науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— заволновался сердобольный старик.— Ногу подвернула, загоняла меня самодурка, со свету сжить хочет. Ой! — стенала Полина, цепляясь за стены, словно и сил у нее стоять уже не было.— Да уж, барыня с норовом, — кивнул Матвеич и, подойдя к Полине, предложил:— А ты обопрись на меня, милая. Я тебя до твоей комнаты отведу.— Тоже мне царица нашлась! Жду не дождусь, когда она уедет, — согласилась Полина. — А ты меня далеко не веди, можно и в гостиной посидеть. Барина все равно нет.— Пойдем, пойдем потихонечку.Полина рукой обвила старика за талию и, пока они шли, нащупала в кармане его ливреи заветный ключ.— Вот спасибо тебе, — ласково сказала она, когда Матвеич усадил ее на диван в гостиной. — Мне чайку бы, а?— Принесу, — пообещал тот и ушел.А Полина, мгновенно забыв про болезнь и опрометью взлетев на второй этаж, открыла дверь в комнату Ольги.— Все, барыня, выходите!— Молодец! — похвалила та. — Вернусь — озолочу!Ольга стремительно сбежала вниз по лестнице. Полина помогла ей надеть шубу, скрывшую ее карнавальный костюм, и бросилась назад в гостиную.Когда Матвеич принес ей чаю, Полина снова прильнула к ноге, растирая ее и охая. И пока старик помогал ей облегчить «страдания», она незаметно ловко подбросила ключ туда, где он и лежал.Однако покой в тот вечер ей судьба на даровала. Вскоре в уличную дверь забарабанили. И Матвеич, поспешивший в прихожую, был сметен жандармами, ворвавшимися в дом, едва он открыл дверь.— Где она? — закричал на Матвеича полковник, руководивший обыском.— Кто? Что? — забормотал тот и даже икнул с перепугу.— Это дом барона Корфа? — властно спросил полковник.— Так точно, — почему-то по-военному отрапортовал Матвеич.— А госпожа Калиновская где?— Да я и не знаю такой, — растерялся Матвеич.— А это кто? — ехидным тоном спросил полковник, указывая на упиравшуюся Полину, которую жандармы волоком вытащили из гостиной.— Это? — махнул рукой Матвеич. — Полька, крепостная его сиятельства господина барона.— Полина я, Полина! — закричала та, вырываясь из рук тут же отпустивших ее жандармов.Полковник недоверчиво посмотрел на нее, а потом сверил то, что видел, с описанием Калиновской, крупным округлым почерком изложенным на розыскном листке.— А еще женщины в доме есть? Особенно подозрительные? — обратился он к Полине.— Есть, а как же! Анька Платонова. Крепостная, а сызмальства как благородная росла, очень подозрительная. Барин ей вольную дал, а теперь еще на бал-маскарад повез.— И все? — нахмурился полковник. — А глаза почему у тебя бегают?— Ничего они не бегают… Ай! Ой! Что же это вы делаете, господа хорошие?! — заверещала Полина, которой жандармы по знаку полковника заломили руки за спину и чуть-чуть прикрутили пальцы.— Сдается мне, что ты знаешь больше, чем говоришь, — усмехнулся полковник. — Больно?— Больно! — теперь уже по-настоящему застонала Полина.— Значит, скажешь нам правду? — ласково спросил ее полковник, давая знак жандармам, чтобы Полину отпустили.— Тут еще госпожа Болотова была. Может, вы ее ищете?— А имя-то у госпожи Болотовой есть?— Елена, Елена зовут ее. Ой, лишенько, — заплакала Полина, растирая затекшие и посиневшие пальцы.— А где она теперь? — улыбнулся полковник.— Уехала на бал-маскарад, — пряча глаза, призналась Полина.— Ах ты стерва! — не выдержал Матвеич. — Бежать ей помогла!— Не я! Не я! — забилась Полина. — Она сама, она такая, она все может!— Успокойся, эти способности госпожи, как ты сказала — Болотовой? — нам хорошо известны, — принялся увещевать ее полковник. — Ты вот лучше расскажи-ка нам, милая, в какой она одета костюм?.. * * * Владимир решил заехать за Анной в театр и, узнав, где идет репетиция, без лишних церемоний открыл дверь класса.Картина, явившаяся ему, потрясла и возмутила. Уже знакомый ему хлыщ, вертевшийся вчера вокруг князя Оболенского, сжимал Анну в объятьях и пытался поцеловать.— Покажите, покажите мне свой самый страстный поцелуй! — просил Шишкин.— Что вы делаете? — отбивалась Анна. — Оставьте меня! Прошу вас!Владимир одним прыжком преодолел пространство между ним и «репетирующими» и, оторвав Анну от Шишкина, нанес ему сильнейший удар в челюсть. Шишкин покачнулся и закричал:— Что? Кто? За что?— Желаете объяснений? — грозно спросил Корф, нависая над скорчившимся от боли Шишкиным.— Кто этот господин?! Анна, вы его знаете?— Это барон Корф, мой опекун, — сквозь слезы улыбнулась Анна.— Желаете сказать, что вы меня забыли? — Корф сделал попытку снова приблизиться к Шишкину.— Ах, нет, вспомнил, вспомнил! В таком случае, я не буду заявлять в полицию, дорогая. Однако хочу заметить, что с таким опекуном вам не в актрисы идти, а сиднем дома сидеть!— Как вы сюда попали? — воскликнула Анна, обращаясь к Корфу, когда Шишкин выбежал из класса. — Вы что — следите за мной?— Нет, я приехал увести вас на маскарад, где вашего выступления ждут наследник престола и его невеста, принцесса Мария.— А какое вам дело до моего выступления? Госпожа Болотова…— Какое мне дело до госпожи Болотовой! — вскричал Корф.— Она вас бросила? И вы решили вернуться ко мне? Я не нуждаюсь в опеке!— Как же вы наивны, Анна!.. Сначала угодили к мадам де Воланж, теперь к этому господину Мишкину…— Шишкину!— ..который пытался соблазнить вас под видом репетиции! Да вас из дома выпускать нельзя! Я ваш опекун и отвечаю за вас, — Корф упокоился, и в его голосе появилась уже знакомая Анне нежность.— Тогда, быть может, мне стоит вернуть вам вольную? — пошутила Анна.— Неволить я вас не собираюсь, — глухо сказал Корф, — но я бы хотел, чтобы оправдались надежды моего покойного отца, а не этого репетитора.— Простите, если разочаровала вас, — пожала плечами Анна.— Возьмите, это ваше платье для маскарада, — Корф протянул Анне круглую коробку с костюмом. — Прошу вас — спойте на балу. И больше я ни о чем вас не попрошу. Глава 2. Безумие любви — Вам очень идет домино, — мягко сказал Владимир, оглядывая Анну с плохо скрываемым восхищением.— Я никогда не была на придворном балу, — смутилась она.— Собственно говоря, рыцарская карусель — это скорее церемониал, — успокоил ее Корф. — Его участники — рыцари и дамы в средневековых костюмах — гарцуют на лошадях, которые под музыку совершают различные фигуры и демонстрируют свою выездку. Основная же часть гостей — это свита.— Понимаю, — кивнула Анна, — как зрители на трибунах в Древнем Риме.— Отчасти, но точнее сказать: публика. Потому что все это больше похоже на театр, а значит — вам не из-за чего волноваться. Вы должны быть здесь, как в родной стихии. К тому же маски дают возможность почувствовать свою независимость и создают иллюзию равенства между приглашенными.— И вы не сможете узнать под маской даже наследника престола? — улыбнулась Анна.— Однажды это уже произошло, но с тех пор я понял, что лишь люди не очень высокого ранга и достоинства стремятся выделиться шикарными туалетами и бриллиантами. Венценосные особы часто хотят остаться неузнанными и насладиться всеми прелестями обычной жизни. Величие короны — тяжелая ноша.— Вы сожалеете, что не смогли стать другом наследнику?— Его высочество показал мне не один пример благородства, а я из тщеславия все пытался сравняться ним в храбрости и щедрости, вместо того, чтобы быть благодарным за его расположение. Знаете, Анна, — глаза Владимира оживились и заблестели, — странная эта штука — богоизбранность. Обычный человек просто не в силах поверить, что кому-то свыше дано больше. И поэтому он все время пытается либо низвергнуть того, кто наверху, либо сам стать таким. А по сути — оказывается всего лишь узурпатором.— Я думаю, — тихо сказала Анна, с интересом посмотрев на Корфа, — все дело в гордости. Гордость способна удержать вас от посягательств на то, что выше вас. Гордыня способна сбросить вас в пропасть.— Вы говорите, как отец, — вздрогнул Владимир.— Иван Иванович был мудрым и очень добрым человеком.— И почему, когда вы рядом, мне кажется, что и он где-то здесь, поблизости?.. Анна! — Корф порывисто обернулся к ней, но карета вдруг остановилась, и Никита громко крикнул с облучка: «Приехали!». * * * После церемониала на площади гости, смотревшие из окон на праздник, перешли к танцам.Александр записал все номера для Марии и с нетерпением ждал ее в кругу семьи. Императрица, слегка расстроенная событиями последних дней, была немного бледна и рассеянна. Николай, воспользовавшись ее недомоганием, с удовольствием рассматривал принаряженных фрейлин, а Жуковский с благодушным видом подтрунивал над монаршей озабоченностью.Принцесса Мария к началу бала припозднилась — ее задержал какой-то молоденький паж с прекрасными женскими формами и бархатным голосом. По разговору Мария поняла, что это одна из фрейлин. «Паж» проявил завидную осведомленность в придворных делах и отношениях, но не счел необходимым представиться. Мария пожелала фрейлине веселого бала и присоединилась к монаршей семье.— Мы пропустили первый танец, — мягко упрекнул ее Александр, когда Мария подошла к нему.— Я выбирала маску.— И, должен сказать, весьма успешно. Вы дали мне прекрасную возможность видеть ваши необыкновенные глаза.— Вы смущаете меня, ваше высочество!— Нет-нет, привыкайте к комплиментам, Мари, — улыбнулся Александр. — Скоро только ленивый не потрудится найти в вас бесчисленное количество достоинств и не бросится прославлять их. Теперь вы — член нашей семьи, и каждый уважающий себя пиит и придворный обязан восхищаться вами, как невестой наследника престола.— Так это был дежурный комплимент? И в действительности мои глаза вас больше не вдохновляют?— Вы не правильно поняли меня! Я всего лишь поторопился искренне рассказать вам, что думаю о вас, до того, как поклонение вам станет обязанностью, и вы уже не сумеете различать, где правда, а где лицемерная ложь.— Вы сомневаетесь, что у меня не закружится голова? — кивнула Мария.— Я боюсь, что, став официально женатыми, мы утратим возможность сохранить чистоту наших отношений.— В таком случае обещаю вам, что никогда не позволю чему-то извне вмешаться в нашу жизнь.— Я хочу, чтобы вы верили мне, Мари. И хочу, чтобы мы верили друг другу. Тогда никто не сможет помешать нашему счастью.— Это и мое единственное желание, — прошептала Мария.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики