науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Для Голсуорси с его воображением и характером сама мысль о такой ситуации казалась невыносимой; поэтому из искры сочувствия неизбежно должно было возгореться пламя любви. Первый раз после того памятного вечера Ада и Джон встретились во время крикетного матча между командами Итона и Хэрроу в 1893 году. После этого они часто виделись в обществе сестер Джона, хотя поворотным моментом в их отношениях стала встреча во время Пасхи в 1895 году на Северном вокзале. В сентябре того же года они стали любовниками. (3 сентября 1916 года Джон записал в своем дневнике: «Сегодня двадцать первая годовщина нашей свадьбы, правда, тогда еще «де-факто», а не «де-юре»».)Нельзя не отдать должное решительности Ады, поведение которой бросало вызов общепринятой морали: Ада, тридцатилетняя замужняя женщина, становится любовницей Джона Голсуорси. Она вновь оказалась объектом презрения и жалости «порядочных» людей. Самым ужасным было то, что она поступила так же, как в свое время ее мать. Наверное, тогда ей часто вспоминалась старая поговорка: «Яблочко от яблоньки...» Но Джон был для Ады идеалом мужчины – красивый, хорошо воспитанный, умный и, главное, благородный и невероятно добрый.Он был человеком, который никогда ее не обидит, не предаст, который защитит ее от всех насмешек и обид жестокого мира.К тому же его любовь к Аде была возвышенной и романтичной, почти как в эпоху рыцарства:
Аде (1895)
Милая! Ты отдыхаешь в тени –Глаза подними, на меня взгляни...Поверь, тебя люблю я сильнее,Чем тис, что стоит, листвой зеленея,Чем неба яркая синева,Чем алые розы, густая трава,Чем ветер, веющий с юга.Нам не прожить друг без друга!Любимая! Только тебя я люблю!
Посвящается А.
Бог ясного светила,Всегда ее храни,Чтоб небо не сулилоЕй пасмурные дни.Бог сумерек и ночи,Пусть крепко спит она,Когда сомкнешь ей очиТы поцелуем сна.
Интимный смысл этих до сих пор не публиковавшихся стихотворений подчеркивается тем, что они были спрятаны Адой в маленькой, всегда запертой шкатулочке для драгоценностей. Эти любовные стихи не предназначались для посторонних глаз, они – единственное письменное свидетельство любви Джона и Ады, так как, овдовев, Ада уничтожила все адресованные ей письма Джона. Стихи были найдены через много лет после ее смерти, запертые в шкатулке вместе со старыми треснувшими очками Джона на черном шелковом шнурке и ленточкой от ордена «За заслуги». Глава 8НАЧАЛО ТВОРЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Десять лет, начиная с 1894 года, Голсуорси, по его собственному выражению, находился «в оковах». Его занимали только две вещи – литература и любовь к Аде, но к каким непредсказуемым результатам приведут обе эти страсти? У него были сомнения, причем очень серьезные, относительно того, что дело его жизни – писать книги; характер его отношений с Адой также был очень неопределенный и не мог удовлетворить его.Пока он все еще работал в адвокатуре и в 1894 году имел собственный кабинет в Пейпер-Билдингз, № 3, в Темпле. В наброске к речи, подготовленной Голсуорси много лет спустя для произнесения при получении Нобелевской премии, он вспоминает «маленькую узкую комнату в «Иннер-Темпле» в Лондоне, которая именовалась моим «кабинетом» и благодаря которой существовал мелкий клерк по имени, кажется, Джордж. В этой комнате, похожей на монашескую келью, я написал начальные и, как это ни странно, последние страницы своего первого произведения».Примерно в то же время Голсуорси ушел из родительского дома на Кембридж-гейт, № 8 (хотя время от времени он туда возвращался, возможно, тогда, когда менял квартиры). Его первое собственное жилье находилось на Пэлэс-стрит, № 3, в Бакингем-гейт, он снимал его вместе с однокашником по Оксфорду Джорджем Монтегю Харрисом. Харрис, написавший воспоминания о Голсуорси для книги Мэррота, отмечает, что уже тогда он проявлял повышенный интерес к жизни рабочих; он «любил поздно вечером бродить в бедных районах города, прислушиваться к разговорам тамошних жителей, иногда заходил в ночлежки». Он подчеркивает также полное отсутствие у Голсуорси интереса к политике, причем до такой степени, что, когда Харриса в 1895 году выдвинули кандидатом на выборах в парламент, «он (Голсуорси) совершенно не помогал мне, не интересовался развитием событий в день выборов, а когда я после всего вернулся домой, он читал книгу и даже не спросил меня о результатах голосования». Неудивительно, что даже спустя столько лет Харрис чувствовал обиду, вызванную равнодушием к его делам со стороны Голсуорси.Но Джордж Харрис не имел представления о переживаниях самого Голсуорси в это время. 1895 год стал решающим в отношениях с Адой. Шаг, на который они решились, прочно связал их, прочнее, чем если бы это был брак. Голсуорси постоянно чувствовал безграничное доверие к нему Ады, решившейся на такое; это доверие в будущем стало для него нелегкой ношей.И не случайно именно в том же году он завершил свою недолгую службу на юридическом поприще; с этим было покончено. Известно, что за все время он вел всего лишь одно дело, да и то было поручено ему его родственниками по просьбе отца. Это была петиция, не требовавшая защитника, и разбирательство дела в суде заняло всего несколько минут; тем не менее старый мистер Голсуорси появился в суде, чтобы присутствовать при успехе сына. Родители Голсуорси с разочарованием отнеслись к его решению оставить юриспруденцию. Бланш Голсуорси считала, что литература не такое «хорошее» занятие, как адвокатура. На вопрос Георга Саутера она ответила, что не хочет, чтобы ее сын стал знаменитым писателем.Именно появление Ады в жизни Голсуорси способствовало принятию этого решения. Он полностью посвятил все свое время и силы творчеству. Отец определил Джону скромную, но достаточную сумму на содержание, а учитывая то, что какие-то суммы он мог заработать и сам, начинающий писатель мог вести вполне обеспеченную жизнь Форд Медокс Форд в книге "Это был соловей" вспоминает, как однажды Голсуорси прочел в газете о том, что он (Голсуорси) в молодости боролся с нищетой, что он испытывал жестокие страдания. «Он улыбнулся – по-настоящему, а не той улыбкой, которая всегда играла на его губах... "Если учесть, что мой доход никогда не был меньше нескольких тысяч в год, вряд ли можно говорить о моих страданиях..."»

. Форд Медокс Форд пишет, что Голсуорси был «умеренным во всем», но это была умеренность достатка: «небольшая холостяцкая квартира, небольшая конюшня, пил он немного и одевался с той тщательно продуманной небрежностью, которая была тогда в моде». Но Форд, как и многие другие собратья Голсуорси по перу, совершенно не завидовал его материальному благополучию.У Ады было подлинное призвание поощрять в других людях таланты; не только Голсуорси нашел в ней понимание и сочувствие, за свою жизнь она приняла участие в судьбе еще нескольких писателей. Особенно помогала она сыну своего доверенного лица Ральфу Моттрэму, чьи стихи Ада оценивала и анализировала сначала самостоятельно, а затем вместе с Джоном: «Покажите мне другие Ваши работы – в тех, которые я видела, я верю в сказанное, но у меня есть замечания по поводу композиции...» – и позднее: «Надеюсь, я смогу быть Вам полезной – я думаю, это мое предназначение – быть кому-то полезной, и это очень важно для меня». Конрад также считал ее мудрым советчиком и своим другом, одно время они даже работали вместе над переводами рассказов Мопассана.Но, конечно, ее писателем, главной ее заботой с первых же дней их дружбы стал Джон Голсуорси. Как только она узнала о его тайных мечтах о литературе, она решительно поверила, что он станет когда-нибудь великим писателем – несмотря на то, что его первые пробы пера были достаточно слабыми. Когда Голсуорси посвятил «Сагу о Форсайтах» именно ей – «без чьего воодушевления, сочувствия и критики я не смог бы стать даже таким писателем, какой я есть», – он сделал это с абсолютной искренностью и убежденностью в сказанном. Более того, это был долг, который он так и не сумел вернуть; иногда груз благодарности весьма ощутимо давил на него.Помимо воодушевления и уверенности в себе, которые были ему так необходимы, Ада «подарила» ему историю своей жизни, которая тронула его настолько глубоко, что, когда бы он ни обращался к ней – а он описывал ее много раз, – безысходная ситуация, в которой она оказалась, – брак с одиозным майором Голсуорси – вызывала в нем боль и сострадание.Ада была терпеливым ментором, она знала, что лишь время принесет плоды успеха ее подопечным. «Большинство мужчин к тридцати годам еще не «созрели», – писала она Ральфу Моттрэму, подбадривая того. – Посмотрите на Конрада, на Джека Голсуорси, чьи работы я знаю лучше всего... Я считаю, что Конрад «созрел» совсем недавно, в романах «Молодость» и «Народ». Эволюция Джека Голсуорси проходит последовательнее, хотя и медленно, – но это понятно, он ведь невозмутимо и как-то необычно переходит от одного творческого метода к другому. А вот только что вышедшая книга и та, которую он начал писать, – действительно выражение его «я»» («Остров фарисеев» и «Собственник»).Вот в таких условиях рядом с Адой (чаще в переносном, реже – в прямом смысле) Джон Голсуорси стал овладевать нелегким писательским ремеслом. «Вначале дело продвигалось очень медленно. Его все еще влекло к светской жизни; к тому же он еще не выбрал собственного пути в литературе.Он был решительно настроен писать романы, но поначалу ему очень мешало влияние Конрада (и это весьма его расстраивало), который хорошо знал, куда он идет». Тем не менее Голсуорси упорно продолжал работать, переняв у Форда манеру писать стоя, используя огромное количество цветных карандашей, ручек и ластиков.Голсуорси не скрывает, какую трудную борьбу он выдержал, прежде чем достиг цели; он уверяет, что «писал пять лет, прежде чем овладел самой примитивной техникой письма». Он изучал книги других писателей и, возможно, был слишком подвержен влиянию того, что читал. В его первом романе «Джослин» чувствуется сходство с произведениями Конрада (особенно с рассказом «Аванпост цивилизации»), в поздних работах заметно влияние Тургенева и Мопассана, которых он высоко ценил.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики