ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– Надо было взять с собой фотоаппарат. Какой он красивый!
У Бенедикта и у остальных мальчиков этого небольшого оркестра на голове были красные шапочки, как у Санта-Клауса. Перед каждым висело несколько колокольчиков. Когда песня началась, раздался мелодичный серебристый звон колокольчиков. Лицо Бенедикта было напряжено. Вдруг он сбился и беспомощно посмотрел на учителя. Тэд увидел, что Джеки вздрогнула. Она сильно сжала его руку. Но тут учитель кивнул Бенедикту, и он снова вступил в такт музыки. Джеки расслабилась и облегченно вздохнула. Когда песня закончилась, она вскочила и воодушевлено зааплодировала.
– Браво! – закричала Джеки, сияющими глазами глядя на Бенедикта.
Тэд оглянулся вокруг и увидел, что все родители смотрят на нее. Он схватил Джеки за руку и усадил ее на место.
– Это не театр, – зашептал он. – Здесь не надо устраивать оваций.
Ее глаза были влажны, но чувствовалось, что она была полна гордости за Бенедикта.
– Не правда ли, он замечательно сыграл? – Тэд обнял ее за плечи и притянул к себе.
– Никогда не видел тебя такой счастливой. Я рад, что ты так переживаешь за него.
Дальше концерт продолжался спокойно. Каждый класс исполнял по две песни и раскланивался, уступая место следующим артистам. В конце вечера все в школе, включая родителей, дружно спели «Мы желаем вам счастливого Рождества».
Они встретили Бенедикта уже в коридоре. Он кинулся к ним, предвкушая заслуженные комплименты. Тэд немного потормошил его, сказав:
– Ты был великолепен!
Джеки наклонилась и взяла Бенедикта за руки.
– Это было замечательно, – сказала она. – Я слышала всю твою партию от начала до конца. Бесспорно, ты был лучше всех.
– Я немножко напутал, – признался он.
– Этого никто не заметил. Я думаю, все были заворожены музыкой и пением, вы играли, как настоящие профессионалы!
– Правда? – спросил Бенедикт. – Как на тех концертах, которые ты видела в Манчестере?
– Именно так, – ответила Джеки. – Даже лучше!
Она взяла его за руку, и они направились к выходу. Тэд не сразу последовал за ними, зачарованный картиной, которую представляли собой идущие Джеки и Бенедикт, его сын, в котором он души не чаял, и любимая женщина. Смущенный, он провел рукой по волосам.
Да, Сноу, сказал он сам себе. Если ты ее действительно любишь, ты должен найти способ, как удержать ее. Иначе придется ощутить на себе в полной мере ярость разгневанной десятилетней звезды.
Джеки лежала на кровати, уставившись в потолок и сложив руки на груди. Сказать, что она была озадачена, значило не сказать ничего. Тэд Сноу был совершенно непредсказуем. Сначала он хотел, чтобы она осталась, потом – чтобы уехала, а теперь она вообще не могла понять, чего он хочет.
Когда они вернулись с концерта, она попыталась улизнуть в свою комнатку в пристройке, но Тэд взял ее за руку и попросил остаться с ними попить чаю с пирожными. Они просидели весь вечер возле камина, слушая рождественские песни и оживленно обсуждая школьный концерт.
Когда Бенедикт наконец лег спать, Тэд подсел к ней на диван. От нежности, которая светилась в его глазах, казалось, можно было растаять, но Джеки, вместо того чтобы не нарушать романтический настрой вечера, запаниковала и вскочила на ноги, бормоча что-то несуразное, вроде того, что ей надо срочно позвонить Люси. Не дав Тэду опомниться, она выскочила из комнаты и через несколько секунд уже была в своей спальне.
Чего она так испугалась? Что Тэд поцелует ее и превратит в ту Джеки, которой она была несколько дней назад, опьяненной любовью и счастливой? Да. Сейчас, как никогда, ей надо было сохранять трезвость рассудка, чтобы не погибнуть. Но что он чувствует? Не поторопилась ли она с выводами по поводу его намерений? Ее размышления были прерваны неожиданным стуком в дверь. Она посмотрела на часы. Было полдвенадцатого. Только один человек в этом доме мог постучать к ней в такое позднее время, и она не была уверена, что хочет открыть ему.
Раздался повторный стук, и Джеки закрыла глаза, стараясь представить, что она где-то далеко и все это происходит с кем-то другим. Но когда он постучал в третий раз, она подлетела к двери и распахнула ее, увидев вместо Тэда груду коробок. Откуда-то сбоку высунулась голова того, кто держал в охапке все это добро.
– Я увидел, что у тебя горит свет, и подумал, что стоит принести это к тебе, – смущенно проговорил Тэд.
Их глаза встретились, и Джеки почувствовала, как мурашки бегут по ее коже. Зачем он это делает? Разве между ними не было все предельно ясно?
– Ты сказала, что собираешь обернуть подарки красивой бумагой и ленточками. Я хочу, чтобы ты это сделала, до того как Бенедикт найдет их. А потом я спрячу их в спальне. Не думаю, что он найдет их там. – Он положил подарки на стол и сделал шаг назад, потирая руки.
Джеки посмотрела на кучу игрушек и вздохнула:
– Займусь этим завтра утром, перед отъездом.
– Уезжаешь завтра? – спросил Тэд. Он кивнул и тяжело выдохнул. – Ну да, завтра.
– Думаю, что в субботу все поезда будут переполнены. Я хочу уехать пораньше.
– Да, так будет лучше.
Джеки кивнула. На этом они оба иссякли и продолжали стоять в полной тишине, которая с каждой секундой становилась все тягостнее. Джеки ждала, когда же он наконец придумает подходящий предлог и удалится. Но этого не произошло. Тэд вдруг поднял на нее глаза, плотно сжал губы и, сделав два огромных шага по направлению к ней, схватил ее в объятия.
Она тихо вскрикнула от неожиданности, когда ощутила жар его дыхания на своих губах. Его влажный язык неторопливо ласкал эти нежные губы, как бы дразня, выжидая, пока ответное желание не проснется в ней и она не начнет отвечать ему, разделив с ним сладость поцелуя.
Джеки почувствовала странную слабость в коленях. Она с трудом могла удержаться на ногах, и Тэд, осознав свою власть над ней, медленно стал увлекать ее к кровати. Он мягко уложил ее на покрывало и лег рядом.
Его рука скользнула вдоль ее кашемировой рубашки вниз к самому животу, нежно массируя его.
– Извини, – порывисто прошептал он. – Я сам всю усложняю.
– Нет, – сказала Джеки, коснувшись пальцем его губ, делая ему знак, чтобы он замолчал. – Не надо извиняться. Сейчас важно только то, что мы делаем. Мне не надо ничего больше этой ночи.
– Джеки, мне надо сказать тебе…
Она закрыла его рот горячим поцелуем, зарывшись пальцами в его волосы, прижимая его голову к себе Он обхватил Джеки за бедра и уложил ее на себя.
Она уже не слышала, что пытался подсказать ей здравый смысл, так сильно было в ней желание – желание чувствовать его, ласкать его, принадлежать ему. Тэд покрывал ее лицо поцелуями, и каждый его поцелуй приближал ее к блаженству. Но ей не хотелось ощутить его как можно скорей, как тогда на сеновале. Сегодня весь мир принадлежал им, и он будет ждать, пока она не насладится каждой секундой близости, растворяясь в сказочных ощущениях.
Его руки медленно изучали ее тело, двигаясь вверх от живота, играя с пуговицами ее блузки, и, когда его ладони стали ласкать ее груди, мягкие и упругие, Джеки не смогла сдержать стон и обхватила его голову обеими руками. Вдруг она оттолкнулась от него и встала возле кровати. Тэд, как завороженный, смотрел на нее, млея от страсти.
Лукавая улыбка коснулась кончиков губ Джеки, когда ее пальцы потянулись к верхней пуговице блузки. Она расстегнула ее, и Тэд, осознав, какое наслаждение Джеки уготовила ему, блаженно улыбнулся. Когда со второй пуговицей произошло то же, что и с первой, Тэд издал сладострастный стон. Наконец вся блузка была расстегнута, обнажив тонкую полоску от живота до груди.
Не в силах больше сдерживать себя, Тэд сделал рывок, чтобы подняться, но Джеки уверенным движением удержала его. Сейчас было ее время. Она наслаждалась своей безраздельной властью над мужчиной, который хотел ее и отдал бы в эти мгновения все на свете за то, чтобы овладеть ее стройным соблазнительным телом. Играя с ним, как с котенком, она скинула с себя блузку. Тэд, не отрываясь, смотрел на нее, лаская взглядом каждый кусочек ее белоснежной кожи.
Но когда она убрала руки за спину, чтобы расстегнуть застежку бюстгальтера, Тэд поднялся и отрицательно покачал головой.
– Нет, – сказал он. – Дай мне.
Легким движением руки он снял с нее лифчик, и Джеки предстала перед ним обнаженной по пояс. Ее неожиданная нагота, казалось, возбуждала не только Тэда, но и ее саму Она стала снимать с него рубашку, и обнаженные груди ее вздымались в такт учащающемуся дыханию, доводя Тэда до умопомрачения. Наконец вся одежда оказалась на полу, и любовники прижались друг к другу в порыве страсти, каждой частичкой тела ощущая желанное тело другого, согревая друг друга теплом своей кожи.
Они медленно, ни на секунду не отпуская друг друга, опустились на кровать. Их тела сплелись. Тихие стоны перемежались с возбужденным шепотом. Она млела, чувствуя, как его язык играет с ее соском, и запрокидывала назад опаленное желанием лицо. Им не нужны были слова. Он достал презерватив, она быстро взяла его из рук Тэда и сама надела на горячий и подрагивающий жезл, то поглаживая, то сдавливая его своей ладонью.
Они, казалось, интуитивно понимали друг друга, сливаясь в единое целое. Пока он входил в нее, она, тая от наслаждения, не отрываясь, смотрела ему в глаза. В них отражалось все, что он чувствовал сейчас: и невысказанная любовь, и непреодолимое желание, – все это заставляло ее тело трепетать от восторга и предчувствия приближающегося экстаза.
Ей не нужны были слова любви, он читала его чувства в его глазах. Джеки провела ладонью по небритой щеке Тэда. Он еще крепче прильнул к ней губами и закрыл глаза.
Сначала он двигался медленно, но затем уже неконтролируемое желание овладело ими обоими. Чем глубже он проникал в нее, тем приятнее были ощущения, и, когда он провел рукой по ее животу вниз, доведя накал ее страсти до предела, она закричала, не в силах переносить то неизъяснимое наслаждение, которое он доставлял ей. Тэд в исступлении повторял ее имя.
Позже, когда они, обессиленные, раскинулись на кровати, Джеки с нежностью погладила его густые, шелковистые волосы.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики