науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Клаудия бессознательным жестом защиты прикоснулась к своей щеке.– Не показывай на себе, – сказал Габриел, быстро отведя ее руку и поцеловав в побледневшую щеку.– Знаю, Габриел. Но сегодня, глядя в зеркало, я спросила себя, как бы повела себя я в подобной ситуации. Неужели тогда я действительно стала бы такой, как она?– И ты нашла ответ на свой вопрос?– Если вы совершенны, вам, полагаю, никогда уже не смириться даже с ролью второй красавицы, а тут речь шла о полном уродстве. – Она отвернулась, положив голову ему на грудь. – Но я, в конце концов, не совершенна и никогда на это не претендовала.– Это правда. – Затем, защищаясь от удара кулачком, он, смеясь, добавил: – Я всего лишь согласился с тобой, дорогая.– Совсем не обязательно соглашаться со мной, когда я говорю о себе гадости.– Я это запомню навеки. А что случилось с тем человеком? С политиком? Ты знаешь, кто он?Она покачала головой.– Знаю только, что он ушел с места аварии без единой царапины, а потом употребил все свое влияние, видимо огромное, чтобы инцидент не выплыл наружу.– И твой отец позволил ему остаться безнаказанным?– Папа оставил правду при себе, чтобы защитить жену, а не ее любовника. По официальной версии она заснула за рулем, при небольшой аварии отделалась царапинами, после чего решила всю свою жизнь посвятить семье, поняв, как близка та грань, за которой можно потерять все. – Габриел скептически хмыкнул. – Никто ни в чем даже не усомнился. Почему? Да потому, что это вполне соответствовало ее имиджу.– Да уж, подобный имидж стоило сохранить.– Одно время, уже после того, как мне исполнилось десять, я следила за выражением лица своего папочки, когда он слушал новости, надеясь заметить хоть какую-то реакцию, говорящую о наличии у него мужской гордости.– Ты хочешь сказать, что знала обо всем еще с пеленок? – ужаснувшись, спросил Габриел.– Мать мне рассказала. Ведь я должна была стать новой Элен Френч, ты же понимаешь. Занять ее место, оставить ее имя живым. И она не хотела, чтобы я совершила те же самые ошибки, что и она. – Габриел чертыхнулся. – Но она никогда не говорила мне, кто был ее любовник. Всегда защищала его.– Жаль, что она не относилась столь же трепетно и нежно к своей дочери.– Я всегда думала, что, стоит мне выйти за дверь, она тотчас забывает обо мне. Но, может, я ошибалась.– Какого черта делал ваш папочка до того момента, как все это случилось?– Он страдал больше всех, но об этом я узнала лишь недавно. Дело в том, что он полюбил Джульет Кэри, будущую мать Мелани. Собирался оставить жену и начать новую жизнь с ней. Но после несчастного случая с мамой Джульет просто исчезла, сгинула, поняв, что при таких обстоятельствах они не смогут быть вместе. Папа даже не знал, что у него родилась дочка, не знал до начала этого года ни о существовании Мел, ни о гибели ее матери.– И это все во имя сохранения мифа о совершенном браке?– Люди верят в то, во что хотят верить. А они предпочитают верить в прекрасные сказки. Думаю, защищать легенду о совершенной звезде ему было нелегко, ведь живая Элен Френч превратила его жизнь в сущий ад. Да и я причинила ему немало страданий.– Но тебя-то он не защищал, не думал о твоем изуродованном детстве, а потому тебя не должна терзать совесть.– Хуже всего, что я не сумела оградить от всего этого Физз. Но мы никогда не говорили папе о том, что все знаем. – Она вдруг усмехнулась. – Мы с Физз воображали себе мрачные мелодраматические сцены, в которых истерзанная душа бывшего любовника нашей матери склоняла его к публичному покаянию, а перед этим он бросался ей в ноги, вымаливая прощение.– Мужчины, подобные ему, не имеют души, Клаудия.– Нет конечно. Но легко представить себе его жизнь, ведь он день за днем должен был озираться в страхе, что наш отец вот-вот выведет его на чистую воду. Можно сказать, что эта авария разбила и его жизнь.– Пожалуй, это своего рода отмщение.– Да, но сам-то папа никогда не помышлял о мести. У него и своих забот хватало.Клаудия надолго замолчала, задумавшись о той жизни, на которую обрек себя ее отец. Жить с такой развалиной, которая осталась от блистательной Элен Френч, никому не показалось бы легким делом.Затем она заговорила вновь:– Тут еще и с деньгами стало трудно. Он продал наш лондонский дом и все драгоценные побрякушки матери, чтобы оплатить дорогих частных сиделок. У нас теперь от тех цацек остались только копии.– Фальшивые бриллиантовые серьги?– Фальшивое все.Ее отец был добрее матери, вообще был гораздо лучшим человеком, чем ее мать заслуживала, думала Клаудия, лежа в объятиях Габриела. Только теперь начинала она догадываться, что отец понимал гораздо больше, чем ей казалось раньше. Да разве дело в одном только понимании? Он жил рядом с обезумевшей бывшей звездой, жил, сцепив зубы, сам на грани безумия, но не оставил ее до конца. Поэтому, вспоминая, как она сама терзала его, Клаудия в тишине этой маленькой спальни впервые вдруг осознала, что отец ее был не только добрее матери, но и добрее ее самой.Габриел пошевелился, потом приподнял голову, чтобы посмотреть на нее. Увидев, что она не заснула, как он сначала решил, он сказал:– Ночью все выглядит гораздо трагичнее. Завтра взойдет солнце, и жизнь не будет казаться столь мрачной. Но раз уж сон ускользает от нас, не развлечь ли нам себя чем-нибудь иным?– Вот это по мне! – воскликнула Клаудия и взъерошила заросли волос у него на груди. – Какие идеи, дорогой?Он перехватил ее руку, чьи движения способны были сорвать его планы, и спросил:– Как ты отнесешься к плаванию в лучах восходящего солнца?– Не хочешь ли ты этим сказать, что твои яростные атаки больше не возобновятся?– Не совсем. Просто я решил дать противнику передохнуть.– Ммм, – задумчиво промычала она. – Боюсь, не оказалась бы вода в озере слишком холодной.– Ну, я бы сказал мягче – прохладной. Но не бойся, любовь моя. Я буду рядом, чтобы согреть тебя, если понадобится.И, демонстрируя, как он это будет делать, он начал целовать ее.Позже, много позже восхода солнца, когда оно стояло уже высоко в небе, они посетили все же озеро и теперь возвращались в коттедж, обмотанные лишь полотенцами, смеясь и дурачась.– Дай-ка я вытру тебя насухо, – предложил Габриел.– Нет, нечего терять время. Лучше поторопись, ради всех святых, на кухню и скорее поставь чайник, надо приготовить какое-нибудь горячее питье, иначе я замерзну до смерти.– А то тебя некому согреть, – весело отозвался он и тотчас, обняв ее, принялся целовать.Она было поддалась на его ласку, но тут же, смеясь, отстранилась.– Ох, нет. Сначала чай, мистер, а потом мы обсудим возможности других согревающих технологий.И прежде чем он успел удержать ее, она уже взбежала по лестнице, на ходу обтираясь полотенцем.Несколько минут спустя Клаудия, уже одетая в легкий спортивный свитер и джинсы, спустилась вниз с новой идеей.– Габриел, мы должны поговорить о моих волосах. – Она поворошила обрезки былой красоты. – Мне просто необходимо поехать в город и нормально постричься. А то я чувствую себя какой-то кривобокой.– Как скажешь, дорогая.Габриел стоял, облокотившись о каминную полку. Он тоже успел одеться, а в руке держал радиотелефон.Когда Клаудия всмотрелась в выражение его лица, то вмиг забыла о своих волосах – ей стало очевидно, что произошло что-то ужасное.– Что, Габриел? – воскликнула она. – Что случилось?– Я звонил твоему отцу. Он просил меня дать ему знать, как ты здесь устроишься.– Да что случилось? Говори же! – Рука ее охватила горло. – Он опять заболел? Что-то с сердцем? О господи, я поняла! Это с Физз… бэби…– Нет! – Он притянул ее к себе. – Нет, Клаудия. С ними все хорошо. Хорошо, – настоятельно повторил он, нежно прижимая ее к себе. – Это Джоанна. Джоанна Грей. Она в больнице. С ней произошел несчастный случай. ГЛАВА 15 – С Джоанной несчастный случай? – тупо повторила Клаудия, глядя на Габриеля во все глаза. – Джоанна? О боже! Ты имеешь в виду, что она жертва чего-то, связанного со мной? Скажи, это так? Да? Как она сейчас? Да говори же, Габриел, что ты молчишь! – Она высвободилась из его объятий. – Говори ради бога!– Сейчас она под действием сильных успокоительных. Но это скорее шок, чем что-нибудь еще.– Я должна ехать к ней, – сказала Клаудия, поворачиваясь, чтобы идти за своей сумкой. – Сейчас же, Габриел. Это все по моей вине, и я должна быть с ней.Он схватил ее за руку.– Это ты плохо придумала. Она оттолкнула его.– Не глупи. Я просто обязана быть рядом с ней.– Ей сейчас не до тебя. Во всяком случае, на какое-то время. – Что-то в том, как он это сказал, заставило ее насторожиться. – Послушай, Клаудия, сядь, пожалуйста. Я должен тебе кое-что сказать.– Значит, есть еще что-то! – Она упала в одно из кресел, но не выполняя его просьбу, а просто потому, что у нее подкосились ноги. – Что-то еще худшее! – И когда Габриел опустился перед ней на колени и взял за руки, она поняла, что ее догадка справедлива. – Это случилось вчера? Вечером? Ночью? На нее напали? Да говори же ты наконец! Что-нибудь страшное?– Ничего особенно страшного, любимая, не волнуйся так. С Джоанной еще вчера вечером все было в порядке. Твой отец был в театре с Дианой и Хэзер. Он сказал, что с ней действительно все в порядке, она прекрасно сыграла.– Габриел, прошу тебя.– После спектакля Эдвард взял их всех, и они пошли за кулисы, чтобы поздравить ее. Они нашли ее рыдающей навзрыд в своей артистической уборной.– Ну, такие вещи бывают, – неуверенно сказала Клаудия. – После спектакля с актрисой еще и не такое может быть. Я помню… – преувеличенно увлеченно заговорила она.– Выслушай меня, – сказал он твердо, и она умолкла. Ждала, нутром чувствуя, что последует нечто ужасное. – Дорогая, сожалею, что должен огорчить тебя, но это Джоанна посылала тебе те жуткие записки. И платье тоже испортила она.– Джоанна? – Клаудия уставилась на него во все глаза. – Этого не может быть. Я не верю…– Однако это так. И тогда все сходится. Она знала, где ты живешь. – Габриел сделал паузу, но Клаудия безмолвствовала, и тогда он продолжил: – Она призналась твоему отцу, что поступала так, злясь на тебя за то, что ты заняла ее место в какой-то телепрограмме.– Не в какой-то телепрограмме, Габриел.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики