ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Убийство Травушкина, генерального директора «Петроаэро».
– А-а… – медленно произнес Александр Каренович. – Могу ли я вам чем-нибудь помочь?
– Вы знали самого Травушкина?
– Да, конечно, и многих его родственников. Вы хотите спросить, кто его заказал, по моему мнению?
– Вы просто ясновидящий.
– Ну вас же, Юлия Владиславовна, не Артур интересует, как всех остальных особ женского пола, которые ко мне обращаются. Артур вас заинтересует, только если его пристрелят.
– А что, тоже могут?
От моего вопроса Александр Каренович аж дернулся.
– Типун вам на язык! Артур с Травушкиным вообще знаком не был. Нет, видел его, наверное, но все переговоры вел я. Какие у них могут быть дела? А заказать Травушкина… Думаю, кто-то из крупных авиакомпаний, которые хотят подобрать его бизнес под себя. А какие версии разрабатывает милиция?
Я извлекла из сумки снимок убитого вместе с Травушкиным типа с покрытым татуировками телом и показала Александру Кареновичу.
– А его случайно не знаете?
Продюсер уставился на снимок, открыв рот.
– Это еще кто такой? – спросил он.
– Травушкин обедал вместе с ним, когда их расстреляли. Его до сих пор не опознали.
– Впервые вижу, – молвил Александр Каренович, но как-то сбледнул с лица, потом вдруг стал много говорить о «Петроаэро», о том, какая это хорошая компания, как ему жаль Витю Травушкина. Продюсер собирался и дальше пользовать услугами этой авиакомпании.
– А я могу полететь вместе с вами в Сибирь? – спросила я. – Только долететь вашим самолетом, я не собираюсь преследовать вас на гастролях…
– Э-э-э… – проблеял Александр Каренович, но быстро добавил: – Если будет место, Юлия Владиславовна. Вы одна хотели?
– Конечно, с оператором.
– Значит, два места. Оставьте мне, пожалуйста, ваши телефоны, и я вам сообщу, сможем ли мы вас взять.
Год 1995-й
Брату-чиновнику пришлось тоже поработать. Те, кому он выдавал лицензии, считали его идиотом. Он вдруг прекратил брать взятки, как нормальный чиновник, сидящий на месте, где дают, и просил перевести энную сумму в виде благотворительной помощи в исправительную колонию номер пятьдесят. С самым серьезным видом чиновник объяснял бизнесменам, что у государства нет денег, чтобы содержать заключенных, а людям надо помочь. Он не хочет, чтобы они озлобленными выходили в мир. Они должны нормально питаться, иметь возможность получать хоть какие-то маленькие радости. Ну заработал человек срок, ну оступился, бывает. А некоторые, как господа бизнесмены знают, попали за решетку по оговору. Безвинно страдают. Бизнесмены кивали и деньги переводили. Знали: переведешь – тут же получишь лицензию. И вправду благое дело.
А в народе поползли разные слухи… Когда чиновник стал баллотироваться в области на высокий пост, его поддержали многие. Бизнесмены вспомнили, что он взяток не брал, а просил на благотворительность деньги перевести. Может, воровать будет меньше? Или – о чудо! – не будет вообще? И для людей что-то сделает?
Только «благотворительность» шла на вполне определенные цели. Взятка ведь – это не обязательно «барашек в бумажке».
За полтора года до описываемых событий
– Ты узнаешь этих подонков? – спросила Анна, выслушав рассказ.
– Не всех. Всех запомнить не мог. Двоих знаю лично. Доводилось пересекаться по жизни. Отморозки.
– На кого они сейчас работают?
– Не знаю. Постараюсь узнать.
– Не понимаю, как можно пойти на убийство такого количества невинных людей… Зачем? Ну забрали бы клад, приехали бы в масках…
– На кону стоят большие деньги, Анна. Я даже примерно не могу предположить, на сколько потянет находка. А кто теперь скажет, что его вообще нашли? И что там было? Люди могут лишь предполагать…
– То есть ты своими глазами видел все, что достали?
– Да. Монеты, драгоценные камни, ювелирные украшения и два Будды. Нам всем дали подержать их в руках. Они казались теплыми…
– Как тебе удалось спастись?
– Я – человек осторожный. Жизнью научен. Раскоп знаешь где? Вот-вот. Если мы слышали шум подъезжающей машины, то точно знали: к нам. А в тот раз наши даже гадать начали, кто же это едет. Вроде как никто не должен был. И для моих связных еще рано было.
Анна прищурилась. Она обычно не доверяла людям.
– А может, это твои дружки и поработали? А с тобой не поделились, вот ты и пришел ко мне?
– Мои дружки все на том свете, – вздохнул мужичонка. – Наверное, их эти встретили на обратном пути. Я должен был позвонить связному…
– Николай, значит, со старым так и не завязал?
– Но клад же, Анна! Его на протяжении веков у нас тут все мечтали найти! А Николай – потомок Васьки Тулупова. От его родной сестры происходит. Это ж вроде как его наследство.
Анна отмахнулась от этих объяснений, как от назойливой мухи.
– Ну, в общем, я позвонил связному. Он сказал: возвращайся на место и жди нас. Выезжаем. Но, значит, звонил не только я. Точно не только я. Я потом трупы пересчитал. На один меньше получилось. Кто-то сбежал. А их не опознать было. Эти приехали, всех постреляли, лагерь подожгли и поехали обратно. А потом, когда я в город уже шел, в овраге машину сгоревшую увидел. По номеру определил – наши. Не верю я в простую аварию. Наверное, эти…

Глава 5

Я провентилировала с нашей главной идею полета в Сибирь.
– Валяй, – кивнула она. – Оплатим. И анонс все дни будем гнать – скоро на экране Юлия Смирнова будет рассказывать про сибирские остроги. На месте сама договоришься или какие бумаги нужны?
Я сказала, что должна поговорить со знакомыми во всех милицейских инстанциях и, конечно, с крестным отцом Иваном Захаровичем. Может, и бумаг от холдинга не понадобится. В любом случае без знакомых из органов и без крестного отца мне передач о сибирских острогах не сделать.
Для начала позвонила Ивану Захаровичу и опять нарвалась на Лопоухого.
– Куда ты собралась? – заорал Виталя. – Тебе что, в Питере жарко? Настоящего морозца вкусить захотелось?
Потом он немного поостыл и пообещал, что Иван Захарович сам со мной свяжется и, возможно, еще даст задание, а то и не одно.
Андрюша в управлении воспринял идею на ура, поблизости оказался Сан Саныч из прокураторы, он тоже обрадовался, что можно взвалить часть работы на меня, и мне пообещали поговорить с начальством, чтобы оно связалось с коллегами в Сибири для оказания помощи питерской журналистке, которая, в свою очередь, оказывает помощь питерской милиции.
– А вы от меня что хотите? – посмотрела я вначале на Андрюшу, потом на Сан Саныча.
Андрюша извлек из одной из лежавших у него на столе многочисленных папок пару фотографий (в фас и в профиль) и плюхнул на стол передо мной, потом кивнул на папку.
– Все читать не заставляю, хотя перед поездкой рекомендую.
– Опознали?!
– Опознали. Седов Николай Николаевич, кличка Седой, пятьдесят шесть лет, три раза отмотал срок по полной. Это была четвертая ходка.
– В смысле? – не поняла я.
– Побег он совершил, Юлия Владиславовна, – сообщил Сан Саныч. – Год назад. Зимой. В Сибири. Вот всплыл у нас в городе. Наши коллеги уже думали, что замерз где-то в тайге. А он у нас с новой мордой и обработанными пальчиками.
– Он прошел зимой по тайге?!
Андрюша с Сан Санычем кивнули. Убитый вызвал у меня невольное уважение.
– А он один бежал?
– Нет, втроем. Никого не нашли. Нам тут переслали на них на всех данные. Они, конечно, где-то и раньше лежали, но ты же понимаешь, как у нас все теряется… Двое других тоже вполне могут быть в Питере.
– Юлия Владиславовна, покажите их фотографии по телевизору, – попросил Сан Саныч. – Может, кто-то из граждан видел?
– Конечно, покажем и в «Невских новостях» напечатаем. Наш холдинг всегда рад помочь органам, как и я лично. Приготовьте фотографии, пожалуйста. И в Сибирь передам все, что пожелаете.
– Пожелаем кое-что. Юль, будет тебе разрешение на съемку. Пусть народ, который никогда не был на лесоповале, посмотрит, что это такое. Полезно для общего развития.
– И для профилактики преступлений, – добавил Сан Саныч.
В эту минуту в кабинет зашел еще один опер.
– Привет, Юль! – поздоровался он. – С тобой Андрей уже договорился?
Тот тут же хлопнул себя по лбу.
– Юленька, мы тебе сводочку последнюю дадим и на самое кровавое преступление пригласим, – запел коллега.
– Ей разрешение на съемку в сибирских острогах надо, – сказал Андрюша.
– Ну неужели не сделаем ради хорошего человека?!
– Так, ребята, что нужно? – смеясь, спросила я, понимая, что все эти песни исполняются передо мной не просто так. Дело нечисто.
Оперы вздохнули. Сан Саныч грустно улыбался.
– Ну?!
– Юль, статью надо написать.
– Так за чем дело стало?
– За начальство. «Профилактика бытовых преступлений».
Выяснилось, что начальство защитило диссертацию, теперь еще и публикуется в каких-то милицейских изданиях. Статьи распределило по отделам.
– Давайте какие-нибудь цифры. Говорите объем. И стиль какой?
– Дауна, – молвил Андрюша. – Я серьезно, Юлька. Ты напиши какую-нибудь казенщину, чтоб никто не догадался, что это ты писала. Никакой твоей обычной иронии.
– Юленька, ты попробуй поставить себя на место нашего начальника, мужчины тридцати девяти лет от роду, любителя пива и водки, который начинал простым оперативником в районе… Что он может написать? В особенности когда вечером возвращается с работы и уже принял на грудь, повоспитывал сына-оболтуса, выслушал нотации жены и ругань тещи…
Мне было сложно поставить себя на место почти сорокалетнего нашего мента, но я обещала постараться.
И у меня была еще одна просьба. Не могут ли они оказать нам с Пашкой содействие в попадании в чартерный самолет компании «Петроаэро», в котором в Сибирь направляется Артур Небосклонов? На Голландию, в которую он полетит из Сибири, мы не претендуем.
1 2 3 4 5 6 7 8 9

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики