ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

да, ошибся, второй была Лариса, но я больше ни о чем понятия не имею, так что вопрос не по адресу, дорогая подруга. И тут же брать инициативу на себя: а откуда это известно некой Наталье, которая практически безвылазно сидит дома и по милициям не болтается? Хорошо, я не стану лезть на рожон и сделаю вид, что мой приятель прав: у меня навязчивая идея. Я вообще сумасшедшая. А с дураков какой спрос?
– Извини, я, наверное, действительно сдвинулась по фазе. Вчерашнего моего визитера ты видел? Ну так ведь с кем поведешься, от того и лечишься. Так что про свадьбу мне лучше не говори даже в шутку – поссоримся не на жизнь, а на смерть.
– Не на жизнь, а на смерть? Даже так? Эк тебя угораздило!
– Где бы какого психа ни носило…
– Не понял.
Я пояснила смысл фразы и ее источник. Володя даже развеселился, впрочем, тут же вновь стал серьезным.
– Кстати, о Валерии. Как фамилия его сестры? Я попробую по своим каналам кое-что узнать об их жизни.
После слова «кстати» я ждала чего-нибудь относительно дискеты, поэтому вопрос о фамилии застал меня врасплох.
– По мужу она Урманис. Нина Урманис.
– Латыш?
– Обрусевший. Игорем зовут. А какая разница?
– Никакой. Теперь уже никакой. Ну, до завтра.
Володя положил трубку, не дожидаясь моего ответа. Знал, стало быть, что Марина его любила. Узнать бы еще, чем Лариса его шантажировала. Или я все-таки перепутала жизнь с вымыслом и теперь строю такие сложные комбинации? Ключ должен быть на дискете. Какой код могла поставить Марина? Только не цифровой, потому что, если все-таки следовать элементарной логике, человек, которому доверяешь что-то важное, должен иметь хотя бы минимальную возможность в случае чего это важное узнать. А у меня с цифрами отношения, мягко говоря, сложные. Слово? Какое?
Последний раз я ела вчера вместе с Масиком, если не считать чашки кофе с утра пораньше и бесчисленного количества выкуренных за работой сигарет. Продуктов в холодильнике не прибавилось, в магазин я сходить опять не удосужилась, потому пришлось взять черствую горбушку, уложить на нее кусок окаменевшего сыра и засунуть это гастрономическое произведение в тостер. Я прилепила на холодильник записку самой себе: «Сходить в магазин!!!» и заварила чай. Хоть заварка, по крайней мере, еще была. А горячий тост – это прекрасно, вполне можно дотянуть до завтрашнего утра. Да, еще сохранилась в неприкосновенности последняя шоколадка, которую мне Масик приносил. Вообще-то я сладкое не очень люблю, но голод не тетка.
Я рассеянно проглотила свой кулинарный шедевр и села на кухне с чашкой чая и сигаретой. Стала вспоминать, о чем мы с Мариной чаще всего говорили и какие словечки можно считать общими. Через какое-то время передо мной на листке бумаги легли в столбик полдюжины наиболее характерных слов и выражений. Поразмыслив, выражения я зачеркнула: слишком сложно для меня, и Марина должна была это учесть.
«Вася» – так мы с ней частенько обращались друг к другу. «Пердимонокль» – краткое обозначение ситуации, не поддающейся контролю. «Трубу в ванной прорвало, стиральная машина замкнулась, паркет надо класть заново – в общем, полный пердимонокль». «Отползаем», – значит, отношения с кем-то не сложились и нужно их быстро и по-умному сворачивать. Больше, как я ни тужилась, ничего в голову не приходило. Что ж, попробую эти три. Не догоню, так хоть согреюсь. Я уселась за компьютер, запустила нужную программу, которую Андрей предусмотрительно записал мне, приготовилась ввести первое слово в качестве кода. И тут телефон снова зазвонил.
– Слушаю, – буркнула я в трубку не слишком приветливо.
– Добрый день, Наташа, это Андрей. Как вы себя чувствуете?
Похоже, ежедневные звонки моего нового знакомого уже становятся традицией. Даже Масик меня так не баловал.
– Спасибо. Завтра собираюсь на похороны. Так что соответственно себя и чувствую.
– Я так и подумал. Вам нельзя туда идти одной.
– Почему? Ничего со мной не случится. Возьму на всякий случай валидол – и все.
– Думаю, что это не правильно. А что вы скажете, если с вами поедет Павел?
– Павел? – ошарашенно переспросила я. – Почему Павел? Ему что, заняться нечем?
Если честно, я думала, что Андрей предложит в провожатые собственную кандидатуру. И даже разочаровалась. А когда поймала себя на этом чувстве, то разозлилась – опять-таки на себя. Точно, горбатого могила исправит. Не успела отвязаться от одного, как начинаю возлагать какие-то надежды на другого.
– Павлу очень даже есть чем заняться, поэтому он с вами и поедет. В качестве близкого друга вашего покойного мужа. На похоронах можно узнать многое из того, чего в следственных кабинетах обычно не услышишь. Вы хотите узнать про гибель вашей подруги все?
Возразить было нечего. Разумеется, я этого хотела и вообще только об этом и думала, особенно когда поиски предполагаемого убийцы (или убийц) моего мужа тот же Павел взялся проводить за меня. Но что же, и второе дело он тоже будет распутывать? То, что подполковник ФСБ заинтересовался радиоактивной капсулой, еще как-то понятно. Но вот гибель двух ничем не примечательных женщин на пожаре – это скорее задачка для милиции, причем для обыкновенного следователя. Что-то тут не сходилось.
– Так что завтра в одиннадцать утра он будет ждать вас в машине возле подъезда. И обратно доставит после поминок.
– Даже так? Жаль, что у вас машины нет и приходится в такую даль ездить без комфорта.
– А мне-то как жаль! Ухаживать за женщиной, имея машину, куда проще. И…
– Эффективнее, – быстро подсказала я.
Вот теперь пусть выкручивается как знает. Поклонник! Не могу понять, почему он проявляет ко мне такой стойкий интерес, разве что ему больше делать нечего и он просто помогает своему другу по работе. Ага, ходит по всяким тусовкам, провожает оттуда женщин и как только у какой-нибудь обнаруживает проблему, могущую заинтересовать ФСБ, вызывает Павла и… Нет, я определенно схожу с ума. Но все равно, пусть попробует отбить тот мяч, который я только что запулила. Соглашаться – пошло, отрицать – глупо.
– Вам говорили, что вы порядочная язва? – отозвался Андрей с явным, впрочем, юмором.
Ишь ты! Не знаю, какой он там специалист по необыкновенным явлениям, но собеседник он явно тренированный. Ни на секунду не задумался, да еще ответил вопросом на вопрос.
– Говорили, что порядочная. Про язву – нет, не говорили. Вы первый.
– Не может быть! Значит, вы только со мной так разговариваете?
– Почему только с вами? Я со всеми одинаково разговариваю. Только все это по-разному понимают.
Разговор затягивался. Я подтащила телефон к письменному столу, решив, что могу совместить приятное с полезным: поболтать с Андреем и попробовать слова-коды.
– Я это вчера заметил. Простите за нескромность, вы давно знакомы с этим вашим вчерашним гостем? Которого, как я понял, вы за глаза Масиком зовете.
– Теперь буду и в глаза называть… если увижу, конечно. Но надеюсь, что нам обоим сильно повезет и больше мы друг друга никогда не увидим. Мне психов не надо, я сама со странностями.
Меня прервал неожиданный сигнал компьютера. Я машинально взглянула на монитор: вместо требования ввести код там красовался какой-то текст. Я ахнула вслух: человеческий гений победил, и дискета все-таки «раскололась». По-видимому, мозги снова сработали в «двойном режиме», и я, не отдавая себе в этом отчета, набрала нужное слово. Только какое?
– Что случилось, Наташа? – обеспокоен но спросил Андрей. – Вы так ахнули, будто испугались.
– Испугаешься тут, – ответила я, не отрывая зачарованного взгляда от монитора. – Я, кажется, угадала код, только теперь не знаю – какой.
Несколько минут я объясняла, как все это вышло, пока Андрей наконец не сообразил, в чем дело. Он, как всегда, оказался на высоте, и, следуя его указаниям, я довольно быстро добилась от Кузьмы ответа, какой пароль он получил. А добившись, вновь застыла, не зная, то ли мне смеяться, то ли плакать. Ибо Марина, по-видимому, закодировала свою дискету в то время, когда я уже с упоением рассказывала ей о некоторых странностях своего поклонника. А чувство юмора всегда было у нее очень развито, не хуже, чем у меня. Пожалуй, даже лучше, подумала я.
Ибо дискета была закодирована простым и выразительным словом «Масик».
Глава 9
ЗАГАДКА ДИСКЕТЫ
Когда он узнал о том, кто скорее всего подсунул капсулу в диван, ярость его не знала границ. Именно ярость. По-другому это чувство назвать было невозможно. Сволочь, гадина, мерзкий тип, который погубил не только себя, но и его. Его! Все было так хорошо задумано, так отлажено – и вот… Машину, видите ли, захотелось! И что же теперь будет? Нет, не с этим ублюдком, а с ним самим?
Такую жадность надо наказывать. И не только жадность, а и попытку подставить его – неуязвимого и недосягаемого для обычных людишек. Этот тип просто не имеет права на существование. Значит, его надо убрать. Но как? Не палкой же по голове, хотя именно такой смерти и заслуживает этот недоумок. Что придумать?
Память, память! Не подведи и на этот раз – мысленно заклинал он. Потому что именно своей феноменальной памятью он гордился больше всего на свете. Он помнил, например, наизусть все «Горе от ума». Кто еще может таким похвастаться? От начала до конца, от первой и до последней строчки. А знание языка – это ведь тоже память: память на тысячи и тысячи слов. Он помнил все переводы, которые когда-либо делал, все прочитанные книги, все виденные фильмы. И теперь из этой сокровищницы нужно было выбрать что-то одно, наиболее подходящее. Выбрать – и воспользоваться.
Задушить? Нет, не подходит. Оружие? Нет-нет, только не оружие, с ним без привычки погоришь. Так что же? Что же? Что?..
Память не подвела его и на этот раз. Он листал ее, как огромную книгу, разыскивая информацию о способах убийств. И вот оно! Да-да, конечно, именно оно. Кто-то когда-то давным-давно рассказал ему про мальчика, которого убили очень страшно. И странно. Нет, не рассказал, он прочитал это в какой-то газете. То ли была пьяная драка, то ли еще что-то. Все происходило на пустынной набережной под Киевским метромостом.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики