ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Во плоти. Здоровый парень, усища, металлические очки. Вы бы видели, как он хлещет спиртное.
— Ты болтаешься по сомнительным компаниям.
— Только по самым лучшим. Я хожу всегда только на приличные вечеринки. Не надо говорить, что мои нашивки должны в чем-то меня сдерживать. После Билла Филдинга это самый известный человек в мире.
Распахнулась дверь, и Тони Аутвейт ворвался в кабинет, как сценическая звезда.
— Капитан Литс, отправьте мальчика побросать мячи об стенку или займите его еще чем-нибудь, — приказал он.
— Роджер, выйди.
Роджер в мгновение ока вылетел вон, бросив на ходу:
— Если я потребуюсь, то найдете меня в сквош-клубе. Тони повернулся к Литсу:
— Плохие новости. Плохие для тебя. Но довольно хорошие для меня. — Он с удовлетворением улыбнулся.
— Тебе очень нравится доказывать свое превосходство, верно? — заметил Литс.
— Да, но доказывать превосходство можно по-разному, и на этот раз я тебя действительно уделал.
Литс насторожился: неужели Тони отправляют в Бирму охотиться в джунглях на япошек? А тот продолжал:
— Ты все еще носишься с этой идеей об убийце?
— Вроде бы. Пока не получил никаких...
— Превосходно. А я могу теперь доказать, что ты не прав. Появились новые данные. — Смотрите, как он заинтересовался!
— Какие же?
— Ну хорошо. Прошлым вечером я столкнулся с одной шишкой из ПВА. Знаешь, что это такое?
— Ваша Политико-военная администрация. Что-то в этом духе.
— Именно. Во всяком случае, он знает, что означает твоя загадочная аббревиатура WVHA.
— Да?
— Да. — Тони сиял от удовольствия. Он наслаждался каждым мгновением. — Это не имеет к нам никакого отношения. И вообще не касается войны. Никаким боком не связано ни с разведкой, ни со шпионажем, ни с диверсиями. Боюсь, тебе здорово не повезло.
— И что же это такое? — спросил Литс.
Но почему его сердце так бешено забилось? Почему ему стало так трудно дышать?
— Это часть административной секции старого милого СС. Wirtschafts-und Verwaltungshauptamt. Неприметное подразделение, которое так легко пропустить на фоне более ярких организаций Твелвленда.
Литс привычно сделал перевод.
— Административно-экономический отдел, — хмуро сказал он. — Вот и все. Производят платежи. Обычные чиновники.
— Именно. Совсем не те парни, которых отправляют отстреливать генералов, а?
— Это уж точно.
— У них на данный момент совсем другие заботы. Эти чиновники заправляют одним из самых интересных феноменов Третьего рейха, старина, — заявил Тони, широко улыбаясь. — Они занимаются концентрационными лагерями.
5
Фольмерхаузен знал, что в том, что сбежал пленник, его вины не было; он даже знал, кто в этом виноват. Вина полностью лежала на капитане Шеффере, совершенно некомпетентном человеке. Шеффер имел отношение ко многим делам, которые шли не так, как надо, в пункте №11. Фольмерхаузен сталкивался с такими типами и раньше: настоящий фанатик СС, злой и глупый, жестокий и подозрительный нацист из крестьян. Фольмерхаузен подробно объяснял это всем, кто его слушал, хотя таких было очень немного. Теперь он собирался объяснить это Реппу:
— Если бы люди капитана Шеффера были обучены должным образом, умели быстро реагировать и относились к данному заведению не как к лагерю отдыха, то заключенный никак не смог бы сбежать. Вместо этого они гонялись туда-сюда, как комедианты в плохом фарсе, стреляли друг в друга, орали, включили свет, гикали и свистели. Безобразие. Я думал, что войска СС, особенно знаменитая дивизия «Мертвая голова», оправдывают свою репутацию хорошо обученных войск. Увы, самые необученные новобранцы, старики и подростки, могли бы сделать это намного лучше.
Он самодовольно откинулся на спинку стула. Он высказал им все. Открыл им глаза на истинное положение вещей.
Репп сел, взял что-то со стола и начал вертеть в руках. Похоже, услышанное не произвело на него никакого впечатления. Он и вправду отличался завидным хладнокровием.
Но Шеффер, присутствовавший там же, бросился на собственную защиту.
— Если бы, — ответил он, обращаясь прямо к Реппу, — не было сбоя механизма, — последние два слова он произнес с особой выразительностью, — если бы господин инженер-доктор смог заставить свою штуковину работать как положено...
Штуковину? Фольмерхаузен, побагровев, вскочил со стула.
— Клевета! Клевета! Я не позволю клеветать на меня!
Репп жестом руки велел ему сесть.
— ... То оберштурмбанфюрер смог бы поразить все свои цели, как того и требует наша миссия...
— Не было никакого сбоя механизма, — истерично завопил Фольмерхаузен. Вечно на него клеветали, он постоянно ходил оболганным. Он знал, что за спиной люди называют его жидом. — Я отрицаю это, отрицаю и отрицаю. Мы до посинения проверяли механизм. Он был рабочим. Рабочим. Да, существует еще проблема, и мы работаем над ней день и ночь, — хорошо бы, если бы войска СС работали в половину нашей энергии, — это проблема веса, но сам механизм работает. «Вампир» работает.
— Факт остается фактом, — настаивал молодой капитан (некоторые люди просто не могут достойно встречать поражение). — Факт налицо, и никакие еврейские возражения его не изменят, а факт говорит о том, что «Вампир» поразил двадцать пять целей, в то время как там находилось двадцать шесть недочеловеков. Это было очевидно.
— Да он сбежал еще до того, разве вы не понимаете? — воскликнул Фольмерхаузен. — Он сбежал, как только ваши люди удалились. Я же говорил, что этот еврей был образованный парень. Он, должно быть, понял, что что-то происходит, и улучил момент...
— Его видели, когда он уходил с поля, господин инженер-доктор, — спокойно заметил Репп. — И стреляли в него.
— Ну да, — брызгал слюной Фольмерхаузен, — он, очевидно, с самого начата отделился от остальных и таким образом оказался вне зоны прицела.
— Господин оберштурмбанфюрер, мои люди клянутся, что он стоял среди трупов.
— Главный вопрос заключается в том, — завопил Фольмерхаузен, вертясь ужом на стуле, — почему территория не была окружена никаким ограждением? Мои люди, как проклятые, целые ночи проводят за работой, а войска СС не могут сделать простого ограждения, чтобы удержать евреев.
— Хорошо, господин инженер-доктор, — сказал Репп.
— Простого ограждения для того, чтобы остановить евреев, которые...
— Пожалуйста, — сказал Репп.
Фольмерхаузен хотел сделать еще несколько замечаний, он как раз обдумывал пять или шесть из них, когда поймал пристальный взгляд Реппа. В нем было что-то замораживающее. Экстраординарное. Глаза холодные, почти пустые. Манеры отличались абсолютным спокойствием, почти неестественным спокойствием. Репп обладал невероятным талантом сохранять спокойствие.
— Я только... но неважно, — закончил Фольмерхаузен.
— Спасибо, — поблагодарил Репп.
Снова повисла тишина. Репп был мастером по части установления тишины, и на этот раз он выдерживал молчание несколько секунд. Воздух в комнате мертвенно застыл. Фольмерхаузен беспокойно ерзал на стуле. Репп всегда поддерживал здесь слишком высокую температуру, вот и сейчас в углу весело горела печка. Репп, одетый в выцветший камуфляж, заставил всех ждать, пока он доставал и подчеркнуто церемонно закуривал одну из русских папирос, которые обычно курил.
Наконец он сказал:
— Что касается еврея, я решил покончить с этим делом. Он где-то в лесу, мертвый. Евреев нельзя назвать здоровой, физически крепкой расой. У них нет воли к жизни. Гибель — их естественный удел, а этот нашел свою смерть в лесу достаточно быстро. Так что я отзываю патрули обратно.
— Слушаюсь, господин оберштурмбанфюрер, — отозвался капитан Шеффер. — Будет немедленно исполнено.
— Хорошо. А теперь относительно «Вампира». Он повернулся к Фольмерхаузену.
Тот облизал губы, которые совсем пересохли. Во рту тоже было сухо. В голове у него снова возникла все та же угнетающая мысль: «Что я делаю здесь, запрятанный в диком лесу вместе с безумцами из СС?» Да, отсюда было очень далеко до испытательного полигона WaPruf 2 в пригороде Берлина.
— Итак, что касается «Вампира». Боюсь, мне придется назначить еще одно испытание, господин инженер-доктор.
Фольмерхаузен проглотил набежавшую слюну. Так вот, значит, как. Будет привезена еще одна партия евреев, откормлена и расстреляна.
— Опять пленные, господин оберштурмбанфюрер? — спросил он.
— К сожалению, с этим покончено, — ответил Репп. — Уверен, что вы будете счастливы, господин инженер-доктор.
— Было очень неприятно убивать, да...
— Для этих жестоких времен нужно каменное сердце, — заметил Репп. — Достаточно провести один день на Востоке, чтобы лишиться всякого беспокойства по поводу смерти. Но рейхсфюрер проинформировал меня, что лагеря для нас больше недоступны.
— Значит, животные, — сказал Фольмерхаузен — Подойдут свиньи. Или коровы. А что касается...
— Думаю, что это не подойдет. «Вампир» должен находить на расстоянии четырехсот метров людей, а не животных. И он не должен весить более сорока килограммов. Это предел.
Фольмерхаузен застонал: опять вернулись к весу.
— Я не знаю, откуда нам взять еще десять килограммов. Мы убрали всю изоляцию. Свели сульфид свинца к тому минимуму, после которого начинает теряться разрешающая способность — Он был в отчаянии. — Это все чертовы батареи.
— Уверен, что вы сможете найти решение. В конце концов, вы получили самых лучших людей и самое лучшее оборудование во всем рейхе. Даже лучше, чем в Куммерсдорфе.
Говоря это, он снова взял со стола и начал вертеть в руках какой-то кусок металла — привычное, совершенно непроизвольное действие.
— Мы испробовали уже все. Более легкие батареи не смогут обеспечить необходимый ток. И...
— Уверен, что здесь свершится великое чудо, — возразил Репп, получая от этой фразы огромное удовольствие.
Фольмерхаузен с удивлением разглядел предмет, который тот вертел в руках. Это был маленький черный металлический кубик, пронзенный насквозь иголкой. Вот и все.
— Нельзя заказывать чудеса так же, как автоматы, господин оберштурмбанфюрер.
— Я уверен, что вы сделаете все возможное.
— Конечно, господин оберштурмбанфюрер.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики