ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— настоящий мужчина и вовсе не младший сотрудник. Оливия с женщиной-полицейским удалились вниз по лестнице. Грант повернулся к Ролингсу.
— Пять минут, сэр, — сказал он. — Я все улажу. Ролингс пыхнул, фыркнул:
— Ну-ну, Майк! Валяй. Кончать надо, мать твою, эту самодеятельность! — Он потопал прочь, явно облегчив душу ругательством.
Что ж, вы так, и я так!..
— Ханна…
— Ну ты и свинья! Я тебе выдаю подчистую всю информацию, избавляю от ишачьих трудов и получаю пинок под зад.
— Ханна, строго говоря, я не обязан тебе ничего сообщать.
— Тогда какого хрена обещал?
— Послушай…
— Хуже того, зачем ты мне врал?
— Я не врал.
— Ищем, значит, черный плащ со шляпой, так? Что произошло? Устроили швейцару гипноз или в последнюю минуту какой-то другой таинственный свидетель объявился?
Грант вздохнул:
— Когда мы с ним беседовали вчера, он не был уверен. Сегодня он уверен.
— Черт побери! Плащ хоть обнаружили?
— Нет. А ты откуда знаешь?
— Уж не от тебя, конечно, — огрызнулась я. — Что насчет него сказала Оливия?
— Не может найти. Говорит, наверно, оставила в офисе у Марчанта во вторник днем.
— Кэрол Уэверли может подтвердить. Она видела, как Оливия возвратилась без плаща.
— Это всего.лишь значит, что плащ в тот момент не был на ней. Но он был на ком-то примерно в половине первого ночи. Швейцар готов присягнуть, что видел, как некто в этом плаще выходил из здания.
— Да, но свидетелю с таким плохим зрением суд вряд ли поверит, не так ли? — кротко вставила я.
Грант сконфуженно развел руками:
— Зрение у него отличное.
— Неужели? Поразительно! И все же, по-моему, тебе и самому ясно, что это абсолютно ничего не доказывает. Убийца мог подобрать этот плащ где-нибудь в приемной и накинуть на плечи, просто чтобы выскользнуть из здания. И это можно было бы считать элементарным объяснением того, почему в данный момент плаща у Оливии нет.
— Возможно. Но у нее еще проблема с алиби.
— В каком смысле?
— В таком, что она не может доказать, что находилась в «Замке Дин» в ту ночь.
— Что за чушь! Кэрол Уэверли и половина обслуживающего персонала видели, как она возвратилась.
— Не исключено, что она выехала снова.
— Угу, не исключено, что инспектор Ролингс — скрытый буддист. Где доказательства?
— Был телефонный звонок, на который Оливия не ответила.
— Что за звонок?
Грант растерянно молчал. Было ясно: он-то думал, я знаю.
— Что за звонок? — повторила я снова.
— Около одиннадцати был звонок от Мориса Марчанта. Я думал, Кэрол Уэверли тебе сказала. Она засиделась в кабинете за работой, как вдруг зазвонил телефон. Звонил Марчант; сказал, что пытается дозвониться жене, но та не берет трубку прямого телефона, и он спрашивал, исправен ли телефон. Тогда Кэрол сама подключила его через центральную связь. Оливия к телефону не подошла.
Бедняга Кэрол. Куда ни ступит, везде наследит. Со стороны может показаться, что она намеренно подставляет свою патронессу. Я отсортировала это соображение в разряд «обдумать позже».
— Может, Оливия спала.
— А может, и отсутствовала.
— Вы проверили линию?
— В полном порядке.
— Так, может, она была в ванной? Или просто ни с кем не желала разговаривать. Ты такое учел?
— Да будет тебе, Ханна, нам прекрасно известно, что она с ним не на шутку поругалась из-за какой-то женщины.
— Ну и дубина же ты, — сердито сказала я. — Это я та самая женщина. Он засек меня, когда я явилась к нему днем на прием. Догадался, что я что-то вынюхиваю. Когда Оливия позже пришла, он обвинил ее в том, что она ставит под удар их дело, нанимая частного детектива для проверки бывших клиенток.
Некоторое время Грант смотрел на меня в замешательстве, потом довольно-таки гнусно расхохотался:
— Ну и ну! Да, голыми руками тебя не возьмешь. А как орала — я, мол, вам выложила все, а вы меня так бортонули!
— Прости, — сказала я. — Выпало из головы.
Наконец-то и я преподнесла ему сюрприз. Видно было, как он прикидывает в уме, сравнивает с показаниями регистраторши, проверяет — совпадает, не совпадает. Да уж, ему было чем заполнить образовавшуюся паузу.
— Откуда ты знаешь, что они говорили о тебе?
— Оливия сказала. И потом, — поспешила вставить я, не давая Гранту перебить себя, — все сходится. Я еще тогда поняла, что он отнесся ко мне с некоторым подозрением. Даже спросил, знаю ли я Оливию, хотел проверить, как отреагирую. К тому же, ведь вы пока не обнаружили кандидатку в его любовницы, верно? — Он пожал плечами. — Да будет тебе, Майкл! Уже наверняка кто-то перелопатил список пассажиров рейса на Амстердам на предмет подходящих лиц женского пола.
Грант улыбнулся краешком губ:
— И да, и нет. Насколько нам известно, он собирался лететь один.
— Ах, так!
— Но все-таки, почему Оливия не рассказала нам про скандал?
— Не знаю, возможно, твой дубина Ролингс не удосужился вежливо ее попросить. Кстати, ведь Марчанту кто-то угрожал.
— Это Оливия так говорит.
— Неужто ты считаешь, что она сама пыталась скомпрометировать собственный оздоровительный центр и сама посылала анонимные записки собственному мужу?
Грант повел плечами:
— А почему бы и нет? Прецеденты известны.
— Вот, значит, какой ваш рабочий метод? Ищете похожее преступление и действуете под копирку? Как это называется? Новый способ экономии затрат?
— Ханна…
— Надеюсь, почерк вы проанализировали?
— Почерк не один. Но этим продолжают заниматься.
— Как насчет медицинской экспертизы?
— Скажем, отпечатки пальцев Оливии Марчант встречаются повсюду в консультации, но, — и Грант продолжал, не дав мне вставить слово, — это ничего не значит. Мы взяли пробы из ее квартиры и хотим осмотреть автомобиль. Если есть что-нибудь, скоро об этом узнаем.
Под «что-нибудь» подразумевались кровь на мебельной обивке и фрагменты его глаз у нее на одежде. И тогда — пока, Ханна; привет, адвокаты. Он прав. Скоро полицейские всё узнают. И не было никакой гарантии, что они поставят меня в известность. Надо сказать, все оборачивается не лучшим образом для Оливии Марчант. А она ведет себя крайне беспомощно.
— Никак не могу взять в толк, почему она совсем не защищается. Как она держится на этих допросах?
Грант сделал неопределенный жест:
— Никак особенно. Сидит и смотрит в одну точку. Очень спокойно, очень отстраненно. Странно.
— Ей нужен врач.
— Уже был. Определил легкий шок, но не нашел ничего серьезного, что может помешать ей отвечать на вопросы. Послушай, Ханна, никто не собирается все на нее валить. Просто улики против нее возникают сами собой, а она и пальцем не пошевельнет, чтоб хоть что-нибудь отрицать.
— Так дай мне с ней поговорить. Может, я пойму, в чем дело? Может, в конце концов, с моей помощью быстрее закроете дело?
Грант щелкнул языком:
— Ролингс снова выпихнет меня в службу дорожного движения.
— Вот-вот, — сказала я. — Гляжу, запугал он тебя ну прямо до смерти. Дай мне хоть минутку с ней пообщаться. А то, гляди, возьмешь грех на душу, затравишь невинную женщину.
Глава семнадцатая
Я добилась своего. Привела Оливию в кабинет к Кэрол, где пять ночей тому назад мы с ней сидели и где она в вечернем освещении казалась такой прекрасной, такой уверенной в себе и в своем деле. Теперь, при свете дня, иллюзия подрассеялась. Лицо ее по-прежнему впечатляло, хотя вокруг глаз обозначились крошечные растяжки. Но с шеей солнечный свет обошелся более жестоко: стали заметны возрастные круги и легкая гофрированность сохнущей и начинающей провисать кожи. Контраст был разительный и печальный. Если бы лицо Оливии не казалось таким моложавым, этого можно было бы и не заметить, просто — красиво стареющая привлекательная женщина. Наверно, шею труднее уберечь от увядания. Или возможности Марчанта были, в конце концов, не безграничны. Только тут я вспомнила, что во время наших предыдущих встреч шею Оливии неизменно прикрывал либо шарф, либо стоячий ворот свитера. Теперь, казалось, ее это мало заботило. Ах, Оливия! Как же теперь тебе без него? Кто будет разглаживать возрастные морщинки и подтягивать подбородок? Но не этим сейчас были заняты ее мысли.
— Они считают, что я его убила, — проговорила она наконец.
— Да, это так. Но ведь вы сами не удосужились их в этом разубедить. — Она развела руками. — Почему вы не подошли к телефону во вторник ночью? — резко спросила я.
Она вздохнула:
— Потому что приняла снотворное. Я устала и была расстроена, не хотела ни с кем общаться.
— Так почему же им вы это не сказали?
— Я сказала, что спала. Остальное их не интересовало.
— Ну а та ваша ссора, которую регистраторша слышала днем в приемной? Почему вы не сказали полицейским, что это из-за меня? Вы им ничего не рассказываете, вот они и сочиняют.
— Они и не хотят ничего знать. Им нужно, чтоб я быстро и четко отвечала на вопросы.
— Господи, Оливия, да что это с вами?
Она посмотрела на меня слегка озадаченно:
— Вам-то что за забота? По-моему, вы потеряли к этому интерес. Сами сказали — «теперь пусть разбирается полиция». — Она легонько повела подбородком. — Что, решили, в конце концов, снова работать на меня?
— Только если вы его не убивали, — сказала я, чтоб посмотреть, как она отреагирует.
Оливия горько усмехнулась:
— Ясно. Значит, и вы так решили.
— Ничего я не решила, Оливия! Впрочем, трудно поверить, чтобы такая умная женщина, как вы, будь она невиновна, настолько глупо себя вела.
Как я и ожидала, мои слова ее задели. Оливия подняла глаза:
— Вы не поймете, если все рассказать!
— Почему бы не попытаться?
Мгновение она смотрела на меня. Я уже видела у нее подобный взгляд, и в этом же самом кабинете: она смотрела так на Лолу Марш, пристально, выжидающе, пытаясь определить причину злого умысла. Помолчав, она сказала:
— Вы хотите узнать, не убивала ли я своего мужа? Тогда я расскажу вам немного про нас с Морисом. Мне было двадцать девять, когда я с ним познакомилась, и я считала себя уродкой. Моя мать любила говорить — как это? — надо мной… «природа посмеялась», потому что я унаследовала фигуру от нее, а внешность от отца.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики