ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


- Если адвокат хочет выставить запись как часть доказательств защиты, - произнес Бюргер, - пусть он достанет ее, принесет сюда и предложит прослушать. А мы выступим с возражением, исходя из того, что это не правомочно, что запись беседы двух неопознанных лиц на магнитной пленке не может служить основанием для решения суда.
- Где в настоящий момент находится пленка? - спросил Мейсон лейтенанта Трэгга.
- Я передал ее окружному прокурору.
- Прошу суд дать окружному прокурору распоряжение предъявить эту запись, с тем чтобы прослушать ее в суде. Я думаю, что беседа между обвиняемым и Меридитом Борденом может оказаться очень важной.
Выдвинуто обвинение, что мой подзащитный убил Меридита Бордена. Совершенно очевидно, что нельзя разговаривать с мертвым человеком.
Бюргер вскочил и сердито выкрикнул:
- Как будто нельзя сначала поговорить с человеком, а потом застрелить его! Запись на пленке показывает, что у Анслея были все основания убить Бордена.
- Тогда ее прослушивание должно пойти на пользу обвинению, - ответил Мейсон.
- Только я могу судить о том, что нам на пользу, а что нет, огрызнулся Бюргер. - В настоящий момент от меня требуется одно: доказать наличие преступления и предъявить доказательства, которые могут убедить суд в том, что есть основания считать ответчика виновным.
- В общем-то это правильно, - согласился Эрвуд. - Однако сейчас ситуация сложилась иначе. Защита обращается к обвинению с просьбой предъявить пленку, которая будет фигурировать в деле как доказательство защиты. Суд намерен удовлетворить эту просьбу и прослушать запись. Дело приняло неожиданный оборот, и суд крайне заинтересован в том, чтобы узнать правду.
- Все дела Мейсона принимают неожиданный оборот, - сердито заметил Гамильтон Бюргер.
- И тем не менее просьба адвоката будет выполнена, мистер обвинитель. Если эта магнитная лента находится у вас, предъявите ее.
- Нам нужно время, чтобы принести ее сюда и подготовить аппаратуру.
- Сколько?
- Не менее получаса.
- Тогда суд возьмет перерыв на полчаса.
Дру подергал Бюргера за фалду фрака и, когда тот наклонился, что-то яростно зашептал ему.
- Хорошо, - вдруг объявил Бюргер, - я постараюсь организовать все минут за десять.
Эрвуд внимательно посмотрел на него.
- Вы же сказали, что понадобится не менее получаса.
- Посоветовавшись с моим помощником, я выяснил, что пленка у нас с собой, а аппаратуру мы можем наладить за десять минут.
- Именно это и шептал вам помощник? - поинтересовался Мейсон. - Или он высказал опасение, что этих тридцати минут, о которых шла речь, вполне может хватить на то, чтобы доставить сюда доктора Коллисон?
- Занимайтесь своим делом, - сердито сказал Гамильтон Бюргер, - а я буду...
Судья стукнул молотком по столу.
- Прекратите, джентльмены! Мы обойдемся без ваших колкостей. Однако, мистер обвинитель, суд не вчера родился. Вы сказали, вам нужно полчаса, чтобы доставить сюда пленку и наладить аппаратуру, и суд решил объявить перерыв на эти полчаса. Мы не видим оснований менять свои решения. Объявляется перерыв в тридцать минут. - С этими словами Эрвуд поднялся и сердито зашагал к своему кабинету.
Глава 12
За пять минут до конца перерыва в зал суда поспешно вошел Пол Дрейк в сопровождении элегантной женщины. Не прерывая беседы с Джорджем Анcлеем, Мейсон кивком головы пригласил их подойти к столу защиты.
- Доктор Маргарет Коллисон, ветеринарный врач, - представил женщину Пол Дрейк, - а это мистер Перри Мейсон, адвокат Анслея.
- Здравствуйте, мистер Мейсон, - произнесла Маргарет Коллисон, с улыбкой протягивая адвокату руку. - Я очень много читала о вас, но никак не ожидала, что мы встретимся. Я уже говорила мистеру Дрейку, что не знаю, чем могла бы вам помочь.
- Опишите мне абсолютно точно все события, - предложил Мейсон. - Я сопоставлю ваш рассказ с показаниями других свидетелей и, может быть, обнаружу что-нибудь ценное. Я хотел бы, чтобы вы свидетельствовали перед судом. Но, возможно, это и не понадобится. Итак, расскажите мне, что с вами произошло вечером в понедельник, восьмого числа.
- У меня находилась на лечении одна из собак Бордена. Но он любил, чтобы ночью все его собаки были дома. Поэтому, как правило, собак приводили ко мне рано утром, в течение дня я лечила их, а на ночь их уводили. В тот понедельник в восемь часов утра собаку доставили ко мне, а в девять вечера за ней должен был приехать мистер Ферни. Когда в девять он не приехал, я подумала, что его что-то задержало, и решила подождать его звонка. Мне пришлось ждать почти полтора часа, да и то позвонил не мистер Ферни, а какой-то мужчина, который сказал, что звонит от имени мистера Ферни и что тот неожиданно задержался. Он спросил, не могу ли я подготовить собаку к отправке домой, несмотря на позднее время, потому что мистер Ферни уже едет ко мне.
- Вы согласились?
- Да. Я сказала, что собака будет в моей машине. Вывести ее и погрузить - дело пяти минут.
- Вы так и сказали?
- Да.
- Когда приехал мистер Ферни?
- Я только-только завела собаку в машину. Он поставил свою машину у меня перед домом, а к Бордену мы приехали на моей.
- Как далеко вы живете от дома Бордена?
- Чуть больше двух миль.
- Что было потом? - спросил Мейсон.
- Мы подъехали к калитке. Мистер Ферни ключом открыл ее и взял от меня собаку. Я сказала ему, что хотела бы поговорить с мистером Борденом об этой собаке, посоветовать ему сделать ей операцию. Мистер Ферни предложил мне войти с ним в дом и узнать, есть ли возможность поговорить с хозяином.
- Дальше?
- Мы вошли в дом. Вскоре мистер Ферни сказал, что в своем кабинете мистера Бордена нет, но, наверное, он наверху, в студии, он пойдет поищет его...
Тут секретарь суда стукнул молотком по столу:
- Всем встать!
Пока Эрвуд занимал свое место за судейским столом, Мейсон шепотом продолжал расспрашивать доктора Коллисон:
- Когда вы уезжали, Ферни поехал с вами?
- Да.
- Оставался ли он один, вне вашего поля зрения, пока вы находились в доме?
- Да. Завыла сирена охранного устройства, и он вышел узнать, что случилось, отозвать собак и выключить прожектора. Именно в тот момент я ответила на телефонный звонок, сказав, что мистер Борден просил его не беспокоить. Я решила, что какой-то любопытный бездельник хулиганит у ворот. Кроме того, мне было известно, что мистера Бордена действительно нельзя беспокоить, если он этого не хочет.
- А оставался ли Ферни вне вашего поля зрения внутри дома?
- Только тогда, когда поднялся на несколько ступеней, чтобы постучать в дверь студии.
- Вы слышали стук?
- Да.
- Вы слышали какие-нибудь голоса?
- Нет.
- Не мог он войти туда?
- Конечно нет. Для этого у него не было времени. Я услышала стук, потом он сразу же спустился вниз. Вы знаете, мистер Мейсон, когда он спустился ко мне, у него был какой-то совершенно ошарашенный вид. Он сказал, что Борден в студии и велел его не беспокоить. Еще он сказал...
- Прошу тишины в зале суда, - громко произнес судебный пристав. Можно сесть.
Эрвуд занял свое место и взглянул на окружного прокурора:
- Магнитная лента готова, мистер окружной прокурор?
- Да, ваша честь. Но я еще раз хочу заявить о нашем возражении на основании того, что недопустимо пользоваться доказательством, подлинность которого не установлена. Это некомпетентно, несущественно и в настоящий момент не имеет отношения к делу.
- Магнитная запись действительно та самая, которая найдена в доме Бордена?
- Да, ваша честь.
- Тогда возражение отклоняется. Мы прослушаем ее. Гамильтон Бюргер с оскорбленным видом занялся магнитофоном. Затем в течение десяти минут в зале суда через динамик звучали голоса Джорджа Анслея и Меридита Бордена.
В конце беседы голос Анслея произнес:
- Ну, думаю, мне пора уходить. Голос Бордена ответил:
- Я рад, что вы посетили меня, Анслей, и позабочусь о вас, как смогу. Полагаю, что у вас больше не будет неприятностей с инспекторами. Они, как и все остальные, не любят, когда о них идет дурная слава, а ведь это в основном зависит от меня.
Затем послышался смех Бордена, в этом смехе чувствовалась ирония.
- Я сам могу найти дорогу, - сказал голос Анслея.
- Нет-нет, я провожу вас до двери. - К сожалению, сегодня я один в доме.
Магнитная лента с шипением крутилась еще секунд десять, потом раздался странный глухой звук, после которого все шумы на пленке исчезли, хотя кассета продолжала крутиться.
Гамильтон Бюргер подошел к магнитофону и стал перематывать ленту назад.
- Это все, ваша честь, - сказал он. Эрвуд задумчиво нахмурился и спросил:
- Что означают эти потрескивающие звуки, которые слышны на пленке после того, как исчезли голоса, мистер окружной прокурор?
- Они возникли оттого, что пленка продолжала крутиться, а микрофон был включен на запись.
- А что это за глухой звук?
- Это звук того выстрела, который убил Меридита Бордена, - ответил Гамильтон Бюргер и с жаром добавил:
- С разрешения суда, мы заявляем, что нас вынудили раскрыть наши карты. Мы намеревались предъявить это доказательство в высшей инстанции суда, который будет судить обвиняемого.
- Защита имела право предъявить пленку в качестве одного из доказательств, - ответил Эрвуд, - и сделано это было по приказанию суда в ответ на требование защиты.
- Теперь запись услышали, - недовольно признал Бюргер. - И к тому времени, когда обвиняемому придется давать показания перед судом присяжных, у него будет готово подходящее объяснение, которое ему придумают.
- Здесь не место для подобных замечаний, мистер окружной прокурор, ответил Эрвуд. - Защита для того и существует, чтобы предъявлять суду свои доказательства.
- Но в данном случае, - сердито настаивал Бюргер, - она пользуется доказательствами обвинения,
- Прекратите спорить, - резко оборвал его судья. - У вас есть еще свидетели, мистер Мейсон?
- Да, ваша честь, - кивнул адвокат. - Я хочу еще раз вызвать мистера Ферни для дальнейшего перекрестного допроса.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики