науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


OCR Roland; SpellCheck Аваричка
«Останься со мной!»: Радуга; Москва; 1999
ISBN 5-05-004769-2
Оригинал: Patty Standard, “Say You'll Stay and Marry Me”
Перевод: М. Азаркова
Аннотация
После смерти мужа Сара Шепперд решила, что ей больше не хочется от кого-то зависеть, перед кем-то отчитываться – уж лучше наслаждаться свободой.
Но, путешествуя в своем грузовичке с фургоном, она неожиданно встретилась с героем своих девичьих грез: настоящим ковбоем – сильным, решительным и гордым.
Петти Стэндард
Останься со мной!
ГЛАВА ПЕРВАЯ
Сара Шепперд захлопнула дверцу и направилась к капоту своего грузовичка. С досадой она отбросила челку со вспотевшего лба при виде пара, с шипением вырывающегося из-под капота и мгновенно исчезающего в сухом воздухе штата Вайоминг. Осторожно, прихватив раскаленный металл краем своей желтой футболки, чтобы не обжечься, она потянула щеколду и подняла крышку капота – пары антифриза выходили через лопнувший резиновый шланг.
Сара негромко выругалась такими словами, которые ее муж, профессор английского языка, будь он жив, счел бы неуместными в устах леди. И тот факт, что винить ей было некого, кроме себя самой, лишь усилил ее раздражение. Ведь она хотела купить запасные ремни и шланги еще на прошлой неделе, перед тем как уехать из Денвера, но передумала – грузовичку всего два года.
Подперев крышку капота, она подошла к кабине, встала на подножку и через окно взглянула на одометр: 63 258 миль плюс еще какие-то десятки ярдов. За два года!
Сара ощутила одновременно и гордость и ужас при мысли обо всех этих милях – напряженных, вынужденных, с редкими остановками милях от Канады до Мехико, от восточного побережья к западному. А сколько еще впереди этих миль...
Сара спрыгнула на землю и тщательно заправила в джинсы края своей футболки, потом посмотрела на пустынную асфальтовую дорогу, которая змеилась в обоих направлениях и исчезала в мерцающей дымке марева у самого горизонта. Ни одной машины.
Ее окружал Вайоминг, пустынный, со скудной растительностью, среди которой полыхал розовым цветом шалфей, растущий за забором с колючей проволокой, который протянулся на много миль, окаймляя узкую дорогу с двусторонним движением.
Изъезженная колея пересекала шоссе и, петляя, вела в горы, маячившие вдали. Она знала, что за этими горами раскинулся Йеллоустонский национальный парк.
Сначала Сара хотела провести ночь в Джэксоне, а на другой день поехать в Йеллоустон. Но поскольку эта колея могла и привести к домику с телефоном, и закончиться в каком-нибудь овраге, Сара решила, что все-таки лучше вернуться к автозаправочной станции, оставшейся, как ей казалось, всего в нескольких милях позади.
Она глотнула из термоса, затем вынула кредитную карточку и водительские права из сумочки и запихнула ее под сиденье. Заперев дверцы грузовика и тщательно проверив дверь фургончика, где она спала, – ведь он уже два года служил ей родным домом, – она отправилась вниз по дороге. Асфальт у нее под ногами стал мягким – он начал плавиться от лучей полуденного солнца.
Маленькая станция казалась не больше пятна на дороге, но после сорокаминутной прогулки, подойдя поближе, Сара обнаружила, что та на удивление аккуратная, с белыми стенами и зелеными ставнями. Две бензоколонки примостились у края площадки с щербатым асфальтом и радужными пятнами бензина. Дверь гаража возле дома была широко открыта, внутри она увидела гидравлический подъемник, верстаки с инструментами и, благодарение Богу, коллекцию ремней и шлангов, висящих на крючках под потолком. Через несколько часов она все-таки сможет продолжить свой путь в Йеллоустон.
Сара распахнула стеклянную дверь автозаправочной станции и услышала, как где-то в глубине звякнул звонок. Парнишка, сидевший на табуретке за стойкой, при звуке звонка оторвался от чтения комиксов и взглянул на нее. Это был подросток двенадцати или тринадцати лет с открытым добродушным лицом в веснушках и с пластинками для исправления прикуса на зубах.
– Привет! Я не слышал, как подъехала ваша машина.
– Я пришла пешком, – сказала ему Сара. – Мой грузовик остался на дороге в двух милях отсюда, у меня лопнул шланг. Я надеюсь, что вы сможете мне помочь.
– Какого года выпуска ваш шланг? – Мальчик стянул с полки над кассовым аппаратом книгу с загнутыми страницами и бросил ее раскрытой на испещренную мелкими трещинками поверхность стойки. После объяснений Сары он перелистал страницы, остановился на одной и стал водить пальцем по строчкам.
– Да. У нас есть такие шланги.
– Отлично. – Сара успокоилась и радостно улыбнулась. По дороге к станции она упорно боролась с чувством тревоги. На каждом шагу ей вспоминались предостережения дочери. «Я ведь говорила тебе, – слышала она ее голос. – Взрослая женщина, а колесишь по всей стране, как какой-нибудь хиппи-переросток. Это ведь небезопасно, мама».
Она представила себе выражение лица Лауры в тот момент, когда та произносила, растягивая, слово «мама» тем раздраженным и неприятным тоном, который остался у нее после окончания колледжа.
До сих пор грузовичок не доставлял ей хлопот, за исключением одного раза, и то тогда просто спустила шина. Но этой осенью, колеся по Денверу, она стала всерьез подумывать, что ей пора сменить свое транспортное средство на более современную модель. Сара даже представить себе не могла, что зимой грузовичок сломается.
– Если не возражаете, я воспользуюсь вашим туалетом, пока вы найдете этот шланг. И включите в счет бутылочку апельсинового сока, который я прихвачу с собой, а то будет жарковато возвращаться назад.
У мальчика слегка приоткрылся рот от удивления.
– Вы собираетесь возвращаться к машине пешком?
– Думаю, да. – Сара улыбнулась. – По пути сюда мне не встретилось ни одного такси.
– Неужели вы сможете сами все отремонтировать? – возразил он.
– Конечно, я достаточно ловко управляюсь с отверткой. Не думаю, что это будет сложно.
Но мальчик упорно не соглашался:
– Если мой отец узнает, что я отпустил леди одну ремонтировать грузовик, он заставит меня целый месяц чистить конюшни. Нет, мэм, вы лучше подождите здесь, а я схожу за отцом. Он подбросит вас до вашего грузовика.
Он запер кассу, схватил шляпу, висевшую на крючке возле двери, и скрылся в пристройке. Сара услышала рев мотора и выглянула за дверь. Мальчишка появился во дворе с трехколесным мотоциклом, мощным и вездеходным, с тяжелыми широкими шинами.
– Если кто-нибудь подъедет за бензином, пусть лучше дождется меня, – прокричал он сквозь рев мотора. – На сорок миль в округе нет другой заправки, так что им никуда не деться. – С задорной ухмылкой он махнул рукой и, пробуксовав на углу станции, исчез за поворотом. Сара вышла за угол и наблюдала, как он летел по дорожке из гравия по направлению к дому. Она невольно улыбнулась ему вслед: мальчишка в своих джинсах, ковбойской шляпе и поношенных ботинках смотрелся настоящим ковбоем, способным с одинаковым успехом управлять как ревущей машиной, так и лошадью. Оросительные трубки и грязная лопата, привязанные к заднему сиденью мотоцикла, подскакивали на каждой рытвине.
Вот она – современная глубинка. Вертолеты, трехколесные мотоциклы и миллионное оборудование. Совсем не так было во времена ее детства, когда она жила на маленькой ферме в окрестностях Денвера. В Денвере и сейчас встречаются ковбои, но это скорее дань моде, а не образ жизни. Она знала, что многие из тех мужчин, кто носит джинсы «Рэнглер», никогда даже не сидели в седле.
Сара взяла из холодильника сок и вернулась на скамейку, стоящую на углу бензоколонки. Вытянув ноги, она стала ожидать своего спасителя. Оказывается, не перевелись еще рыцари, подумала она, глотнув немного холодного сока. Или их можно встретить только здесь, в центре Вайоминга? Может быть, как раз тут и действовал знаменитый кодекс чести ковбоев Запада. Несмотря на такое явление, как мотоцикл, это место, казалось, напоминало далекое время 1950-х годов. Сара отмахнулась от мухи, лениво жужжавшей около уха.
Большой старый фермерский дом с широкой верандой, сделанной специально для качелей, с рядами газонов, вдоль которых росли кусты сирени, – все это напоминало кадр из старого черно-белого вестерна. Она мысленно перенеслась в те далекие времена. Боже, как давно она не вспоминала о том долгом лете! Ей тогда было тринадцать лет, она была помешана на лошадях, как и все ее подруги, и незаметно для себя пристрастилась к чтению романов Зейна Грея. Она читала подолгу, до поздней ночи, до тех пор, пока в доме не становилось темно и тихо. Именно тогда, еще подростком, Сара решила, что идеалом мужчины для нее будет ковбой – высокий, худой, с неспешной речью. Во всех классических вестернах герой был одинаков: заботился о лошади, берег свою честь и был предан только одной любви. На протяжении всего романа он мог и не обмолвиться ни словом со своей возлюбленной, но зато столько слов было посвящено тому, как он скручивал папиросу или как щурился, глядя на горизонт.
Сара увидела фигуру, появившуюся из-за угла дома. Лошадь с всадником летела рысью по газону, направляясь к ней, – воображаемый ковбой ворвался в ее жизнь. Мужчина на вороном коне держался в седле так, как будто был специально рожден для этого; когда он остановил коня и с бряцаньем спрыгнул на землю, она заметила, что сапоги его были со шпорами. Выгоревшие джинсы, потрескавшийся кожаный ремень, хлопчатобумажная рабочая рубашка с засученными рукавами, кудрявые темно-каштановые волосы, выбивающиеся из-под шляпы, поля которой почти закрывали его лицо, – лучшего героя даже Зейн не мог бы придумать.
– Мак Уоллас, – представился мужчина, шагнув к ней. Он снял рабочую кожаную перчатку и протянул ей руку.
– Сара Шепперд, – ответила она, ощутив мозоли на его ладони. Ладонь его была настолько большой, что рука ее буквально утонула в ней.
Мак Уоллас был на несколько дюймов выше ее, и Саре пришлось поднять голову, чтобы увидеть его глаза темно-синего цвета, от которых лучиками разбегались морщинки – свидетельство того, что он долгое время работал в поле. Теперь, когда шляпа больше не скрывала его темного от загара лица, Сара разглядела густые брови, широкие скулы, квадратный подбородок, уже заросший дневной щетиной.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики