело обращался к Анне – если с ним что-то случится.

Глава 4

Вечером, уже из дома вместе с Татьяной позвонили Ивану Захаровичу Сухорукову с целью напроситься в гости. Нарвались на верного оруженосца Виталю по кличке Лопоухий, очень ему подходящей.
Как только Виталя меня услышал, сразу же догадался о цели звонка. Ну прямо ясновидящий.
– Убитого не знаем, – отрезал Виталя. – Иван Захарович временно недоступен.
Мы распрощались, а Татьяна тут же заявила:
– Значит, прекрасно знают и ведут свое расследование.
Я кивнула, соглашаясь.
– Что будем делать? – спросила у меня Татьяна.
– Андрюше я просто скажу, что Иван Захарович временно недоступен. Он поймет. Такое уже и раньше случалось. По своим каналам опознают. И вообще органы совсем разленились – хотят, чтобы крестный отец за них опознание проводил!
– Возможностей у Сухорукова значительно больше, – заметила Татьяна. – Да вообще-то если бы ребята из органов работали только на него, они бы себе не позволяли так лениться.
– Еще бы. Иван Захарович умеет поддерживать дисциплину в рядах своего воинства. Правда, и платит не как государство. Ну да ладно, пусть между собой разбираются.
Я задумалась, потом решила, что нам с Пашкой следует в ближайшие дни наведаться на какое-нибудь мероприятие, посвященное дружбе между русскими и голландцами. В чем, в чем, а в принадлежности к сексуальным меньшинствам меня после него обвинять не должны – я уже прославилась своими походами в тюрьму к любимым мужчинам, да и надо надеяться, что в наших странах дружат не только голубые и розовые.
На работе подала идею Виктории Семеновне.
– Ты меня подозреваешь в походах по таким мероприятиям? – странно посмотрела на меня главная. – Юля, я…
– Не подозреваю. Мне аккредитация нужна.
– Зачем? – спросила старая лесбиянка.
Я пояснила.
– А-а… – с пониманием протянула главная, потом сказала, что от холдинга туда отряжен Димон Петроградский, который у нас специализируется по шоу-бизнесу. Геи и лесбиянки – это родственная тема, поэтому и послали его. – Ну и вы с Пашкой сходите в помощь. Аккредитация будет.
Димон Петроградский предложил наведаться на самое невинное (как он предполагал по названию) мероприятие из недели дружбы – встречу деятелей культуры двух стран. Димон сказал, что приехали и нормальные люди, много бизнесменов, которые устанавливают связи с нашими фирмами.
Отечественную культуру представлял Артур Небосклонов.
– Нам туда, – тихо сказал оператор Пашка, поглядывая на столы для фуршета.
Мы с Димоном согласились, но я, как и всегда, была за рулем. К тому же я пришла сюда не слушать Артура, а собирать информацию о компании «Петроаэро». Но Димон явно стремился расширить мой кругозор и познакомить меня, как он выразился, «с интересным человеком».
Он подвел меня к уже изрядно поддатому дядечке неопределенного возраста с взъерошенными волосами. Одет тот был в обычный костюм серого цвета, белую рубашку, галстук. Выглядел помятым.
– Олег Владимирович. – Димон дотронулся до его руки. – Вот девушка с вами хочет познакомиться.
Олег Владимирович, до этого задумчиво смотревший в рюмку водки, поднял на меня печальные глаза, потом в них появилось осмысленное выражение, и глаза слегка округлились.
– Муза криминала? – спросил он.
Так меня еще никогда не величали, и я в первый момент не нашлась что ответить, но подумала, что передо мной поэт.
– Юль, мы пойдем выпьем? – прошептал мне в ухо Пашка. – За упокой русской культуры?
– Валяйте, – махнула рукой я. Здесь, как я предполагала, Пашке снимать ничего не придется.
– Чему старый поэт обязан интересом музы криминала? – спросил Олег Владимирович.
– Вы обычно сопровождаете Артура Небосклонова на гастроли? – догадалась я.
Олег Владимирович кивнул.
– И в гастрольную поездку по Сибири собираетесь?
– А вы-то про нее откуда знаете? – искренне поразился поэт.
Я не стала объяснять, что из просмотра документов компании «Петроаэро», в которой продюсер Артура зафрахтовал самолет.
– По долгу службы, – ответила я.
– Артур опять куда-то вляпался?
– А вы знаете, что убили генерального директора «Петроаэро»? – ответила я вопросом на вопрос.
– Я никогда не слышал про эту компанию.
– Вы обычно летаете на гастроли их самолетами.
– А-а… Я, признаться, не в курсе таких деталей. Мне все равно. Но что вы хотите от меня, милая девушка? Если вам нужна какая-то информация по фрахтованию самолетов на гастрольные поездки Артура, то вам к Александру Кареновичу, – он кивнул на продюсера Артура, с которым я также была знакома.
И тут у меня в голове созрела шальная мысль. Они вообще меня часто посещают. А почему бы мне не слетать в Сибирь? Есть у меня там знакомые, причем те, которых страшно хочется видеть. С родным холдингом договорюсь – привезу серию репортажей о Сибири, на свою тему, конечно. И вообще я уже неизвестно сколько времени в отпуске не была. Почему бы мне не слетать в отпуск зимой в Сибирь? Кто по Канарам с Багамами, а я по сибирским острогам! Не из европейских же тюрем мне репортажи делать? Да многие наши граждане их как увидят, тут же на последние деньги рванут в Европу, чтобы там преступление какое-нибудь совершить и в тюрьме отдохнуть от свободной жизни на родине.
– Я могу полететь вашим чартером? – спросила я у поэта.
– Почему бы и нет? К нам вечно какой-то народ примазывается. Но это опять же не со мной обсуждать надо. Хотя… – Он хитро на меня посмотрел. – Если вы готовы лететь не в кресле самолета…
– Готова, – сказала я. – Камеру как-нибудь упакуем. Мне не одной нужно, – пояснила, – а с оператором.
Мы распрощались. По-моему, поэта можно было только пожалеть. Приходится ради хлеба насущного ваять глупости для Небосклонова…
Пашка с Димоном куда-то исчезли. Наверное, напиваются в каком-то углу. Я отправилась на их поиски – не могу бросить друзей на произвол судьбы. А если их тут начнут домогаться, пока парни в бессознательном состоянии? Как Пашка потом репортажи из тюрем и колоний снимать будет?
Когда я пробиралась сквозь толпу, меня за локоть сзади вдруг схватила крепкая рука.
– Юлия Владиславовна! – сказал в ухо мужской голос с легким акцентом.
Я повернула голову. Это был Александр Каренович, продюсер Артура.
– Можно вас на минуточку?
Я кивнула. Мне самой хотелось поговорить с продюсером Небосклонова. Мы отошли в сторонку, и Александр Каренович предложил принести мне шампанского. Я сказала, что буду рада соку – я за рулем. Он вскоре вернулся с соком для меня и шампанским для себя.
– Люблю шампанское! – воскликнул он. – И сладкое люблю. – И погладил себя по животу.
– Могу ли я поинтересоваться, что привело вас на это мероприятие, уважаемая Юлия Владиславовна? Вроде как тематика не совсем ваша…
Я не стала темнить.
1 2 3 4 5 6 7 8 9

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики