ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

И разве отец мог влюбиться в фею?
– Ты думаешь? – спросил он.
– Хм, я первый сказал Майклу, что Патриция в него влюблена. Я хорошо разбираюсь в этих делах. Твой отец запал на твою фею. Она тоже к нему не ровно дышит.
Бенедикт молча постоял несколько минут, переваривая информацию, потом широко улыбнулся.
– Здорово! – воскликнул он, схватил за руку Пита и побежал вслед за Джеки. Когда они поравнялись с ней, он взял ее за руку и втиснулся между ней и отцом.
– Джеки, когда придем домой, ты испечешь имбирный пряник в виде домика, как в твоем журнале нарисовано?
– Мы будем делать все, что ты захочешь, – ответила Джеки.
– Здорово! – сказал Бенедикт с хитрой улыбкой на губах. – Потому что мой папа очень любит имбирные пряники.
5
Дом был наполнен запахами различных специй, гвоздики, корицы, имбиря. По радио передавали веселую музыку, призванную создать у людей праздничное настроение. На кухне на краю стола сидел Бенедикт и осторожно поливал глазурью свежеиспеченные имбирные пряники, вылепленные в форме маленьких человечков. Несмотря на то, что он очень старался, его человечки выглядели так, как будто они только что вернулись с войны: рты перекошены, глаза смотрят в разные стороны. Но Джеки они казались прекрасными, потому что они были причиной радости Бенедикта, у которого счастливая улыбка не сходила с лица. С каждым часом этот маленький мальчик становился ей все дороже.
Различные части имбирного домика остывали на столе, пока Джеки доставала из духовки пирог.
– Как дела? – спросила она Бенедикта. – Ты уже заканчиваешь? – Она отрезала маленький кусочек пирога и положила его в рот. – Ммм, как вкусно!
Бенедикт дорисовал рот последнему человечку и, довольный, откинулся на спинку стула.
– Надо было испечь еще несколько девочек, – сказал он, глядя на своих героев. – Без девочек мальчики всегда дичают.
Джеки чуть не поперхнулась.
– Что делают мальчики?
– Дичают. Как мы тут. Я, папа, дедушка. Поэтому я рад, что ты здесь. С тобой они стали другие. – Бенедикт немного покрутился на стуле и, положив локти на стол, заметил: – Я думаю, тебе стоит отнести немного пирога отцу. Он сегодня не обедал, так что, должно быть, очень голоден.
Джеки постояла, обдумывая его предложение. Наверняка Тэд голоден и имбирный пирог пришелся бы как нельзя более кстати. Кроме того, она не любила неопределенность. Сейчас ей нужно было понять, что он думает, что чувствует. Поскольку ей придется провести еще некоторое время в этом доме, ей необходимо договориться с Тэдом о том, как им себя вести, иначе Бенедикт начнет замечать их увлечение друг другом.
– Пожалуй, ты прав, – сказала Джеки. – Почему бы тебе не вернуться в библиотеку и не закончить домашнюю работу? А когда все сделаешь, прими ванну и тщательно вымой волосы, а то они у тебя все в муке. Попроси дедушку помочь тебе. Скажи ему, что я пошла в конюшню. Он в библиотеке смотрит телевизор.
Лицо Бенедикта расплылось в улыбке, его важная серьезность моментально улетучилась.
– Здорово! – воскликнул Бенедикт. – И возьми с собой кофе, сливки и два кусочка сахара. Так отцу нравится! – Сказав это, он побежал вниз к дедушке, звуки его шагов отдавались эхом в пустом доме. Но через несколько секунд он уже опять был на кухне. – Ты можешь распустить волосы?
Джеки нахмурилась, затем потянулась к затылку и распустила стягивающую волосы ленту. Волосы волной легли ей на плечи, и Бенедикт улыбнулся и кивнул.
– Вот так лучше. – И мгновенно исчез. Джеки быстро прибралась на кухне, сдвинув имбирных человечков на одну половину стола. Затем она разрезала горячий имбирный пирог, взяла самый большой кусок, обернула его в чистое кухонное полотенце и налила в термос кофе.
Она окинула взглядом свое отражение в зеркале, надела толстый шерстяной свитер, натянула ботинки и направилась к конюшне.
Обе конюшни были ярко освещены. Сквозь высокие окна свет падал на сугробы. Джеки решила пойти в северную конюшню. С трудом открыв тяжелую дверь, она проскользнула внутрь и пошла наугад по проходу, заглядывая в каждое стойло. Тэда нигде не было. Она обернулась и…
– Привет, – пробурчал он.
Он стоял посредине прохода, волосы его были мокрыми от пота, рубашка не застегнута, руки скрещены на груди. Он не шевелился и, казалось, не мог оторвать от нее глаз.
Она протянула ему еду.
– Я принесла тебе кофе и пирог. Бенедикт помогал мне его делать.
Тэд быстро снял кожаные перчатки и с благодарностью принял нежданный полдник.
– Спасибо, – кивнул он, усаживаясь поудобнее на кучу соломы.
Джеки отряхнула руки, беспокойно оглядываясь вокруг.
– Ну что же, я пойду. У меня еще…
– Подожди, – сказал он, – поешь со мной. – Он подвинулся, указав ей на место рядом с собой, затем налил кофе в крышку термоса и протянул ей. – Я едва узнал тебя в этой одежде, – заметил он, отламывая ей кусок пирога. – Ты выглядишь как деревенская девушка.
Он должен бы узнавать ее одежду, подумалось Джеки, после того как вчера утром подобрал все ее вещи со снега и отнес в ее комнату. Она невольно представила его рассматривавшим ее нижнее белье, но тут же отогнала эти фантазии прочь.
– Ты не пришел сегодня обедать. Почему?
– Я подумал, что тебе будет лучше, если я не буду все время мелькать у тебя перед глазами.
– Это твой дом, Тэд, – вздохнула Джеки. – Я здесь только гостья.
Он глубоко вздохнул.
– Может, скажешь, – что нам делать? – Она скрестила пальцы рук и посмотрела ему в лицо. Лучше так, чем рассматривать его обнаженную грудь, особенно соблазнительную полоску волос, сбегающую под ремень…
– Почему бы нам не остаться друзьями, – предложила она. – Я останусь здесь до Рождества. Если ты собираешься все это время избегать меня, тебе придется проводить все дни в конюшне.
– Здесь не так уж и плохо, – сказал он. – Мне надо много сделать. И потом… Хотя я очень люблю своих лошадей, я не мучаюсь желанием поцеловать их. – Усмехнувшись, он взял чашку кофе из ее рук и сделал глоток. Потом с аппетитом откусил большой кусок пирога и издал стон блаженства. – Ты действительно хорошо готовишь. Твой пирог восхитителен. Еще есть?
– В кухне, – ответила Джеки, стараясь не показать, какое удовольствие доставил ей этот комплимент. Она пыталась подыскать какую-нибудь другую тему для разговора и таким образом справиться с настойчивым желанием запустить пальцы в густые волосы у него на груди.
– А чем ты тут занимаешься все дни? – спросила она.
– Ты действительно хочешь знать? – удивился Тэд. – Я не думал, что тебя интересуют эти сельские дела, тем более после того печального опыта в конюшне.
Джеки покраснела.
– Да нет, все не так уж и плохо, когда привыкнешь к запаху и станешь носить резиновые сапоги. Хотя здесь не помешало бы побрызгать лимонным маслом и приготовить ароматическую смесь.
– Ароматическую смесь?
– Смесь из засушенных цветков с добавлением всяких специй и трав. Кладешь ее в посудину и греешь в воде. Она наполняет комнату восхитительным ароматом. Ты можешь окурить здесь все, и тут будет совсем замечательно.
Его лицо приняло серьезное выражение.
– Мне всегда казалось, что нам не хватает именно этой… как ее?
– Ароматической смеси, – сказала Джеки, смеясь. – У меня есть специальные рождественские рецепты. Один – с сушеными яблоками и корицей, а другой – с хвоей. Хотя тебе, наверное, понадобится целый воз такой смеси, чтобы здесь запахло, как в дамском будуаре.
– Да уж, – усмехнулся Тэд. – Я думаю, лошадям особенно понравится запах яблок. Можно даже не спрашивать.
Непринужденность их разговора приятно удивила Джеки. Она ожидала, что Тэд будет скован и угрюм и им будет нечего сказать друг другу, а вместо этого – веселая улыбка, озорной блеск в глазах. Может быть, у них получится стать друзьями?
– Хочешь, я устрою для тебя экскурсию, – предложил Тэд, дожевывая последний кусок пирога. – Я думаю, ты не много увидела во время своего первого обхода.
Джеки кивнула. Он встал и протянул ей руку, затем вдруг резко отдернул ее, подумав, наверное, что им больше не следует трогать друг друга. Он скрыл этот невольный жест, притворившись, что прячет руку в карман джинсов, и, низко наклонив голову, сделал еще глоток кофе. По правде говоря, Джеки хотелось дотронуться до его руки. Но может быть, то, что он сделал, было к лучшему.
Они пошли вниз по проходу, который пересекал всю конюшню. Джеки заглянула в стойло, положив руки на край высоких ворот. Симпатичная гнедая кобылка одним глазом смотрела на нее, другим на еду, которую ей недавно принесли. В отличие от проказника Широкого, эта лошадка выглядела спокойной и ласковой.
– Кто это?
– Это Джуди. У них у всех есть официальные имена, но мы любим давать нашим питомцам домашние прозвища.
– А Бенедикт жаловался, что на ферме нет женщин. Наверное, он забыл о лошадях.
Тэд нахмурил свои тонкие брови, нарушив красоту их совершенного изгиба.
– Он жаловался?
– Да. – Джеки засмеялась.
– О чем вы разговариваете, пока ты готовишь?
– Это касается только нас двоих, – сказала Джеки с хитрой улыбкой. Она облокотилась на дверцу. – У Джуди скоро будет малыш? – спросила она.
– Да.
– А кто принимает роды?
– Лошади сами могут о себе позаботиться. Иногда они нуждаются в моей помощи, иногда им нужен ветеринар. Надеюсь, что она родит после первого числа.
– Почему? – спросила Джеки. – Не придется платить налоги?
Тэд хмыкнул.
– Если они рождаются до первого января, то к следующему январскому аукциону считаются двухлетками, а не годовалыми.
– Как же вы с отцом справляетесь с таким количеством дел?
– По вечерам к нам приходят двое старшеклассников из местной школы. Они чистят стойла и ухаживают за лошадьми. Если любишь работу, она не кажется тяжелой.
Джеки кивнула.
– Пожалуй. – Она повернулась, чтобы выйти из стойла, но зацепилась каблуком за выемку неровного деревянного пола и споткнулась. В ту же минуту Тэд обхватил ее талию, чтобы помочь удержаться. На этот раз, когда они оба выпрямились, он не отвел рук. Вместо этого он медленно спустил руки с ее талии на бедра. Но Джеки поспешила остановить его.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики