науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Во всех газетах напечатают, что я быстро скрылся с места событий после заявления Андерса.
– А у них что-нибудь есть на тебя? – спросил Дрейк.
Мейсон пожал плечами и ответил:
– Ну откуда мне знать? Как они заставили Андерса говорить?
– По старой схеме, – объяснил Дрейк. – Сказали, что Мэй Фарр во всем призналась и собирается взять всю вину на себя. Он решил проявить себя рыцарем, заявил, что это не ее вина, и все выпалил.
Мейсон только открыл рот, чтобы ответить, как зазвонил телефон. Делла Стрит взяла трубку.
Она помедлила секунду, а потом закрыла рукой микрофон, подняла на Мейсона глаза и бесстрастным тоном объявила:
– Сержант Холкомб из отдела по раскрытию убийств и Карл Рунцифер, заместитель окружного прокурора, хотят немедленно с тобой встретиться.
– О, эти птички ничего не откладывают в долгий ящик, – заметил Дрейк.
Мейсон кивнул головой в сторону бокового выхода.
– Сматывайся, Пол.
Затем адвокат повернулся к секретарше:
– Ладно, Делла, сходи в приемную и пригласи их.
Дрейк уже практически пересек кабинет своими широкими шагами и открывал дверь, когда прозвучал громкий мужской голос:
– Стоять! Всем оставаться на местах.
Дрейк застыл у двери.
Делла Стрит еще не успела выйти в приемную, а сержант Холкомб уже влетел в кабинет адвоката вслед за облаком дыма сигары. Его шляпа была сдвинута на затылок, глаза горели враждебностью.
В коридоре находился еще один полицейский, который крикнул Холкомбу:
– Я здесь, сержант. Я не дам ему проскочить мимо меня.
Сержант Холкомб подошел к Дрейку, осмотрел его и заявил:
– Этот не представляет интереса. Пусть идет. Мистер Рунцифер, заходите.
Холкомб придержал дверь приемной. В кабинете Мейсона появился сорокалетний Карл Рунцифер. Его отличали грубые черты лица и серые глаза. Он двигался с некоторой робостью.
– Только что вышедший из кабинета мужчина соответствует вашему описанию, которое мне дали, мистер Мейсон, – признался он.
Сидящий за письменным столом Мейсон дружелюбным тоном ответил:
– Вам не нужно извиняться, мистер Рунцифер. Вы – единственный из заместителей окружного прокурора, с кем мне еще не приходилось встречаться. Заходите и садитесь.
Рунцифер определенно чувствовал себя неуютно. Он подошел к креслу, предназначенному для клиентов, и опустился в него.
Мейсон повернулся к сержанту Холкомбу и спросил:
– Как дела, господин сержант? Давненько вас не видел.
Холкомб не стал садиться. Он стоял, широко расставив ноги, глубоко засунув руки в карманы пальто.
– Похоже, мистер Мейсон, вы допустили грубый просчет, – заявил он.
– Вы недавно работаете у окружного прокурора? – обратился Мейсон к Рунциферу.
– Около трех месяцев.
Сержант Холкомб вынул сигару изо рта.
– Не пытайтесь вести светскую беседу, Мейсон. Со мной это не пройдет.
– А вы, сержант, не пытайтесь принимать тактику под названием я-заставлю-тебя-обороняться, потому что со мной _о_н_а_ не пройдет, парировал Мейсон. – Если хотите что-то узнать, прямо спрашивайте о том, что вас интересует.
– Где револьвер? – рявкнул сержант Холкомб.
– Какой револьвер?
– Из которого застрелили Вентворта.
Мейсон пожал плечами и ответил:
– Можете меня обыскать.
– Вы абсолютно правы – могу, – мрачно заявил Холкомб.
– А ордер у вас с собой?
– Мне не требуется никакого ордера.
– Все зависит от точки зрения на данный вопрос, – прокомментировал Мейсон.
Холкомб подошел к письменному столу и присел на краешек.
– Одно дело, когда вы выступаете в роли адвоката и прячетесь за этими «конфиденциальными сообщениями, сделанными адвокату». Совсем другое подставляете свою шею, причем вытягиваете ее так далеко, что вы становитесь соучастником после события преступления.
– Давайте, выкладывайте все, – раздраженно сказал Мейсон. – Выпустите пар наружу.
Рунцифер попытался прервать перебранку:
– Мне бы хотелось задать мистеру Мейсону несколько вопросов, сержант, до того, как мы сделаем какие-то серьезные обвинения. Вы же знаете, что мистер Мейсон адвокат и...
– Черт побери! – с отвращением воскликнул Холкомб. Он помолчал с минуту, а потом заявил: – Давайте.
Сержант Холкомб пересек кабинет адвоката и встал у окна, преднамеренно повернувшись спиной к Мейсону и Рунциферу.
– Я думаю, вы в курсе, что Пенна Вентворта сегодня рано утром нашли мертвым на его яхте?
Мейсон кивнул.
– Его застрелили. Обстоятельства указывают на девушку по имени Мэй Фарр и мужчину по имени Харольд Андерс. Девушка вчера вечером определенно появлялась на месте преступления. Это признает Андерс, он также признает, что сам находился рядом с яхтой, когда был сделан выстрел. Из его рассказа следует, что это, возможно, не предумышленное убийство первой степени, но, несомненно, лишение человека жизни, которое должно рассматриваться перед Судом Присяжных. В соответствии с рассказом Андерса, вы отправили его в гостиницу, где он жил, и велели ему оставаться там. Вы дали ему такие указания после того, как Мэй Фарр все рассказала вам о том, что имело место на яхте. Андерс обдумал происшедшее и решил проконсультироваться у своего адвоката, давнего друга, контора которого находится в округе, где проживает сам Андерс. Он отправился в аэропорт, арендовал самолет и полетел на север. Он пересказал все факты дела своему адвокату, который посоветовал ему немедленно связаться с полицией и честно во всем признаться. Адвокат...
– Черт побери! – заорал сержант Холкомб, поворачиваясь. – Что вы там сюсюкаетесь с ним? Адвокат сказал, что Мейсон дал Андерсу худший совет, который только мог дать юрист.
– Очень мило, – заметил Мейсон.
– Я всегда предупреждал вас, Мейсон, – продолжал Холкомб, – что однажды вам будет не выбраться. Это как раз тот случай.
– Хватит рисоваться и работать на публику, – перебил его Мейсон. Давайте перейдем к делу. Я знаю, что вы – неглупый детектив. Вам давно пора присвоить чин капитана. Вы уже столько лет предсказываете мое падение. Адвокат Андерса утверждает, что я дал ему худший из возможных советов. Ну и что, если я это сделал? Мне плевать. Андерс нервничает и поднимает шум. Только потому, что его адвокат дал ему именно тот совет, что нравится вам, вы считаете, что он прав, а я нет. Чего _в_ы_ хотите?
– Тот револьвер, – ответил Холкомб.
– Какой?
– Из которого убили Пенна Вентворта.
– У меня его нет.
– Это вы так утверждаете.
Лицо Мейсона потемнело. Он слегка прищурил глаза.
– Да, это именно то, что я утверждаю, – холодно заявил он.
– Хорошо, мы хотели вам помочь, – продолжал Холкомб. – Если нам придется действовать жестко, то мы будем действовать жестко.
– Давайте. Пусть вас ничто не сдерживает.
– Оставайтесь здесь, мистер Рунцифер, – обратился сержант к заместителю окружного прокурора.
Сам Холкомб пересек кабинет, открыл дверь в приемную, вышел и практически сразу же вернулся с небольшим мешком в руке.
Мейсон спокойно наблюдал за ним, пока сержант открывал мешок, запускал туда руку, нагнетая напряжение перед драматической развязкой.
– Не останавливайтесь, – подбодрил Мейсон. – Доставайте своего кролика.
Сержант Холкомб вынул из мешка пару ботинок.
– Посмотрите на них, – сказал он. – Ваши? И не забывайте, что ваши слова могут быть в дальнейшем использованы против вас.
Мейсон взглянул на заляпанные грязью ботинки, повертел один из них в руке и спросил:
– Где вы их нашли?
– Не притворяйтесь, Мейсон, – заорал Холкомб. – У вас это не пройдет. У меня был ордер на обыск.
– Кто, черт побери, выдал вам ордер на обыск моей квартиры?
– Судья. И это не ответ на мой вопрос, Мейсон. Это ваши ботинки?
– Конечно, мои. Вы же взяли их из моей квартиры, не так ли?
– Вы были в них вчера вечером?
– Не помню.
– Черта с два.
– Вы задаете вопросы, – спокойным тоном сказал Мейсон. – Я на них отвечаю. Опустите комментарии. У вас могут возникнуть проблемы, если ляпните что-нибудь не то.
– Не блефуйте! – закричал сержант Холкомб. – Если я вас сейчас отвезу в Управление и арестую как соучастника после события преступления, вы запоете совсем другую песню.
– Но все равно не под вашу музыку, – заметил Мейсон.
– Давайте не выходить из себя, мистер Мейсон, – попытался вмешаться Рунцифер. – Вы должны понимать, что эти доказательства, по меньшей мере, уличают вас. Вы также должны понимать, что если мы официально предъявим вам обвинение, то газеты тотчас же напечатают неблагоприятные для вас репортажи. Ваша репутация пострадает. Мы пришли к вам в контору, чтобы цивилизованным путем получить информацию.
– Тогда почему же вы не следуете избранным курсом? – спросил Мейсон.
Рунцифер многозначительно посмотрел на сержанта Холкомба.
– Мы будем им следовать. Если вы не возражаете, сержант, то вопросы стану задавать я.
Сержант Холкомб пожал плечами и отвернулся с презрительным выражением лица.
– Мистер Мейсон, я буду с вами откровенен, – начал Рунцифер. – Андерс полностью во всем признался. Он заявил, что мисс Фарр поднималась на борт «Пеннвента», он услышал ее крики, звуки борьбы.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики