ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

В столе лежала ее сумка, в которой Белтер нашел компрометирующие документы. Ясно было, что миссис Белтер без труда свяжут с мужчиной, которой старался, чтобы его имя не было испачкано в газете Белтера. Вы рассказали все это матери и договорились о том, что появился отличный случай. Гриффин вынужден будет заплатить за молчание. Вы поставите ему альтернативу: или он будет осужден за убийство или заключит брак, выгодный для вас.
Сержант Хоффман чесал в голове, не знаю, что об этом подумать. Нора Вейт послала матери украдкой взгляд.
– Это ваш последний шанс, – медленно продолжал Мейсон. – Правду говоря, вы вместе с матерью виноваты в сокрытии убийцы и должны обе предстать перед Судом так, как будто вы сами совершили убийство. Гриффин признался во всем, ваши показания для нас, в сущности мало важны. Если вы хотите упираться и настаивать на фальшивых показаниях, то это ваше дело. Если же вы хотите реабилитировать себя в глазах полиции, то это ваш последний шанс.
– Я задам вам только один вопрос, – вставил сержант Хоффман. – На этом мы закончим дело. То, что вы сделали, соответствует точно или приблизительно тому, что рассказал Мейсон?
– Да, – ответила Нора тихим голосом.
Миссис Вейт, вырванная, наконец из апатии, прыгнула к ней с яростью в глазах.
– Заткнись, Нора! Ты идиотка! Не видишь, что они берут тебя на испуг?
Сержант Хоффман повернулся к ней.
– Может быть мы и взяли на испуг, – медленно сказал он, – но подтверждение дочери и ваше высказывание решают дело. Теперь вам не осталось ничего другого, как сказать правду. В противном случае, вы предстанете перед Судом за укрывание убийцы.
Миссис Вейт облизала губы.
– Я не должна была посвящать эту идиотку, – взорвалась она со страстью. – Она ни о чем не знала, спала, как колода. Это я услышала выстрел и пошла наверх. Я должна была заставить его жениться на мне, а не на ней. Но у нее нет счастья в жизни, я хотела дать ей шанс. Вот, как мне это обернулось.
Сержант Хоффман впился взглядом в Мейсона.
– Ну и галиматья. Может быть вы мне еще скажете, что стало с пулей, которая не попала в Белтера?
Мейсон рассмеялся.
– Именно этого я не мог разгрызть, сержант. Этот мокрый зонтик и захлопнутая дверь с самого начала не давали мне покоя. Я догадался о том, что должно было произойти, но не мог сложить все камешки в единую мозаику. Я сразу же стал искать дырку от пули. Только теперь я сообразил, что Карл Гриффин при своей хитрости вообще не осмелился бы убить, если бы в стене осталось отверстие от пули. Отсюда вывод, что с пулей могло произойти только одно. Вы не догадываетесь, сержант? Белтер купался. Ванна громадная, в нее входит много воды, когда она полная. Все в Белтере кипело от бешенства, когда он ждал возвращения жены. Услышав, что она вернулась, он выскочил из ванны, набросил на себя халат и стал на нее кричать из кабинета. Они ругались несколько, минут, после чего она в него выстрелила. Он стоял в этот момент в дверях ванной, приблизительно в том месте, где потом нашли тело. Если вы встанете у входных дверей и попытаетесь прицелиться пальцем, то у вас будет приблизительная траектория, по которой летела пуля. Она пролетела мимо Белтера и попала в ванну. Вода ослабила ее силу. Потом домой вернулся Карл Гриффин и Белтер рассказал ему все. В этот момент он подписал себе смертный приговор, потому что Гриффин сразу ухватился за уникальный случай. Он поставил Белтера там, где тот стоял, когда в него стреляла жена, после этого выстрелил Белтеру прямо в сердце. Затем он оставил револьвер и вышел. Разве это не гениально просто?
20
Утреннее солнце заглядывало через окно в кабинет Мейсона. Адвокат сидел в кресле, глаза у него были покрасневшие от недосыпания. Он смотрел через широкий стол на Пола Дрейка.
– Я узнал кое-что по знакомству, – заявил детектив.
– Стреляй!
– Гриффин сломался в шесть утра, – сообщил Дрейк. – Над ним работали всю ночь. Нора Вейт пыталась от всего отказаться, узнав, что он молчит. Дело решили показания старухи. Это странная женщина. Она не пискнула бы ни словечка до судного дня, если бы дочка держала язык за зубами.
– Следовательно, она все-таки дала показания против Гриффина?
– Да, и это самое смешное. Она света не видит из-за дочери. До тех пор, пока она думала, что обеспечит ей хорошую партию, она держалась. Но как только решила, что Гриффин оказался в ловушке и ей нет никакой выгоды дольше покрывать его, она повернула против него. В конце-концов, это ведь она знает правду.
– А что с Евой Белтер? – спросил Мейсон. – Я подал прошение об освобождении.
– Напрасно старался. Они сами освободили ее около семи часов утра. Как ты думаешь, она появится здесь?
Мейсон пожал плечами.
– Может быть будет чувствовать благодарность, а может быть и нет. Во время последнего свидания она обругала меня последними словами.
В другой комнате скрипнули двери, после чего щелкнул замок.
– Мне показалось, что я закрыл дверь, – сказал Дрейк.
– Может быть, это портье, – ответил Мейсон.
Дрейк встал и тремя длинными шагами подошел к двери. Он выглянул и на его лице появилась улыбка:
– Привет, красотка.
Из приемной раздался голос Деллы Стрит.
– Добрый день. Мистер Мейсон уже здесь?
– Здесь, – ответил Дрейк, снова закрывая дверь. Он посмотрел на часы, потом на Мейсона.
– Нечего сказать, твоя секретарша рано приходит на работу.
– Который час?
– Еще нет восьми.
– Она начинает работу в девять. Я не хотел морочить ей голову вечером, у нее и так было много работы. Я сам настучал на машинке прошение об освобождении Евы Белтер, поймал в полночь судью, чтобы он подписал его и подал прошение.
– Ее освободили и без этого. Ты напрасно старался.
– Предпочитаю подать ненужное прошение, чем не подать нужного, – серьезно ответил Мейсон.
Дверь в коридор снова щелкнула. В тишине пустого здания звуки доходили до самого кабинета. Они услышали мужской голос, после чего на столе Мейсона зазвонил телефон.
Мейсон поднял трубку.
– Пришел мистер Гаррисон Бурк, – услышал он голос Деллы. – Он хочет с вами увидеться. Говорит, что у него важное дело.
Улица внизу еще не начала гудеть утренним движением и детектив услышал слова Деллы в трубке. Он поднялся с кресла.
– Я пойду, Перри. Я заскочил только для того, чтобы сказать тебе о Гриффине и о твоей клиентке.
– Благодарю за сообщения, – ответил адвокат, показывая на дверь выходящую прямо в коридор. – Выйди туда, Пол.
Еще до того, как дверь закрылась за детективом, Мейсон сказал в телефон:
– Впусти его, Делла, Дрейк уже выходит.
Через минуту в кабинет вошел Бурк, с лицом растопившемся в улыбке.
– Великолепная работа, мистер Мейсон. Вы прирожденный детектив. Газеты дают полный отчет. Предсказывают, что Гриффин признается до полудня.
– Он признался в шесть утра. Садитесь.
Бурк поколебался, но подошел к креслу и сел.
– Прокурор ко мне очень хорошо настроен. Мое имя не будет упомянуто в прессе. Единственная газета, которая знает обо всем, эта та, бульварная.
– Вы имеете в виду «Пикантные Известия»?
– Да.
– И что?
– Я должен иметь абсолютную уверенность в том, что мое имя не появится в этой газете.
– Об этом поговорите с миссис Белтер, – ответил Мейсон. – Она распоряжается имуществом своего мужа.
– А завещание?
– А завещание теперь не имеет значения. Согласно закону, убийца не может наследовать жертве. Не знаю, удалось бы миссис Белтер оспорить завещание, которое оставляло ее без наследства, но это уже не нужно, потому что Гриффин не может наследовать. Миссис Белтер, как единственная, оставшаяся в живых, наследница, примет имущество мужа независимо от завещания.
– Она будет контролировать также и газету?
– Да.
– Понимаю, – сказал Бурк, складывая кончики пальцев. – Вы не знаете, какие намерения имеет полиция по отношению к ней? Потому что я слышал, что она была арестована.
– Она была освобождена приблизительно час назад.
Бурк бросил взгляд на телефон.
– Не мог бы я воспользоваться вашим телефоном?
Мейсон придвинул ему аппарат.
– Назовите номер секретарше, она соединит вас.
Бурк кивнул головой и поднял трубку с таким видом, словно позировал фотографу. Назвав Делле номер, он терпеливо ждал. Через минуту в трубке послышались трещащие звуки.
– Миссис Белтер дома? – спросил Бурк.
Из трубки снова послышались какие-то звуки.
– Когда вернется, прошу пожалуйста сказать ей, что на складе уже есть размер и фасон туфель, которые она хотела приобрести. Она может получить их в любую минуту.
Он улыбнулся в трубку, кивнул головой, как будто обращался к невидимой публике. Отложив трубку, он передвинул телефон в сторону Мейсона.
– Благодарю вас. Не могу выразить, как я вам обязан. Под угрозой была вся моя карьера. Я отлично отдаю себе отдаю отчет в том, что только благодаря вашим усилиям удалось предотвратить страшную катастрофу.
Мейсон ответил неопределенным покашливанием. Бурк поднялся во весь рост, одернул жилет и выдвинул подбородок вперед.
– Когда человек посвящает жизнь обществу, – начал он своим трубным голосом, – то конечно он приобретает себе врагов, которые для достижения своих низменных целей не останавливаются ни перед какой подлостью. В таком положении малейшее уклонение от строжайших норм раздувается прессой и представляется в неверном свете. Я всегда старался служить обществу, как только…
Мейсон вскочил так резко, что вращающееся кресло поехало назад и ударилось в стену.
– Придержите ваше красноречие для других, у меня нет желания все это выслушивать. Что касается меня, то Ева Белтер заплатит мне еще пять тысяч. Я намерен подсказать ей, чтобы половиной этой суммы она обременила вас.
Бурк даже отступил перед мрачной страстностью Мейсона.
– Но, мистер Мейсон, ведь вы не мой адвокат. Вы представляли исключительно миссис Белтер. Правда, подозрение в убийстве оказалось фальшивым, но могло иметь для нее плачевные результаты. Я был замешан в это случайно, как ее приятель.
– Поэтому я вам сообщаю только о том, какой совет я намерен дать своей клиентке.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики