науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Да, но мы производим таких красивых детишек.
Женщины рассмеялись. Кристина изобразила улыбку, чувствуя себя лишней среди этих дам, которые, казалось, очень хорошо знали друг друга.
– Ваше платье великолепно, Кристина. Вы привезли его с собой из Франции?
Девушка узнала даму, задавшую вопрос. Это была Патриция, до того выказавшая такой заметный интерес к ее ожерелью.
– Мой муж заказал его портнихе в городе.
– А, я так и думала, – с высокомерным удовлетворением проговорила Патриция. – Только Симона Дюваль может выполнить работу настолько хорошо. Но ее заказы расписаны на месяцы вперед. Как Этьену удалось уговорить ее?
– Что за вопрос, Патриция? – Нанетта строго посмотрела на молодую женщину. – Размеры банковского счета Этьена могут уговорить и святую.
– Вы некоторое время жили в Кейп-Франсуа? – с энтузиазмом спросила Иветта.
– Нет. – Кристина покачала головой, – Я сразу приехала в Бель-Терр.
Патриция раскрыла расписанный от руки веер и принялась энергично обмахиваться им.
– Вы должны убедить Этьена свозить вас туда. Если бы мы там не бывали, то с ума сошли бы от скуки.
– Театр. – Иветта вздохнула. – Как чудесно! Он вмещает больше тысячи человек.
– А магазины! – Молодая дама в голубом атласе в восторге сжала руки. – Их там дюжины.
– Ты побывала в том магазине кожаных изделий, о котором я тебе говорила, Нанетта? – спросила Патриция.
Женщины быстро переключились на обмен мнениями по поводу своих любимых и часто посещаемых мест, а Кристине захотелось закричать. Неужели они настолько погрязли в своих собственных мелочных желаниях, что для них больше ничего не имеет значения? Неужели они интересуются только одеждой, драгоценностями, магазинами и развлечениями? Неужели не понимают, как несостоятельна такая жизнь? О ее присутствии забыли, и она выскользнула в двери, ведущие на веранду, и по ступеням спустилась в сад.
На железных подставках, вбитых в землю, горели факелы, и их пламя танцевало на ветру. Аромат цветущего жасмина наполнял ночной воздух – Отдаленный неясный гул голосов иногда нарушался чьим-то звонким смехом. Музыканты снова заиграли, и мелодия, казалось, поплыла, уносимая ветерком. Отдельные пары прогуливались под руку, оставив всеобщее веселье и наслаждаясь минутным уединением.
Кристина уходила все дальше и дальше по тенистым аллеям сада, Она сорвала цветок с куста и крутила его стебелек в пальцах. Она не понимала людей, которые собрались в ее доме. Неужели они не чувствуют того беспокойства, что закипает под гладкой поверхностью их существования? Не знают о подводном течении, несущем злобу и недовольство, готовом поглотить их всех, утащить на дно?
Маленькая ящерица перебежала тропинку как раз перед Кристиной, но та едва заметила ее. Женщины ведут себя так, как будто нет ничего важнее того, какой спектакль они увидят при следующем посещении города. Как будто самая большая проблема, какое платье надеть и в какую лавку наведаться.
И мужчины не многим лучше, высокомерно полагая, что богатство, происхождение и цвет кожи делают их неуязвимыми. Остров Сан-Доминго очень напоминал Кристине Францию, где аристократия окружала себя сверкающим великолепием, а народ нуждался в хлебе.
И мечтал о мести.
Кристина решительно отмела рассуждения о политике. И тут же невольные мысли о Риде заняли их место, В переполненном бальном зале он выглядел непрошеным гостем, и она ощупала себя точно так же. «Но он и должен чувствовать себя не в своей тарелке, – гневно подумала Кристина. – Он не имеет права вращаться среди цивилизованных людей. Коварный, жестокий – он не лучше дикого зверя. Как я могла принять его за порядочного человека? Почему дала одурачить себя?»
Ответ на этот вопрос издевательски прозвучал у нее в голове. Она позволила физическому влечению затмить здравые суждения. Наклонив голову, девушка вдохнула благоухание цветка и попыталась обрести спокойствие посреди всего этого хаоса.
– Что это хозяйка Бель-Терр делает здесь в темноте? – раздался знакомый голос.
Цветок выпал из ее пальцев. Высокая, одетая в темное фигура Рида сливалась с ночной тенью. При таком слабом освещении даже его шейный платок и чулки казались скорее серыми, чем белыми. Он больше походил на призрак, чем на человека.
– Месье Александер, – выдохнула Кристина. – Я вас не заметила...
Кончик его сигары горел красной точкой в темноте.
– Я заставляю вас нервничать, графиня?
– Просто вы напугали меня.
– Может, вы ждали кого-то другого? – Рид наклонился, поднял цветок, который она уронила, и торжественно протянул его девушке. – Я заметил, что Пьер Леклерк проявлял к вам повышенное внимание.
Она выхватила цветок из его руки.
– Месье Леклерк рассматривает любую даму как объект для преследования.
– Не стоит так далеко уходить от гостей. Неизвестно, с кем здесь можно встретиться. – Рид затянулся и выпустил тонкую струйку дыма.
– А что вы здесь делаете? Рид пожал плечами.
– А может, мне не нравится быть в толпе.
– Я имела в виду не здесь, в саду, а на приеме.
– Приглашение и для меня явилось сюрпризом. Ваш муж, однако, настаивал на моем присутствии. Белые господа меня не замечают. Они не скрывают, что считают меня занимающим куда более низкую ступень в обществе. Кажется, вашему мужу доставляет удовольствие такое открытое пренебрежение.
– С чего бы это они испытывали такие чувства? – ядовито проговорила Кристина. – В конце концов, у вас так много общего с этими культурными, образованными людьми. А теперь, – повернулась она, чтобы уйти, – простите меня, мне надо возвращаться к своим обязанностям хозяйки.
Рид удержал ее за руку.
– Вы слишком хороши для меня, графиня?
Она взглянула на него, стараясь не поддаться страху.
– Кто-то предупреждал меня, что здесь могут быть змеи. Боюсь, он был прав.
– Значит, вы считаете меня змеей? – Он крепче сжал ее руку.
– Вы сами это сказали, месье, а не я, – Она потянула руку, но бесполезно – его пальцы были словно из железа. – По крайней мере мой муж не прикидывается цивилизованным человеком. Уже поэтому его компания предпочтительнее вашей.
Глаза Рида сузились и блеснули серебром.
– Вся увешана бриллиантами, нахально задирает нос и решила, что я хуже грязи под се ногами.
Кристина почувствовала запах алкоголя в его дыхании. Рид пил, но пьян не был. Взгляд его был тверд, голос звучал жестко, слова он произносил четко и отрывисто.
– Отпустите меня.
Его хватка ослабла, но он по-прежнему не отпускал ее.
– Вы сияете, как чертова люстра, во всех этих бриллиантах. Все имеет свою цену. Скажите, графиня, это плата вам за то, чтобы разыгрывать преданную жену перед нашими сливками общества?
– Как вы смеете обвинять меня? – Кристина с силой выдернула руку, не заметив, как раздавила цветок в кулаке. – А какое вознаграждение получили вы зато, что насмерть забили беспомощного человека?
Потянувшись, Рид пальцем качнул бриллиантовую сережку, свисающую с ее уха.
– Такая невинная, такая вся идеальная, – ухмыльнулся он. – Кто дал вам право судить и обвинять?
Кристина резко втянула воздух, но прежде чем придумала подходящий ответ, надсмотрщик продолжил, гневно тыча сигарой в ее сторону:
– В вашей жизни все было так легко и славно. Вы росли среди армии слуг, готовых исполнить любой ваш каприз. Вы не знаете, что значит быть голодным. Вы никогда не клянчили деньги на улице. У вас на руках никогда не умирал кто-то, кого вы любили.
Она собиралась осадить его, обращаясь с ним уничижительно, как и положено с отбросами общества. Но ее поразил этот всплеск ярости в человеке, который обычно вел себя так сдержанно. Потом удивление исчезло, уступив место ее собственному взрыву эмоций.
– Как вы смеете с такой уверенностью рассуждать о моей жизни? – гневно спросила она. – То, что вы видели смерть любимого человека, еще не означает, будто я не знала боли от потери близкого.
Ее голос предательски срывался. Рид невольно сделал шаг вперед и протянул руку, почувствовав внезапное желание успокоить ее. Она отстранилась.
– Не смейте прикасаться ко мне. Этими руками вы забрали чужую жизнь. Вы не можете отрицать того факта, что убили ни в чем не повинного человека.
Рид упрямо молчал. Как он мог оправдываться после того, как приложил столько усилий для создания правдоподобной картины гибели раба?
– И Джуно не единственный, кого вы убили, не так ли? – Голос Кристины дрожал от сдерживаемых чувств. – Не стоит отрицать этого. Этьен рассказал мне, что в Испании вы тоже убили кого-то и вас признали виновным в преступлении.
Рид затянулся сигарой, которую все еще держал в руке. Какая разница, что думает о нем Кристина Делакруа? Пусть думает самое худшее, его это не волнует. Через неделю, самое большее – через две он уедет. И исчезнет из ее жизни навсегда.
– Нечего сказать в свое оправдание, месье? – с издевкой проговорила она.
– Меня уже допрашивал и признал виновным судья, назначенный Карлом IV. Почему ваш приговор должен отличаться от его?
Кристина выжидающе смотрела на него, и в ее выразительных глазах смешались обида, сомнение и праведное негодование. Она смотрела так, будто, невзирая на все доказательства, надеялась, что он сможет оправдаться. Ее упрямство разозлило его. Проклятие! Что с ней происходит? Почему она не может быть такой же, как и все? Ему не нравилось чувствовать себя обязанным соответствовать ее высоким требованиям.
– Я с самого начала предупреждал вас – не стоит принимать меня за героя из книжки.
Кристина моргнула раз, другой, потом перевела дыхание.
– Вы вовсе не герой, месье. И уж конечно, не для меня, – ответила она сдавленным голосом.
Ее слона больно задели его. Желая ответить тем же, Рид проговорил:
– В ту ночь, когда я поцеловал вас, вы не выказывали никакого недовольства.
Кристина растерянно взглянула на него, лишившись дара речи от такой наглой бравады.
– Посмотрите на меня так еще, графиня. – Его голос звучал низко, хрипло. – И мне придется повторить этот опыт.
– Вы... – она с трудом подобрала слово, – мерзавец. Обеими руками подхватив юбки, Кристина повернулась и побежала по дорожке к ярко освещенному дому.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики